+ /     

Биологический факультет БГУ.    

СПЕКТАКЛИ БИОТЕАТРА: Колюня и Авось или Где наша не пропадала.

Спектакль прошел 23 мая 2003 года в ДКСЖ

Пролог
(на сцене толпа ожидающих распределения пятикурсников. Выходит девушка)
Коля: Ну, что?
Девушка 1: В каком смысле?
Коля: Куда поедешь?
Девушка 1: Сначала на Карибы, а там посмотрим!
Коля: Это как это? Не было там никаких Карибов!
Девушка 1: Где?
Коля: В списке!
Девушка 2: Колюня, ты где последние два месяца был?
Коля: В лаборатории, диплом делал!
Девушка 2: Оно и видно! А теперь ты у Лены спроси, где она в это время была?
Коля: Ну, и где ты была?!
Девушка 1: На улице Мясникова
Коля: В институте эпидемиологии и микробиологии? А-а-а! Карибская геморрагическая лихорадка!
Девушка 2: Девочки, он, по-моему, совсем от науки сдвинулся! Протри глаза, Колюня!
Коля: Ничего не понимаю! Ну, видно мне плохо после ультрафиолета, в день по три геля смотреть приходилось…Но Карибы-то тут причем?
Девушка 3: Ты Лену хорошо видишь?
Коля: Ну, вижу…
Девушка 2: Ну, и как она тебе?
Коля: Ну, Лена, как Лена…
Девушка 3: Что ты все "ну" да "ну"?! Красивая, я тебя спрашиваю?!
Коля: А что, в лабораторию особо опасных инфекций теперь по внешности набирают?
Девушка 2: Да при чем тут особо опасные!
Коля: Так на Мясникова же!
Девушка 3: По-твоему, так на улице Мясникова ничего больше и нет!
Коля: А что, там еще что-то есть?
Девушка 2: Балда ты! Даньков-клуб там есть! А теперь на Ленкину руку посмотри
Коля: А что, ей уже и прививку сделали?
Девушка 3: Ну не могу я больше! Ты где живешь, Коля?!
Коля: В "десятке" теперь. Спасибо Василию Витальевичу, переселили за успехи в учебе.
Девушка 2: Оно и видно! Небось, из своего блока и не вылазишь? Да, все в "десятке" хорошо, только общения никакого - все по блокам, как по норам распиханы.
Девушка 3: Да не про это я! Я спрашиваю, ты в каком мире живешь? Лена, да покажи ты ему кольцо, наконец! Видишь, с брильянтом!
Коля: А-а-а! Так это она того, (поет марш Мендельсона) та-а-м, пам, пара-а-м пам…
Девушка 2: О, аж запел! Дошло, наконец!
Коля: А муж у нее что, с Карибских островов? Хуанито Хулио? (поет ламбаду)
Девушка 3: Ну, прямо мюзикл какой-то! Да Иванов он, Иван Иванович, из Жданович, с рынка! А познакомились они в Даньков-клубе, а на Карибы едут в свадебное путешествие!
Дошло, наконец?!
Коля: А распределение?
Девушка 2: Это для тебя распределение, поскольку ты у нас кариотипом не вышел!
Коля: Не понял!
Девушка 3: Генетику надо было учить, у кого половые хромосомы не парные - для того и распределение
Коля: Это как это?
Девушки 1, 2 и 3 вместе: А вот так это! (протягивают руки с обручальными кольцами)
Коля: А кто же в деревню поедет?
Голос из толпы ожидающих: Коля! Давай, твоя очередь!
(Коля заходит на распределение)
Девушка 1: Да, интересно, что Коле достанется?
Девушка 2: В академию, наверное, пойдет. Он же из лаборатории последнее время не вылезал
Девушка 3: Да, на четверть ставки младшего научного…
Девушка 1: Зато всего два рабочих дня в неделю…
Девушка 2: И место в общежитии в комнате на троих … через 3 года…
Девушка 3: И тема по интродукции сахарного тростника в болотах Минщины…
Девушка 1: Так он же у нас расти не хочет, холодно…
Девушка 2: Ну и что, сахарная свекла тоже не хотела, а после последнего селекторного совещания будет…
Девушкам 3: И правильно, а то все картошка да картошка, а ее по одной собирать…
Девушка 1: Да, свеклу сподручнее будет дергать…
Девушка 2: Так не нам же…
Девушка 3: Да, уже не нам, а первокурсникам-второкурсникам, вон их сколько…
Девушка 1: Да, жалко…
Девушка 2: И мне тоже, я им даже по-хорошему завидую…
Девушка 3: И я, у них еще все впереди…
(выходит Коля)
Девушка 1: Ну, что?
Коля: В каком смысле?
Девушка 2: Куда поедешь?
Коля: Сначала на запад, а там посмотрим (поет) "Дан приказ ему на запад…"
Девушка 3: Ух, ты! И куда именно?
Коля: (вспоминает) Да малое что-то… На "К" начинается…
Девушка 1: Кембридж, наверное. Я помню, мы там после третьего курса клубнику собирали
Коля: Во! Точно! Малые Кембрюки! Самый запад Гомельской области! А чего это вы такие грустные?
Девушка 2: Да вот, как-то вдруг осознали, что студенческая жизнь заканчивается…
Коля: Зато другая - только начинается! Не грустите, девушки, где наша не пропадала!
Девушка 3: Так-то оно так! Только жалко расставаться, просто душа ноет…
Коля: Не ноет, а поет, пусть и о грустном!

(исполняется песня из "Юноны и Авось")

Текст Коли, звучащий речитативом в песне: Спасибо тебе, биофак, за то, что принял нас желторотыми птенцами и подарил нам 5 незабываемых лет. И сегодня, расставаясь, мы уносим в себе частичку тебя, зная, что ты от этого не теряешь, а приобретаешь, также, как и все твои разлетевшиеся по всему миру выпускники. Мы уходим сегодня, но мы всегда с тобой, биофак.

Сцена I
От автора (из-за сцены): Это сентябрьское утро в Малых Кембрюках выдалось погожим. И в этом не было ничего удивительного - начиналось так называемое бабье лето, пора, когда обычная для таких населенных пунктов в Беларуси нехватка мужского населения почему-то чувствуется особенно остро. Удивительное пришло в Малые Кембрюки с телефонным звонком в приемную председателя колхоза "Светлый путь"…
(Приемная председателя колхоза "Светлый путь". За столом секретарша. Звонит телефон)
Секретарша: Але! Нет его! В город уехал! А я почем знаю за чем?
(входит Трофимыч)
Трофимыч: Здравствуйте, уважаемая Изольда Сократовна!
Секретарша: Здрасте! Нет его!
Трофимыч: А и хорошо! Я вот тут подожду, а то умаялся с утра (садится). Ну как, с молоком рассчитались?
Секретарша: А вам бы все, Трофимыч, ехидничать!
Трофимыч: А я што, я ж ничего, я ж понимаю, что у вас хозяйство плановое. Это ж не у меня, сам подоил, сам выпил…
(входит Измаил Петрович Суворов)
Суворов: Вот это я понимаю, с утра и о прекрасном! Приветствую!
Трофимыч: Здрасте, Измаил Петрович! Это вы об Изольде Сократовне?
Суворов: И о ней тоже! Для нас, военных, на гражданке две радости, и обе женского полу: она, понимаешь, и она. И обое взаимосвязаны.
Секретарша: Вам бы все шутить, Измаил Петрович!
Суворов: А то как же! Как говорил мой великий однофамилец, солдат без шутки, как корова без молока!
Секретарша: И вы туда же! Да отчитались мы по молоку, сама вчера сводку в район отправляла! И откуда вы только все про всё знаете?!
Трофимыч: А в магазин надо ходить, там про все услышишь. Правильно я говорю, Измаил Петрович?
Суворов: Вот ты, Трофимыч, хоть и городской, а толк понимаешь! Сразу пойдем, или ты тут по делу дислоцируешься?
Трофимыч: Да по делу, хочу вот трактор у председателя попросить, зима ведь скоро, а дровец-то всего ничего осталось
(звонит телефон)
Секретарша: Але! Нет его! В город уехал! А я почем знаю за чем? Нет, не приезжал никто! А кто должен-то? Але! Але! Ну вот, оборвалось! И кто приехать должен? Ума не приложу!
Суворов: Эх, Изольда Сократовна! Если Вы к красоте своей неземной еще и чего приложите, то уж никто не устоит! Падет, понимаешь, как мой тезка под напором моего однофамильца! Хорошо я сказал, Трофимыч?
Трофимыч: Ну, уж в галантности с вами никто не сравниться! Разве только завклубом наш, правда, Изольда Сократовна?
Секретарша: И не напоминайте мне больше об этом человеке!
Суворов: Вот это характер, а, Трофимыч? Мне б такую, когда я еще на Байкале служил, я б теперь губернатором Дальнего Востока был, точно!
Трофимыч: А то! Хороший тыл - это половина успеха!
Суворов: Трофимыч! У той, что у меня там была, тыл был о-го-го какой, а вот характер…
Секретарша: Ну, вы уже совсем тут, прямо как в казарме какой-нибудь!
Суворов: А вот про казарму, Изольда Сократовна, это Вы зря! У меня в казарме, понимаешь, мухи, и те по линеечке жужжали, не говоря уже про дневальных у тумбочки
(звонит телефон)
Секретарша: Але! Нет его! Что значит хорошо?! Так это Вы, Евгений Евгеньевич?! И меня тоже нет! (бросает трубку)
Трофимыч: Ну, что ж Вы так, Изольда Сократовна! Он ведь человек творческий, ранимый…
Секретарша: А я, значит, нет?!
Суворов: (поет) "Ах, какая женщина! Мне б такую!"
Секретарша: Ну, знаете! Здесь вам не клуб, а государственное учреждение!
(звонит телефон)
Секретарша: Але! Нет его! Как кто? А кто Вам надо? Какой еще учитель?! У нас отродясь мужчин учителей не бывало! Что? Приедет? А красивый? Ждем.
Суворов: (поет) "Сердце красавицы склонно к измене и к перемене, как ветер мая…"
Секретарша: Измаил Петрович! Никак у Вас талант певческий прорезался? Ну-ну, Евгений Евгеньевич давно по талантам истосковался, чтоб глаза мои его не видели! Так, а Вы, собственно, по какому делу пришли?
Трофимыч: А я вот на счет трактора…
Секретарша: Так Вы ж знаете, что без председателя никто этот вопрос не решит! Зайдите завтра, а то у меня тут столько дел еще… Надо вот в Дом быта позвонить
Трофимыч: А Вы звоните, звоните, я ж ведь не помешаю. Вот скажите, Измаил Петрович, почему у нас везде так - без начальника никто ничего решить не может?
Суворов: А то ты, Трофимыч, телевизор не смотришь? Оно ж так от самого верху идет, но это когда официально. Это я к тому, что подошел бы ты сразу к трактористу, так, мол, и так, давай, Виталик, в лесок сгоняем, а потом посидим, понимаешь…Трофимыч, я ж чего зашел, пошли к магазину слетаем, посидим, понимаешь, там я тебе все и растолкую
Секретарша: (набрав номер телефона) Женя? У тебя там есть сейчас кто-нибудь? Так я забегу перед обедом? Да, модную, ну, как в том журнале. Да какой там праздник! Да просто так! Ну точно! Ну, ладно, тебе скажу, только никому пока! Учитель новый сегодня приедет. Да не из Бреста, из самого БГУ! А это я и не спросила! Да какая разница! Ну, все, разогревай фен!
(входит Панкратовна)
Панкратовна: Здрасте всем у хату! Лизка, где Мефодий Игнатич?
Секретарша: Тэкля Панкратовна! Я на работе и попрошу по имени-отчеству!
Панкратовна: Она меня попросит! Ты, Лизка, еще под стол ходила, когда мы с Мефодием рекорды по молоку били!
Секретарша: И ничего я под стол не ходила, вечно Вы все придумываете, тетя Тэкля!
Панкратовна: Ой, звиняйте! Конечно ж не под стол! У тебя горшок такой был, с ручкой, я ж его твоей мамке в подарок из Вильнюса привезла, мы там на слете доярок были. А теперь, развалили страну, демократы, не то, что в Вильнюс, в Вилейку не съездишь!
Трофимыч: Ну причем тут демократы?! Распад империи был не минуем! Объективная реальность политической жизни Европы…
Панкратовна: А пошел ты со своей Европой знаешь куда? Был бы ты не городской, я б тебе сказала…
Трофимыч: Да уж не надо! Рифмовать мы сами умеем!
Суворов: Трофимыч! Кончай митинг, пошли лучше в магазин слетаем. Я, как человек военный, имею право прекратить беспорядки
Трофимыч: Диктатура всегда прибегала к военной силе!
Панкратовна: Это кто диктатура?! Была б я была диктатура, ты б у меня не фасоль эту свою стержневую выращивал…
Трофимыч: Спаржевою!
Панкратовна: Вот я и говорю паршивую, попробовали вчера, так гадость же неимоверная!
Трофимыч: А я думаю, кто у меня вчера полгрядки фенхеля повыдергал! Чтоб Вы знали, фасоль у меня на грядке В17!
Суворов: Вот это правильно! Главное - это кодировка и чтоб ключ от шифра противнику ни-ни, понимаешь!
Секретарша: Да вы что? С ума посходили?! Мне еще в школу Ольге позвонить надо, а вы тут неизвестно что устроили!
Панкратовна: А чего ей звонить, вон она сама сюда идет! Лизка! Так где Мефодий, я тебя спрашиваю?
Секретарша: Да в городе он! С утра в район вызвали, в отдел культуры!
Трофимыч: А почему в культуры?
Секретарша: А я почем знаю?! Дурдом тут устроили!
(входит Ольга Николаевна с Лариской)
Ольга Николаевна: Здравствуйте! Где Мефодий Игнатьевич?
Секретарша: И ты туда же! Ну что за день сегодня такой?!
Суворов: Бронетанковых войск и артиллерии! Трофимыч, так ты идешь в магазин или нет? За такой праздник грех не выпить!
Ольга Николаевна: Так нет его? А когда будет?
Секретарша: Да не сказал он ничего! А что ты хотела?
Ольга Николаевна: А чтобы хоть он с ней поговорил! Совсем сладу не стало! Вы, говорит, не директор и от занятий по мотороведению меня отстранять не имеете права!
Панкратовна: Ну, что? Опять что-то натворила? Ну, погоди, придешь ты у меня домой, отец с тобой поговорит! Мы в твои годы в школу как на праздник…
Лариска: Ой, бабушка! Да слышала я это уже тысячу раз! Ты же не знаешь ничего…
Панкратовна: Зато вы шибко грамотные! Интернет-интердат! А как к корове подойти не знаете! Вот ты мне, Ольга, скажи, кто им такую программу составлял?
Ольга Николаевна: Министерство народного образования, Тэкля Панкратовна.
Панкратовна: Оно и видно! Сидят там такие фенхели городские и выдумывают абы что!
Трофимыч: А фенхель, между прочим, очень полезное растение, только его готовить правильно надо!
Секретарша: Ой, только не начинайте снова! Ольга Николаевна, я уже тебе звонить собралась, порадовать тебя хотела. Тут из РОНО звонили…
Ольга Николаевна: Что, неужели компьютер выделили? А то дети проходу не дают: почему, говорят, в Старых Моргах и то компьютер есть, а у нас, в Малых Кембрюках, нету?
Суворов: И правильно! Почему это дискриминация такая? Вот и Авоська вчера говорила, что им, морговцам этим, вчера целую машину "Крыжачка" завезли, а у нас тут только "Товарищ Бендер", понимаешь! А у меня от него уже эта….Как ты вчера говорил, Трофимыч?
Трофимыч: Идиосинкразия!
Суворов: Вот! Надо, понимаешь, с председателем поговорить…
Секретарша: Да погодите вы все! Причем тут компьютер и "Крыжачок"! К вам, Ольга Викторовна, пополнение едет!
Ольга Николаевна: И что она заканчивала? Брестский пед?
Секретарша: Не она, а он!
Ольга Николаевна: Да ладно тебе шутить! Тут с послевоенных времен мужчин в школе не бывало. Правда, Тэкля Панкратовна?
Панкратовна: Вот что правда, то правда! Агрономы были, зоотехники были, завклубом вон и теперь есть, только ж разве то мужик? С Лизкой сладить не может!
Суворов: А потому что артист! Натура глубокая и, вот как Трофимыч говорит, ранетая!
Трофимыч: Ранимая, ранетый, как говорит Зоя Болеславовна, только летчик бывает
Лариска: Изольда Сократовна, так это правда?
Секретарша: А ты откуда знаешь?
Лариска: Так мы ж по дороге в магазин заходили, а там Авось…, ой, извините, тетя Оля другой тете Оле, что на ферме работает, рассказывала
Секретарша: Ну, Женька, ну, парикмахерша! Ведь просила же!
Ольга Николаевна: Так он кто? Физкультурник? Ну, слава Богу, а то сейчас по программе прыжки в высоту, а я этот фюсбери-флоп сама еще не выучила. (Лариске) Что ты там хихикаешь? Распустились совсем без мужской руки! Вот теперь вы попляшете!
Лариска: А он что, и танцы будет вести?! (прихорашивается) Это хорошо, а то с нашими охламонами разве потанцуешь…
Панкратовна: От я тебе потанцую! От горшка два вершка, а туда же!
Лариска: Ой, не надо! А кто мне рассказывал, как в пионерлагере в 56-ом году фокстрот под губную гармошку по ночам танцевали?!
Трофимыч: И вы тоже? Эх, славные были времена! Помню, мы как-то девчонкам в палату ежа запустили, а он давай ночью топать! Девочки все переполошились, крик подняли…
Панкратовна: А потом всех мальчишек без компота оставили… Так как тебя зовут? А то все Трофимыч да Трофимыч
Трофимыч: Вениамин
Панкратовна: Венька?! А я думаю, что мне лицо твое напоминает… Точно, Венька! Только вот чубчика того нету! Как он тогда назывался?
Трофимыч: Кок! Мы его еще сладким чаем мазали, чтоб дольше держался
Суворов: Ну это прямо встреча на Эльбе какая-то, понимаешь! Трофимыч! С тебя причитается (поет) "Первая любовь, школьные года, в лужах голубых стекляшки льда"
(входят Председатель и Снежана Петровна)
Председатель: Вот, Слышите? Я ж Вам говорил, Снежана Петровна, у нас тут народ талантливый. Здравствуйте все! Изольда Сократовна, позвоните-ка в клуб Евгению Евгеньевичу, пусть быстренько сюда. И чаю нам сделайте со Снежаной Петровной.
Панкратовна: Мефодий Игнатич, я ж тебя с утра дожидаюсь, надо бы что-то с пастухом решать…
Председатель: Погоди, Панкратовна. Тут у нас дело важное намечается, обсудить надо, видишь, человек из города специально приехал. Знакомьтесь: Снежана Петровна, инструктор идеологического отдела, а это наша заслуженная доярка, Тэкля Панкратовна, сейчас на пенсии, но без нее у нас ни одно дело не обходится. А это Ольга Николаевна, учительница наша…Вы по поводу дров, Ольга Николаевна? Завезем, я уже Виталику сказал, вот с зяблевой вспашкой закончит, и завезем
Трофимыч: Мефодий Игнатьевич! Это я по поводу дров…
Председатель: Давайте завтра, Трофимыч! Ведь не зима же еще. Нам еще дожинки пережить надо. Изольда, ну что там Евгений Евгеньевич?
Суворов: Слыхал, Трофимыч? Завтра! Бери свою боевую подругу детских лет и к Авоське! Не забыл? С тебя причитается!
Панкратовна: Точно, я ж хотела в магазин заскочить мыла купить!
(Трофимыч, Суворов и Панкратовна уходят)
Секретарша: Да нет его на месте, я уже два раза звонила!
Председатель: Да? А я и не слышал! Снежана Петровна, это мой секретарь, Изольда Сократовна, она у нас большой любитель самодеятельности, каждый вечер в клубе пропадает. Они с Ольгой Николаевной на Первое мая такой литмонтаж организовали…
Снежана Петровна: Вот и хорошо, очень рада познакомиться! Может, мы сразу сегодня всё и обсудим?
Председатель: И то дело! Ольга Николаевна, Изольда! Вот сейчас Евгений придет …
Лариска: А давайте я за ним сбегаю, он, наверное, опять Баха в наушниках слушает.
Снежана Петровна: Баха? В наше время? Теперь это редкость!
Лариска: Та где редкость! Евгений Евгеньевич, как расстроится, так всегда его слушает. Правда, Изольда Сократовна?
Секретарша: А причем здесь я?
Председатель: Вот я и вижу, что не причем!
Секретарша: Да что Вы ее слушаете? Ольга Николаевна, почему она не в школе?
Лариска: Так что Евгению Евгеньевичу сказать, Мефодий Игнатьевич?
Председатель: Скажи, что б срочно сюда шел
Лариска: А если он спросит зачем?
Председатель: Вот хитрая! Ладно, скажу. Концерт у нас через месяц должен быть, да не простой, а особенный
Лариска: Идеологический?
Секретарша: Иди, иди! Много будешь знать, скоро состаришься!
Лариска: Как Вы?
Ольга Николаевна: Лариса! Ну разве можно так со старшими разговаривать?!
Лариска: А что? Я тоже хочу все знать, как Изольда Сократовна!
Секретарша: Да катись ты уже отсюда! Нет, стой! Забеги потом в Дом быта, скажи тете Жене, что я попозже приду
Лариска: Хорошо! Я мигом!
Ольга Николаевна: Стой! Скажи, пусть не уходит, я то же приду
Председатель: Чего это вы все в парикмахерскую? Никак праздник какой?
Секретарша: Ой, забыла сказать! Звонили из РОНО, просили жилье новому учителю подыскать
Председатель: Учителю? Ну, тогда все понятно! Это вы, девушки, правильно решили! Надо его во всеоружии встретить, а то как же мы его тут удержим?! А вы у нас обе на выданье, можно сказать…
Ольга Николаевна: Да будет Вам, Мефодий Игнатьевич!
Председатель: А что будет? За наших, как я вижу, вы выходить не торопитесь, оба уже второй год сохнут…
Секретарша: И что это Вы такое говорите, Мефодий Игнатьевич ?!
Председатель: А то вы думаете, я не в деревне живу? Да ладно, что за учитель-то хоть?
Ольга Николаевна: Да как я поняла, физкультурник!
Секретарша: Ага! Из БГУ!
Ольга Николаевна: Из БГУ? Странно! А может уже и там физкультурников теперь готовят?
(входит Евгений Евгеньевич)
Евгений Евгеньевич: Здравствуйте! Лариска весть благую принесла, что видеть Вы меня желали. Я весь к услугам Вашим!
Снежана Петровна: Шекспир?
Евгений Евгеньевич: Конечно! Но в моем переводе. Позвольте представиться: Гаевский Евгений Евгеньевич, заведующий Домом культуры колхоза "Светлый путь".
Снежана Петровна: Снежана Петровна…
Евгений Евгеньевич: О, какое редкое имя! Очень приятно! Позвольте Вашу ручку…
Снежана Петровна: Инструктор по идеологической работе
Евгений Евгеньевич: Пожать! Очень рад! Вы, наверное, воспитывать кого-нибудь приехали?
Снежана Петровна: Да я, собственно, к Вам Евгений Евгеньевич. Из Минска пришла директива проконтролировать…
Евгений Евгеньевич: Ну, с идеологией у нас все в порядке: кружок "Знай и умей" лобзиком карту республики выпиливает, для пенсионеров - цикл лекций "Мы пойдем другим путем" об экспансии американского империализма, для среднего поколения -тематические вечера "Гении земли белорусской", в этом месяце Минщина была, а следующий - конечно Шкловщина…
Снежана Петровна: Это все прекрасно. А с музыкой у вас как? Я слыхала, Вы Баха любите, немецкого композитора 18-го века…
Евгений Евгеньевич: Кто это вам сказал?! А в прочем, каюсь: люблю! Но Лученка - еще больше! Вот Мефодий Игнатьевич мне план культмассовой работы подписывал, так там у нас вечер белорусской песни…
Председатель: В том-то и дело, Евгений Евгеньевич, что план придется менять. Я ж для этого вас всех здесь и собрал. Начнем, ведите протокол, Изольда Сократовна. Думаете, чего меня сегодня в район вызывали? В этом году, как вы знаете, "Дожинки" республиканские в нашем райцентре проводиться будут…
Ольга Николаевна: Давно знаем, только нам от того только хуже стало - компьютер, что для нашей школы выписали, в оргкомитет "Дожинок" этих забрали!
Председатель: Да отдадут после праздника, я уточнял сегодня. Не поэтому нам теперь волноваться надо. Из компетентных источников стало известно, что может возникнуть желание посмотреть, а как тут у нас, в глубинке районной, народ праздновать будет
Секретарша: До нас вряд ли доедут, три часа на автомобиле пилить…
Председатель: А на вертолете - всего-ничего!
Евгений Евгеньевич: Да ну! Вы и правда думаете, что Сам…
Председатель: И не только я. Правда, Снежана Петровна?
Снежана Петровна: Как вы должны знать, после весеннего семинара в Республике успешно разворачивается еще одна вертикаль - идеологическая. Мы, конечно, не сомневаемся, что жизнь наша становится все лучше и лучше, но мы должны показать, тем, кто сомневается, что умеем не только хорошо работать, но еще лучше от этой работы отдыхать.
Евгений Евгеньевич: А Вы думаете, что Он сомневается?
Председатель: Евгений Евгеньевич! Не перебивайте! Мы Вам дадим еще слово!
Снежана Петровна: Спасибо, Мефодий Игнатьевич! Я собственно и закончила. Теперь давайте Евгения Евгеньевича послушаем, что он планирует на Праздник урожая.
Евгений Евгеньевич: С утра у нас конкурс на лучшего тракториста, тут, я думаю, проблем не будет - он же у нас один. Затем шоу-программа "Мисс Малые Кембрюки", девочки уже готовятся, за это у нас Ольга Николаевна отвечает. А вечером планируем концерт показать, я уже с Гомельской филармонией созванивался, приедет бригада артистов, средства на оплату Мефодий Игнатьевич обещал изыскать
Снежана Петровна: А вот этого не надо! Рекомендовано средства экономить, обходиться своими силами и, главное, показать, какой у нас народ талантливый. Но чтоб современно, в свете развития мировой культуры на данном этапе.
Секретарша: Тогда надо мюзикл ставить! Я давно Евгению Евгеньевичу говорила, а он только отмахивается!
Снежана Петровна: По-моему, это прекрасная идея. Это, конечно, не Бах, Евгений Евгеньевич, как я знаю, он мюзиклов не писал…
Евгений Евгеньевич: Да дался вам этот Бах! Я же не против современной музыки, только мюзикл жанр особый, он профессиональной подготовки требует, ну и данных соответствующих. А где мы таких возьмем?
(появляется Лариска и подслушивает)
Председатель: А вот ты зря в наш народ не веришь, Евгений! Деревня у нас хоть и называется малая, но народу в ней еще, слава Богу, достаточно. Есть, я думаю, из кого выбрать.
Снежана Петровна: А почему нет? Надо устроить кастинг! Мы с Вами, Евгений Евгеньевич, будем членами жюри, а председателем Мефодия Игнатьевича назначим, тогда все придут.
Председатель: Спасибо за доверие, только если я б еще знал, что это за кастинг такой? ОльгаНиколаевна, ты ж у нас полиглот
Ольга Николаевна: Это так просмотр для отбора в труппу по-английски называется. Слово хоть и жаргонное, на Бродвее появилось, но в театральной среде прижилось
Председатель: Я, конечно, до Бродвея еще не дорос, но посмотрю и с удовольствием. Так что назначайте время.
(Лариска вбегает)
Лариска: Мефодий Игнатьевич! Там у магазина такое!
Председатель: Опять Авоська с покупателями скандалит?! Сколько ж раз ей говорил!
Лариска: Да нет! Там иностранец! Меня Авоська, ой, Ольга Михайловна, послала за Ольгой Николаевной, а то дядя Суворов с иностранцем уже полчаса говорит, а никто ничего не понимает.
Ольга Николаевна: Лариса! Не тараторь ты так! Излагай свою мысль внятно и членораздельно!
Лариска: Вот и дядя Суворов этому иностранцу тоже самое говорит
Секретарша: А сам то он еще членораздельно изъясняется? У него ж сегодня день бронетанковых войск и артиллерии.
Евгений Евгеньевич: Лариска! Да откуда тут у нас иностранец?
Лариска: Малые за грибами ходили и в лесу его нашли!
Председатель: Он что тебе, боровик?
Лариска: Да нет, боровики у нас сам знаешь какие, а этот маленький! И говорит по-французски!
Ольга Николаевна: Так что ж ты не перевела? Учишь вас, учишь …
Лариска: Так он же быстро говорит, и дядя Измаил к нему никого не подпускает! Потому меня тетя Оля и послала, а я в школу, а вас там нет, а я сюда…
Ольга Николаевна: Так ты хоть спросила его "Парле ву франсе?"
Лариска: Да спросила, а он: "Уи! Уи!", а дядя Измаил ему: "Ты Луи, а я Из-ма-ил" А иностранец ему: "Ай донт спик инглиш!" и снова по-французски!
Ольга Николаевна: Придется идти, Мефодий Игнатьевич!
Снежана Петровна: Да мы ведь уже обо всем договорились. Надо обязательно пойти посмотреть, что это там за иностранец.
Секретарша: У нас ведь все равно уже обед! А еще в парикмахерскую сбегать надо!
(все уходят)

Сцена II
От автора: Вот так европейская, а может и, бери выше, мировая культура вторглась в тихую и спокойную жизнь Малых Кембрюков. Но пенсионерки, случайно встретившиеся перед зданием сельмага, еще ничего об этом не знали…
(Площадь перед сельмагом. Стоят несколько Бабушек. На двери магазина табличка "Технический перерыв")
Бабушка 1: И что у нее там за техника такая, чтоб именно сейчас перерывы устраивать?
Бабушка 2: А хорошая у неё там техника, не то, что раньше - веник да совок, теперь там этот… пыласос и камбаин
Бабушка 3: Ну, ты тоже скажешь, камбаин вон за скотным двором стоит, 4 года не ремонтированный
Бабушка 2: И-и! Я тебе не про тот камбаин, который на колесах, а тот комбаин, который на столе
Бабушка 1: Да все ты, Гэлька, путаишь, эта пыласос на колесах, я сама видела
Бабушка 2: Да где ты видела? Он жа в каробке! Ево как привезли па-за тым летам, так и стаит. Патаму как, што им тут у нас пыласосить? А камбаин председателева Олька купить сабираетца, вот как за февраль зарплату выплатют, так, гаварит, и куплю
Бабушка 3: Канешна, за председателеву зарплату и камбаин можна купить… Толька зачем он ей поламатый?
Бабушка 2: Ну и дурница ты, Ганна! Я ж пра той, што бульбу на драники малотить! Во так во, у разетку ткнешь, сверху так натискаешь, ён -ууу! И гатова!
(появляется Трофимыч)
Трофимыч: Здравствуйте, женщины! Измаила не видели? Дети прибежали, сказали, что он меня возле магазина ждет
Бабушка 1: Не, мы тут уже 15 минут стоим. Авоська вот закрылась, а мне сахару купить нада.
Бабушка 3: А сахару ж не было. Мо прывезли? Тады и мне нада! Трофимыч, ты за мной будешь!
Трофимыч: Я с сахаром чай не пью, это вредно
Бабушка 2: А хто ж ево для чаю покупает?
Трофимыч: Так варенья уже наварили, осень уже
Бабушка 2: И-и! Варенья! Празник жа скора, а пака паставишь, пака укиснет, пака перагонишь… Во! Мне тоже Измаил нужен - у меня у змеевику дырачка такая зрабилася и не туды капает, а у Суворава руки залатыя
Трофимыч: Вы какой праздник имеете в виду? 7-ое ноября? Так для меня это не праздник!
(подходит Тэкля Панкратовна)
Панкратовна: Што, Вениамин, опять митингуешь, народ баламутишь? Революция, говоришь, не праздник?
Трофимыч: Я, Тэкля Панкратовна, от своих убеждений не отказываюсь, но и никому их насильно не навязываю
Панкратовна: Да где уж в нашем возрасте насильничать. А что это вы на крылечке? Или Авоська куда умчалась?
Бабушка 1: Технический перерыв у нее. Становись, Тэкля, за Трофимычем будешь
Трофимыч: Так я ж не в магазин, мне Суворов нужен. Может Вы где его видели, Тэкля Панкратовна?
Панкратовна: Так мы ж с тобой вместе с ним в правлении с утра были! Вы ж потом еще в магазин собирались. Так что? Употребили и потерялись? У тех, кто с утра отмечает, такое бывает!
Трофимыч: Чтоб Вы знали, Тэкля Панкратовна, я не употребляю. Просто Измаил Петрович без компании не может, для него беседа главное, а не алкоголь
Бабушка 2: Неужто не употребляете?! По здоровью или как?
Трофимыч: Принципиально! Для того, чтоб хозяйство вести, головной мозг следует в чистоте держать
Бабушка 3: Бабу надо в хате иметь, чтоб хозяйство вела. Тэкля, ты подумай! Мужик он еще ничего, хоть и городской
Бабушка 2: А ты что? Проверяла?
Бабушка 3: Что городской? Так ведь и так видно!
Бабушка 2: Да не! Что ничего!
Бабушка 1: Бабы! Постыдились бы! Вон человека в краску вогнали
Бабушка 3: Ой, бабы! Что-то тут нечисто! Вон и Тэкля молчит, как язык проглотила.
Бабушка 2: А что?! Давно свадебку не гуляли! От молодых нынешних не дождешься, надо, Тэкля, им пример показать, ты ж у нас всегда в передовичках ходила
Панкратовна: Вам бы все языком молоть! Ольга! Адчыняй краму! Уже полчаса стоим!
(появляется Продавщица)
Продавщица: Авось не рассыпетесь, бабульки! У меня тут иностранная делегация!
Бабушка 3: Ага! С самаго Парыжу! Ты нам, Авоська, мозги не загаваривай - когда сахар давать будешь?
Продавщица: Какой сахар? Еще Минская область свеклу не вырастила! Пока Ольга-учителка не придет, никого не пущу!
Бабушка 1: А что, сахар опять по списку давать будут? А список у нее полный? А то, когда мыло давали, так меня там не было!
Продавщица: Да какое мыло! Во, Трофимыч! Может Вы по-французски умеете? А то Суворов ни черта от этого иностранца добиться не может. Измаил Петрович! Тут Трофимыч пришел, может, я его запущу?
Суворов (из-за сцены): Не, он только по-таджикски знает, я у него раньше спрашивал. Учителку давай запускай!
Продавщица: Да нету её ещё! Не, вон идет! Петрович, тут целая делегация, во главе с председателем. Пускать?
Суворов: С председателем пускай! Он у нас человек ответственный и уполномоченный!
(появляются Ольга Николаевна, председатель, секретарша, Снежана Петровна, Евгений Евгеньевич и Лариска)
Председатель: Ну, что тут у вас? Это Трофимыч, что ли, иностранец? Остальных то я с детства знаю!
Панкратовна: Не, Мефодий Игнатич! Иностранца Суворов в заложники взял, в магазине держит!
(появляется Суворов)
Суворов: Не в заложники, а под охрану! Мало ли что? С одной стороны, он человек с виду хрупкий, его тут и повредить хто ненароком может. А с другой - чего ему тут по территории шататься, колхоз, он у нас тоже государственный объект
Председатель: Ну и где он теперь?
Суворов: Спит! Умаялся, бедный! Я ему "Товарища Бендера" плеснул немножко для успокоения, а он и отрубился.
Председатель: Ну, ты даешь, Измаил Петрович! А если он не проснется?
Суворов: Да ты што! Сейчас у него от "Товарища Бендера" все чесаться начнет, мигом встанет!
(появляется заспанный Жан-Поль)
Жан-Поль: Бонжур! (И далее говорит по-французски)
Председатель: Ольга Николаевна, что он сказал?
Ольга Николаевна: Здравствуйте! Где я нахожусь?
Председатель: Поздоровайся от моего имени и скажи, что в колхозе "Светлый путь"
(Ольга Николаевна переводит, Жан-Поль отвечает)
Ольга Николаевна: Он говорит, что после прогулки по лесу не ожидал встретить здесь столько красивых дам и этого обаятельного, но сильно больного человека.
Председатель: Он кого имеет в виду?
(Ольга Николаевна переводит, Жан-Поль отвечает)
Ольга Николаевна: Вот этот человек (показывает на Суворова) полчаса назад на странном английском утверждал, что он болен
Панкратовна: Я давно тебе говорила, что алкоголизм - это болезнь!
Суворов: Это кто больной?! Я к нему как к человеку, а он?! Империалист проклятый!
Председатель: Это не переводи. Спроси, откуда он взялся?
(Ольга Николаевна переводит, Жан-Поль отвечает)
Ольга Николаевна: Говорит, что сегодня утром вышел из туристического автобуса на трассе Киев-Брест по мелким делам, а затем дорога с автобусом исчезла. Но зато появились дети, которые и привели его сюда. Затем в этом милом бистро с очаровательной хозяйкой этот человек рассказал ему о своей болезни и дал попробовать своего лекарства. Дальше он ничего не помнит.
Председатель: Так, что будем делать, Снежана Петровна? Машину-то мы уже в район отпустили… Придется здесь его где-то поселить, пока за ним кого-нибудь не пришлют. Измаил, может ты его к себе возьмешь?
(Жан-Поль эмоционально говорит по-французски)
Суворов: Да ты что! Вишь, как заразиться боится, камрад называется!
Ольга Николаевна: Он говорит, что наконец понял, что означает "Из-ма-ил". Это, вероятно, имя этого дружественного человека? А он то считал, что Вы, ему, Измаил Петрович, жаловались по-английски на свою болезнь.
Суворов: Никогда не знал, что по-английски умею! А его-то как зовут?
Жан-Поль: Жан-Поль Бельмондо
Продавщица: Тот самый? А изменился-то как! И вообще я думала, что ему уже лет семьдесят!
(Ольга Николаевна что-то спрашивает, Жан-Поль отвечает)
Ольга Николаевна: Я сказала, что он хорошо выглядит для своего возраста. Он благодарит за комплимент и считает, что в обществе таких дам по-другому выглядеть не может.
Продавщица: Мефодий Игнатьевич! Давайте я его к себе возьму!
Председатель: Может пока не надо? Я думаю, мы его к Трофимычу поселим. Он у нас городской, к тому же не пьющий. А, Трофимыч?
Трофимыч: Я не против, дом у меня большой. Только вот готовлю я не очень…
Панкратовна: Так я заскочу, сготовлю. Мне ж тут рядом!
Трофимыч: Если Вас не затруднит, буду только рад, Тэкля Панкратовна!
Бабушка 2: А что я вам говорила! Молодец, Тэкля! Мы еще этим молодым покажем!
Председатель: Вот и хорошо! Снежану Петровну я у себя в пристроечке поселю, там жена моя уже все подготовила…
Секретарша: А учителя-то нового куда поселим? Он же сегодня приехать должен.
Председатель: (продавщице) Ольга! Ты ж говорила, что постояльца к себе взять хочешь? Продавщица: А он что, тоже артист?
Ольга Николаевна: Нет, физкультурник!
Продавщица: А красивый?
Секретарша: А кто ж его видел?
Коля: Здравствуйте! Можете теперь сами посмотреть. Вы уж извините, но когда я подошел, все заняты были.
Председатель: Здравствуй, здравствуй! Хорошо, что приехал. У нас тут в школе давно мужчин не было. Что заканчивал? ИФК?
Коля: Да я биолог, БГУ закончил, но, вообще-то, немного и физкультурник, и артист
Лариска: Ура! А то у нас биологии уже два года не было!
Председатель: Вот видишь, как тебя молодежь наша школьная встречает! Ну что, Ольга? Берешь постояльца? Вот и хорошо! А другая Ольга, Николаевна, тебе все про школу расскажет. Так что знакомьтесь тут, а мы со Снежаной Петровной пойдем, надо ж ее поселить. Изольда, если кто звонить будет, я дома.
(все уходят)

Сцена III
От автора: Мировая культура - вещь тонкая, в каждой стране она приобретает свои нюансы и грани, потому и сверкает, как невиданной чистоты бриллиант, преломляющий благотворные лучи цивилизации. Вот и в Малых Кембрюках в каждой хате она преломлялась по-своему…
(Дом председателя. На сцене дочь председателя Василина что-то пишет, сидя за столом)
(Появляется Лариска, якобы заглядывая через окно)
Лариска: Василина! Василина! Выходи!
Василина: Да не могу я! Мать сказала из дома ни на шаг после вчерашнего
Лариска: А что вчера было?
Василина: А ты будто не знаешь?!
Лариска: Подумаешь, на мотоцикле прокатились!
Василина: А то, что это папин мотоцикл, не в счет, по-твоему? Говорит, не будешь слушаться, все ему расскажу.
Лариска: Да не расскажет! Она уже сколько раз грозилась! Выходи! Я такое узнала!
(появляется Жена председателя)
Жена председателя: Василина! С кем это ты разговариваешь? И окно почему-то открыто!
Василина: (с трагическим надрывом) Душно, мне! Душно! Невмоготу мне более в кабале этой жить!
Жена председателя: Доченька! Что с тобой?
Василина: Да это я литературу учу! Островский, "Гроза". Ольга Викторовна учит нас слушать музыку слова, а для этого надо вслух и с чувством
Жена председателя: Да чего ж слова-то такие страшные выбирать?!
Василина: А какие написаны! Или ты тоже против классики?
Жена председателя: А кто еще против?
Василина: Да я против! И вообще весь класс против! Вот скажи честно, нравится тебе образ Катерины? Представляешь, она топиться идет, вместо того, чтоб сесть и уехать на фиг!
Жена председателя: Василина! Да что это за выражения такие?!
Василина: Это, мамочка, выражение чувств! А в каждую эпоху их по разному выражали. Вот ты, когда в школу ходила и тебе что-то сильно не нравилось, ты как говорила?
Жена председателя: Так и говорила: "Мне это сильно не нравится"
Василина: Ага! А чего ж тогда, когда папа тебе говорит: "Я же вижу, что тебе это не нравится!" ты ему отвечаешь: "А чтоб ты знал, мне это по барабану!"? А он тебе: "Ты эти свои школьные выражения брось! Ты ж теперь жена председателя!".
Жена председателя: Ладно, сдаюсь! Но чтоб этого "на фиг" твоего я больше не слышала!
Василина: Ладно, не буду. А можно я пойду погуляю?
Жена председателя: Ты же наказана, и сама знаешь за что
(появляется председатель)
Председатель: А что это вы тут секретничаете?
Василина: Да я, папа, уроки уже сделала, а мама меня на улицу не пускает!
Председатель: Точно сделала?! Тогда давай, стол освобождай, мне еще отчет по заготовке кормов писать надо.
Василина: Так я пошла?
Жена председателя: Да иди уже! Только чтоб в девять дома была!
(Василина радостно убегает)
Председатель: Вот егоза! И тетрадки даже не убрала! (берет тетрадку). Оля! Ты только почитай, что здесь написано!
Жена председателя: Да что там? Текст из "Грозы"? Они сейчас Островского проходят.
Председатель: Ага! Островского! "И целуй меня везде, я ведь взрослая уже"… Черт знает, что такое! И дальше большими буквами "Нас не догонят!" И кому это она такие письма пишет?
Жена председателя: Ой, да это, наверное, "Тату"
Председатель: Мне, что ли?!
Жена председателя: Да причем тут ты?! Это две девочки такие
Председатель: Девочки? Ну это уже ни в какие ворота! Я думал, это только за границей такое! Правильно пишут в "Советской Белоруссии": запретить эти фильмы ихние на фиг!
Жена председателя: А я думаю, от кого она этих выражений нахваталась? Ох, совсем ты у меня с этой работой от жизни отстал! Ничего в современном искусстве не понимаешь! "Тату" - это ансамбль такой, российский причем, а не западный, а "Нас не догонят!" - это их песня!
Председатель: Да? Ну, ничего! Мы вот тут в клубе у себя мюзикл к "Дожинкам" ставить будем, а я председателем этого… кастинга, Во!, буду! Вот тогда мы и разберемся!
Жена председателя: Ой, продюсер ты наш! Скажи лучше, ты чай пить будешь?
(занавес опускается. Перед занавесом Лариска и Василина)
Василина: Да ну!
Лариска: Да я ж сама слышала! Будут всех в клубе смотреть и потом скажут, кого возьмут!
Василина: Это вроде как на "Фабрике звезд" по телеку?
Лариска: Ну вроде как! Так я думаю, нам тоже надо показаться!
Василина: Не, нас не возьмут, по возрасту
Лариска: А, может, там у них в сценарии главные героини молодые?
Василина: Сразу две?
Лариска: Да, две это вряд ли… Не повезло мне…
Василина: Ты чего?
Лариска: Чего-чего! Так твой же батька председателем жюри будет! А в мире шоу-бизнеса, я же знаю, все по блату!
Василина: Да ладно тебе! Будто ты отца моего не знаешь! У него по блату только нагоняй получить можно! Скажи лучше, какая вторая новость?
Лариска: К нам в деревню приехал Бельмондо!
Василина: Ну, ты совсем завралась!
Лариска: Это я вру?! Да его к Трофимычу поселили, не веришь - пошли, посмотрим!
(уходят. Занавес поднимается. На сцене Трофимыч и Бельмондо)
Трофимыч: Это у меня помидорчики, последние уже дозревают. А тут - актинидию посадил, только вот еще не плодоносила ни разу. У вас там, во Франции, актинидия есть?
Жан-Поль: Кес ке се?
Трофимыч: Эх, и почему у Авоськи в магазине только русско-таджикский разговорник продается?! А вот это у меня - пастернак! Сам-то я его не очень люблю, но в книжках пишут - омолаживает
(появляется Панкратовна)
Панкратовна: Что тут омолаживает? Вот эта зелень кучерявая?
Трофимыч: Да, и зелень тоже, но особенно - корень!
(появляется Суворов)
Суворов: О! Точно, Панкратовна! Зри в корень! Мужик, он корнем силен! (Жан-Полю) Правильно я говорю, камрад?
Жан-Поль: Уи! Уи!
Трофимыч: И как он тебя понимает?
Суворов: А потому что есть у меня средство интернационального общения (достает бутылку), и никакой-нибудь там коньяк их задрыпанный, а наша, прозрачная, как слеза
Панкратовна: Измаил! Тебя ж председатель предупреждал
Жан-Поль: Из-ма-ил! (начинает истерически смеяться)
Трофимыч: Петрович, может пока не надо? Видишь, с человеком что творится? Пусть отдохнет пока, пообвыкнет…
Суворов: И то правда! (прячет бутылку) Я ж чего пришел? Я баньку затопил, он, небось, и не знает, что такое банька по-белорусски. Как его зовут-то? Пан-Жоль? Или Жоп-Жан?
Панкратовна: Жан-Поль! Деревня! Кино надо смотреть!
Суворов: Это при советской власти кино привозили, а теперь, где тое кино? Нетути! Да и зачем нам кино, когда у нас баня есть? А ну, Жан-Поль, скажи: "Ба-ня"!
Жан-Поль: Ба-нья!
Суворов: А теперь скажи: "Ве-ник"!
Жан-Поль: Ве-ник!
Трофимыч: Поразительно! Это же педагогический талант!
Суворов: А теперь скажи: "Вод-…
Панкратовна: Я ж тебя предупредила!
Суворов: Ладно, продолжим после бани. Пошли, Жан-Поль! И Трофимыча возьмем. А Панкратовну брать не будем, потому как у меня в бане сегодня мужской день. Причем, заметь, исключительно поэтому, а так бы… А, Трофимыч?
Панкратовна: Да катитесь вы уже! Шутит он тут! Только долго не будьте, я буду ужин готовить.
Суворов: Вот это дело!
(занавес опускается)
Лариска: Ну, что?! Видела?
Василина: Что-то он на артиста не похож… Я думала, они все такие… ну, такие…
Лариска: Красивые, да? Так это ж они в кино такие, их гримируют, этим… "Макс-фактором", я сама по телевизору видела. Вот я, по-твоему, красивая?
Василина: Конечно! Не то, что я…
Лариска: Ты, вообще-то, тоже ничего, а вот если нас "Макс-фактором" намазать… никто не устоит! Даже учитель новый!
Василина: Кто?
Лариска: Ой, я ж тебе забыла рассказать! К нам в школу нового учителя прислали!
Василина: Опять врешь?
Лариска: Это когда я тебе врала?! Ты француза видела?
Василина: Ну, видела…
Лариска: Так учитель - в три раза красивее! Нет, в четыре! Авоська его сразу к себе жить забрала, а она, вся деревня знает, в мужчинах разбирается. Наверное, потому замуж и не выходит…
Василина: Слушай, а я вот совсем не разбираюсь, так это значит, что я….
Лариска: Конечно, тебе ж так на роду написано. Баба Тэкля рассказывала, что председатель, отец твой, еле дождался, пока мамка твоя школу закончит. Вот так прямо с выпускного вечера в сельсовет и повел!
Василина: Да знаю… Только теперь такого не бывает
Лариска: Это здесь не бывает, а вот если в артистки попасть! Я у тети Жени в парикмахерской журнал видела, "Отдoхни" называется, там про артисток всяких. Так они только и делают, что замуж шастают
Василина: Да ладно тебе про замуж!
Лариска: Да я ж не про замуж! Я про артисток! Нет, Василина, ты как хочешь, а я этот кастинг пройду!
Василина: Эх, я тоже хочу… Ой, придумала! Нам надо классом выступить! Так, мол и так, Малокембрюковская средняя школа тоже хочет внести свой вклад в праздничный мюзикл…
Лариска: Да! Головой ты, я вижу, в папу пошла! Дай я тебя расцелую!
Василина: Да иди ты! Что я тебе, "татушка" какая-нибудь?!
Лариска: Не татушка, а лучшая подружка! Айда в школу!
Василина: Да в школе уже нет никого! Ой, сколько время? Мама сказала в 9 дома быть!
Лариска: Да рано еще! Слушай, а пошли сейчас к Ольге Николаевне, попросим, чтобы она нас от школы в кастинг заявила
Василина: Ой, точно! Пошли!
(уходят. Занавес поднимается. На сцене Ольга Николаевна задумчиво смотрится в зеркало)
Ольга Николаевна: Да… "И блеск девичий в тех глазах все реже вспыхивал. Шли годы чередой неумолимой. И скоро уж, увы и ах, она не сможет быть любимой"
(появляется Продавщица)
Продавщица: Что? Уже к просмотру репетируешь? Тоже в артистки захотела?
Ольга Николаевна: Да нет, Олька, тоскую! Но, как пишет Луиза Хей, при первых признаках тоски займитесь чем-нибудь увлекательным, но обязательно не связанным с работой…
Продавщица: Я твою Луизу отродясь не читала, но думаю, она права. Вон Лизка наша, думаешь, куда из парикмахерской почесала? На работу? К Трофимычу за помидорами! Говорит, рецепт маски для лица вычитала: три свежих помидора, стакан сливок, три капли глицерина и половина страусиного яйца. Взбить до пенообразного состояния и уложить тремя слоями, начиная от нижних век к ушам
Ольга Николаевна: А что, Трофимыч и страусов разводит?
Продавщица: Не, до этого он еще не дошел! Но Николай сказал, что по белковому составу желток страуса не сильно от куриного отличается.
Ольга Николаевна: О, вы с ним уже и по таким вопросам советуетесь?
Продавщица: Кабы я! Изольда Стократовна! Я только на стол накрыла, зову Николая драников кембрюковских попробовать - влетает! "Ой, я на минуточку! Со специалистом посоветоваться!"
Ольга Николаевна: Так он не только артист-физкультурник, но еще и косметолог! Вот что значит биофак БГУ! Какая разносторонняя подготовка!
Продавщица: Да погоди ты про биофак! Я ж тебе про Изольду не дорассказала! Представляешь, будто со мной разговаривает, а глазами все на Николая постреливает. Ну, я ей так мягко намекаю: " И когда это вы с Евгением уже в сельсовет соберетесь? А то он скоро от Баха своего совсем бахнутый станет!" А она: "Я к этому человеку теперь никакого отношения не имею!". И побежала, якобы к Трофимычу за помидорами!
Ольга Николаевна: Почему якобы?
Продавщица: Да к Бельмонде она к этому побежала!
Ольга Николаевна: Оля! Иностранные фамилии в русском тексте по падежам не изменяются!
Продавщица: Вот всегда ты такая была, еще в школе, помню, из-за парты не видно, а уже учителка! Я ж тебе не про падежные изменения, а про Лизку-изменщицу рассказываю!
(появляется Жена председателя)
Жена председателя: Здорово, подруженьки! Опять Авоська кому-то косточки моет? Нет чтобы по деревне прогуляться, парням головушки подурить, как раньше бывало! Помните, как мы после школы - штаны вельветовые в обтяжечку и на танцы!
Ольга Николаевна: Ой, какие мы тогда сумасшедшие были! Я помню, Виталик меня к Петьке приревновал, а я - будто не замечаю!
Продавщица: А ты и сейчас его не замечаешь! Он уже иссох совсем! Я вчера сама слышала, как Лешка-механик ему: "Ты за трактор не беспокойся, за него я отвечаю! Ты лучше о себе подумай!". А Виталик вздохнул так и говорит: "Да не могу я о себе, я только об ней и думаю"
Ольга Николаевна: Во-первых, не об ней, а о ней, а во-вторых, может, это он про зяблевую вспашку говорил
Жена председателя: Не, Оля, про зяблевую вспашку после работы - это про моего Мефодия! Кстати, он на днях меня спрашивал: "И чего это Виталик с Ольгой никак не договорятся? И дальше: "У нас демографический спад на лицо, а они все тянут и тянут! Придется поставить вопрос на правлении!"
Продавщица: Дожились! Раньше в школе за любовь пропесочивали, теперь - на правлении колхоза! И действительно, Олька, парень-то он хороший
Ольга Николаевна: А учиться не хочет! Он тогда, как с девятого класса на трактор уходил, что мне обещал? Я, говорил, Оленька, обязательно доучусь. А если один раз слово не сдержал, то как ему верить можно?
Жена председателя: Ох, Ольга! Как сказала бы моя Василина, затолкала ты своей принципиальностью! Взяла бы и сама его научила, ты ж педагог!
Ольга Николаевна: Это для детей я педагог, а для Виталика… На детей я хоть прикрикнуть могу…
Продавщица: Да не кричать тут надо, а лаской, лаской! Или наоборот, такое ему показать, чтобы у него глаза на лоб полезли, тут его тепленького бери и … учи, или еще чего делай…
Ольга Николаевна: Это что ж я ему такое, по-твоему, показать должна?
Жена председателя: Да успокойся ты! Это ж она фигурально, ну сделать чего-нибудь такое, необычное… Я вот тоже иногда думаю, ну чем мне Мефодия своего удивить, да так, чтобы он про работу забыл?
Продавщица: Девки-и! Я знаю! Мне ж Изольда про кастинг этот новомодный рассказала! Дурь это, конечно, перед Снежаной этой идеологической выпендриваться, но давайте пойдем? А?
Жена председателя: А что? Попеть мы любим, помнишь, как нас в школе объявляли: Выступает трио "Три О" в составе Ольга Козлова, Ольга Орлова и Ольга Минич
Ольга Николаевна: Ага, а Виталик с Лехой всегда шутили: "Ну, Козлова, Орлова - это понятно. Ну, а Минич - что за зверь такой?"
Продавщица: А что петь-то будем?
Жена председателя: Ну, ясно, что не "Раз дощечка, два дощечка будет лесенка". Надо что-то более взрослое…
Продавщица: Тогда нашу, женско-деревенско-страдальческую!
(Трио "Три О" исполняет песню)
Жена председателя: Слушайте, но ведь этой песней мы только Снежану Петровну и удивим. Наши-то все эту песню уже сто раз слышали…
Продавщица: Я знаю! Ходь сюда, девочки! (шепчет что-то на ухо!)
Ольга Николаевна: Да ты что? С ума сошла? Что дети подумают?
Жена председателя: Я?! И вот так?! Да ты что? Так мы не удивим, а я не знаю что!
Продавщица: Не боись, бабоньки! Авось удивим!
Ольга Николаевна: Ну, смотри, Авоська! Вся ответственность на тебе будет!
(появляются Лариска и Василина)
Лариска: Ольга Николаевна! Можно к Вам!
Ольга Николаевна: Ольги! Тихо! И никому слова! Заходи, Лариса.
Лариска: Мы тут с Василиной такое придумали!
Жена председателя: Опять на мотоцикле через речку прыгать? Лариска, я тебя предупреждала!
Василина: Ой, мама! А что ты тут делаешь?
Жена председателя: Что надо, то и делаю! Тебе во сколько сказано было дома быть?
Ольга Николаевна: Ольга, погоди! Так что случилось?
Лариска: Мы решили всем классом участвовать в кастинге!
Продавщица: Чего?
Лариска: Ну должны же мы нового учителя чем-нибудь удивить?
Продавщица: Вот это аргумент! Я сдаюсь!
Ольга Николаевна: А я нет!
Жена председателя: И я тоже! Рано им еще!
Лариска: Ну, Василина Мефодьевна, давай!
Василина: (подражая голосу и интонациям отца) В свете решений весеннего совещания идеологических работников, опираясь на выступления Александра Григорьевича Лукашенко Малокембрюковская средняя школа тоже хочет внести свой вклад в праздничный мюзикл!
Продавщица: Ух ты! Круто!
Ольга Николаевна: Ольга Михайловна! Какой пример Вы подаете детям!
Продавщица: Это Вы по поводу кастинга?
Ольга Николаевна: Это я по поводу выражений! Что значит круто?
Жена председателя: То и значит! Вся в отца! Я сдаюсь!
Ольга Николаевна: Ну, хорошо! Уговорили!
Лариска и Василина: Ура!
(занавес опускается)
От автора: Жизнь деревенская тем и отличается от городской, что чтобы не случилось в мире скотина не доенной остаться не может, да и землица-матушка промедления не терпит, поэтому и несла трудовую вахту на ниве колхозного строительства небольшая часть жителей Малых Кембрюков. Доярка Настя, закончив работу, как всегда по хорошей погоде, возвращалась домой по берегу реки Большая Переплюйка. Она любила ходить этим путем, а почему, объяснить не могла. Может, виновата в этом была ее фамилия - Бережная, которая ей, в общем-то, нравилась, но, как и многие женщины в Малых Кембрюках, она надеялась ее когда-нибудь сменить.
(перед занавесом появляется возвращающаяся с фермы доярка Настя, с противоположного конца сцены появляется сматывающий спиннинг Владимир Сергеевич)
Владимир Сергеевич: Здорово, красавица! Что за деревня вдали виднеется? Новые Васюки?
Доярка Настя: А и здравствуйте! Не, это Малые Кембрюки!
Владимир Сергеевич: Не уж-то?! Заловился я сегодня! Отсюда ж, наверное, и автобус-то не ходит…
Доярка Настя: Чего ж не ходит-то? Ходит, в понедельник и в четверг, в 10 утра, от магазина
Владимир Сергеевич: (смотрит на часы) Да-а-а! А сейчас вторник и 9 вечера. Тебя как звать-то, красавица?
Доярка Настя: Настя.
Владимир Сергеевич: А меня - Владимир Сергеевич. Скажи-ка, Настенька, а переночевать в деревне вашей запоздалому рыбаку место найдется?
Доярка Настя: А чего ж не! Только у меня ремонт, все не закончу никак, так я Вас к соседу, Трофимычу, отведу. Он недавно из города перебрался, ему, я думаю, с городским человеком поговорить в охотку будет.
Владимир Сергеевич: Ну, спасибо! А далеко ли идти?
Доярка Настя: А чего идти-та?! Слышь, вон трактор стучит, это Винтик и Шпунтик уже с фермы возвращаются. Я уходила, они корма разгружали
Владимир Сергеевич: Как, ты говоришь, их зовут?
Доярка Настя: Да это мы их так еще в школе звали, а на самом деле это Виталик и Леха, Виталик у нас тракторист, а Леха у него механик
(на с цену перед занавесом выезжает трактор, сделанный из подмостков для хора. На нем Виталик и Леха)
Леха: Не, Виталик, так дальше продолжаться не может! Глуши мотор!
Виталик: Ага! Шчас!
Леха: Глуши, кому говорю!
Виталик: А пошел ты!
Леха: Нет, это ты у меня пойдешь! Вот сейчас приедем, переоденешься и пойдешь! Глуши мотор!
Владимир Сергеевич: (Насте) Производственный конфликт?
Доярка Настя: Да нет! Сейчас Шпунтик его воспитывать будет!
Виталик: Ну, заглушил!
Леха: Выходи! (соскакивает сам) Вот я - Ольга (становится в позу неприступной дамы), подходи!
Виталик: (подходит, глядя под ноги) Ну, подошел.
Леха: Ну кто так подходит?! Ты смело подходи, уверенно (показывает как). Ну, давай! (сам быстро опять становится в позу Ольги, Виталик подходит). Вот, уже лучше. Говори!
Виталик: Да ну тебя, Леха! Что я тебе говорить буду?
Леха: Да ты не мне говори, а Ольге! Начинай: "Оля! Я пришел к тебе в последний раз…"
Виталик: А чего это в последний?
Леха: А чтоб я знала, что или "Да!" или кранты!
Виталик: Оля! Я пришел к тебе в последний раз…
Леха: "…чтобы сказать, что так дальше продолжаться не может"
Виталик: Да говорил я ей это уже девяносто девять раз!
Леха: Вот, хорошо! Так и говори: "Я говорил тебе это уже девяносто девять раз, но сегодня, в этот юбилейный приход…"
Виталик: Ты что? Издеваешься?!
Леха: Да это не ты так говоришь, это Ольга (говорит, имитируя голос Ольги): "Ты что! Издеваешься?!"
Виталик: Нет! Это ты надо мной издеваешься! Педагог!
Леха: (своим голосом) Отлично! (голосом Ольги): "Да! Педагог! Но не для тебя! Ведь ты не хочешь учиться!"
Виталик: Да! Не хочу…
Леха: Класс! Продолжай "…учиться, а хочу жениться!" (голосом Ольги): "А ты ведь и не знаешь, чьими словами ты сейчас говоришь…"
Виталик: Чего это я не знаю? Фонвизин, "Недоросль"
Леха: (голосом Ольги): "Это хорошо, что ты помнишь программу 8-го класса"
Виталик: Ольга! Ты опять за свое!
Леха: Не груби, потерпи немного (голосом Ольги): "Не за свое, а за твое!" (своим голосом) Ну, что ты замолчал?
Виталик: Сейчас она опять про учебу скажет, а я плюну и уйду!
Леха: А ты не плюй!
Виталик: А что мне, так уходить?
Леха: Да не уходить тебе надо! Мужик ты или нет?! Вон, какой вымахал, а учительнице как следует ответить не можешь!
Виталик: Так это ж у меня с детства, я потому и школу бросил. Меня как напугала в первом классе Софья Абрамовна, так я с собой ничего поделать и не могу: язык отнимается, плюю и ухожу
(плюет и уходит к берегу реки. Леха с огорчением машет рукой и идет за ним. Доярка Настя и Владимир Сергеевич подходят к трактору)
Доярка Настя: Точно! Так все восемь классов и проплевал! Сама видела!
Владимир Сергеевич: Типичный случай доминирования полученной в детстве неправильной установки, иногда это остается на всю жизнь
Доярка Настя: Иногда, значит, не всегда?
Владимир Сергеевич: В отдельных случаях снять установку может неожиданный эмоциональный стресс
Доярка Настя: А Вы, я вижу, умный! Вон как говоришь мудрено…
Владимир Сергеевич: А то! Биофак же когда-то заканчивал
Доярка Настя: А теперь чего делаешь?
Владимир Сергеевич: По заграницам мотаюсь
Доярка Настя: Ну и как там? Вы смеяться будете, но мне почему-то кажется, что там одни прынцы живут, я ж никогда иностранца не видела
Владимир Сергеевич: А чего их видеть! Все у них там как у нас, Настенька … Нет, не все - правительство не такое, как у нас, да что поделаешь…
Доярка Настя: Да, жалко их … Вон, по телевизору рассказывают: и наркoманы у них там, и амераканцы что хотят, то и делают! Хорошо, хоть батька наш им спуску не дает! О! Вон Винтик и Шпунтик возвращаются. Хлопцы, а я вам пассажира нашла!
Владимир Сергеевич: Здравствуйте! До деревни не подбросите?
Леха: Это как командир скажет! Я ж только механик
Виталик: Да будет тебе, Леха! Что человек про нас подумает? Довезем, конечно! Садитесь в кабину, а Настя с Лехой в прицепе пристроятся.
(все, кроме Лехи, садятся. Леха забегает вперед, дает отмашку, как механики пилотам истребителей)
Виталик: От винта!
Леха: Есть от винта!
(Леха забегает за трактор, толкает его и на ходу вскакивает)
Леха: А к кому гостя везем? К тебе?
Доярка Настя: Не, у меня ж ремонт не закончен
Леха: А что там? Полы в сенях остались? Завтра приду, подсоблю.
Виталик: Настя! Так куда едем?
Доярка Настя: К Трофимычу, человек вот зарыбалился и где ж он теперь до города доберется
Леха: Да, у Трофимыча хата большая!
Виталик: Мне Лариска, Панкратовны внучка, говорила, что у него иностранец остановился
Доярка Настя: Иностранец?! Да Лариске сбрехать, что плюнуть! Откуда у нас иностранец?
Виталик: Говорит из Франции, Жан-Полем зовут
Леха: Ты еще скажи, что и фамилия у него Бельмондо!
Виталик: А ты откуда знаешь? Она ж так и говорила!
Доярка Настя: Так я ж говорю, что брешет! Бельмондо - то ж прынц! Но Алена Делона я все равно больш люблю…
Леха: (поет) "Ален Делон, Ален Делон не пьет одеколон"
Виталик: Приехали!
(Занавес поднимается. На дворе Трофимыча Панкратовна накрывает на стол)
Леха: Гляди ты! Панкратовна стол на дворе накрывает! Может, и правда кто приехал?
Владимир Сергеевич: Ну, спасибо, хлопцы!
Виталик: Нема за што! Леха, машину где сегодня ставить будем?
Леха: Возле моей хаты, я еще до танцев стартер хочу посмотреть. Настя, на танцы придешь?
Доярка Настя: А то ты меня ждать будешь?!
Леха: А то нет! Уже который год жду!
(трактор уезжает. Настя и Владимир Сергеевич входят во двор)
Доярка Настя: Здравствуйте, тетя Тэкля! А хозяин-то где?
Владимир Сергеевич: Здравствуйте! Дабра вам у хату!
Панкратовна: Здравствуйте! Спасибо на добром слове. А Трофимыч к Измаилу в баню пошел
Доярка Настя: Так сегодня ж среда, не банный день вроде
Панкратовна: Так это Суворов для иностранца расстарался
Доярка Настя:Так не сбрехала Лариска ваша?! Ой! Ноги не держат! Я присяду, тетя Тэкля?
Панкратовна: С фермы идешь? Притомилась? А я вот этими руками раньше без всякой "Елочки" всех своих тридцать коров обслуживала… Да где ж тыя годы… Да што ты как сама не свая? Сама села, а человеку и не предлагаешь! Сюда вот садитесь. Зовут-то Вас как?
Владимир Сергеевич: Владимиром кличут
Панкратовна: А по батюшке?
Владимир Сергеевич: Сергеевич я. Рыбалил, вот, со спиннингом, да заплутал немного
Панкратовна: А сам-то откуда будешь?
Владимир Сергеевич: Да из Минска я, а сюда на рыбалку приехал
Панкратовна: А ж с самого Минска?! Не уж-то и там про нашу Переплюйку знают? О, идут уже, а я ж еще огурчиков не достала
(убегает за огурцами. Появляются Трофимыч, Жан-Поль и Суворов)
Суворов: Ай-да Панкратовна! Смотри, какой стол соорудила! Трофимыч, я б на твоем месте ушами не хлопал - такая хозяйка и без мужика! (замечает Владимира Сергеевича) Не, с мужиком. Вишь, Трофимыч, они бабы какие?! Не успеешь в баньку отлучится, как сразу какой-нибудь блондин и подкатится! У вас там, Жан-Поль, тоже так?
Жан-Поль: Уи! Уи!
Доярка Настя: Ой! (падает с табуретки)
(Жан-Поль раньше всех оказывается рядом с ней, поднимает ее и усаживает на табуретку, говоря при этом по-французски)
Доярка Настя: (открывая глаза) Ущипните меня! Я сплю?
Жан-Поль: (по-французски) Что она говорит?
Владимир Сергеевич: (тоже по французски) Она просит, чтобы Вы ее ущипнули
Суворов: Мать честная! Еще один!
(Жан-Поль щипает Настю)
Доярка Настя: Ой! Больно!
Жан-Поль: говорит по-французски
Трофимыч: Ничего не понимаю…
Владимир Сергеевич: Он говорит, что если дама позволит, то он поцелуем снимет боль
Доярка Настя: Ох! (падает с табуретки, но Жан-Поль успевает ее поймать)
(появляется Панкратовна)
Панкратовна: Вениамин Трофимыч! Ты чего людей к столу не приглашаешь?
Трофимыч: Ничего не понимаю! Насте почему-то плохо…
Доярка Настя: (в объятиях Жан-Поля) Мне уже хорошо…
Суворов: Вот и я говорю, хорошо-то как, Настенька! Сейчас бы после баньки, а, Панкратовна?
Панкратовна: А то можно! Гости ж у нас! Вы уже познакомились? Это Владимир Сергеевич, он из Минска, рыбалил тут у нас, да заплутал немного, его Настя с Переплюйки привела
Трофимыч: Вениамин! (пожимает руку) Неужто из Минска сюда добрались? Я, как сюда перебрался, уже и забыл, как асфальт на плошчы Незалежнасти пахнет
Владимир Сергеевич: А никак! Сняли его и плиткой фигурно все выложили, от Горисполкома и до Педуниверситета
Трофимыч: Асфальт сняли, а памятник с кепкой конечно нет!
Суворов: Ну что ты опять со своей политикой! Дай с человеком познакомиться. Гвардии майор Суворов Измаил Петрович! (пожимает руку) Свое оттрубил, теперь вот иностранных гостей принимаю. Жан-Поль! Иди, поздоровкайся с человеком!
Жан-Поль: Бонжур! (и далее по-французски)
Владимир Сергеевич: Бонжур! Он говорит, что не может оставить даму в таком положении
Суворов: Уже в положении ? Ай да Бельмондо! За это нельзя не выпить!
Панкратовна: Прошу к столу!
(все рассаживаются. Суворов наливает. Жан-Поль закрывает стакан рукой)
Суворов: Не, камрад! Так у нас не положено! Ты не бойся! Это не "Товарищ Бендер", это "Беларусь моя синеоокая", Брестского завода!
Жан-Поль: (говорит по французски)
Владимир Сергеевич: Жан-Поль просит прощения, что ранее не успел объяснить, что он абстинент
Суворов: Не уважает, значит? Или без примусу не может? Тогда мы его сейчас враз уговорим!
Трофимыч: Измаил Петрович! Человек не употребляет алкоголь из-за принципиальных соображений, но это не мешает ему поддерживать кампанию. Вот ты ж меня знаешь?
Суворов: Так абстинент, это как ты? Тогда нормально! Только что ж ему налить? Должон же он нас хоть символически поддерживать!
Панкратовна: Вон в том кувшине сок березовый
Доярка Настя: Тетя Тэкля, а можно я ему молока принесу? (встает)
Жан-Поль: (говорит по-французски)
Доярка Настя: (не дожидаясь перевода) Я сейчас, я молока принесу, свеженького, из погреба. Хочешь?
Жан-Поль: Уи! Уи! Мо-ло-ко!
Суворов: Гляди ты! Уже и переводчик не нужен! Ну, кто тост говорить будет?
Трофимыч: Как хозяин дома я прошу это сделать тебя, Измаил.
(появляются Председатель и Коля)
Председатель: Добрый вечер! Да тут пир горой!
Трофимыч: Милости просим! Давайте к столу, поужинайте с нами! Тут Тэкля Панкратовна расстаралась
(возвращается Настя, ласково наливает молока Жан-Полю)
Председатель: Спасибо. Да я ж только из-за стола. Вот пошел перед сном посмотреть, как приезжих наших разместили. Учитель наш новый говорит, что доволен, и Жан-Поль, я вижу, тоже. Я вам учителя оставлю, а сам, уж извините, пойду со Снежаной Петровной по поводу кастинга говорить. Кстати, на кастинге все должны быть, надо ж не ударить в грязь лицом перед идеологическим работником!
(занавес опускается)
От автора: Вот так завершился для нашего героя его первый день в Малых Кембрюках. А два последующих дня шла интенсивная подготовка к кастингу…
(На сцене перед занавесом появляется Снежана Петровна. Навстречу ей
выходит Евгений Евгеньевич
)
Евгений Евгеньевич: Здравствуйте, Снежана Петровна! А мы уж заждались!
Снежана Петровна: А я думала, я первая приду!
Евгений Евгеньевич: Так Вы первая и пришли!
(появляется Секретарша, но предпочитает остаться не замеченной)
Снежана Петровна: А, так Вы это о себе во множественном числе…
Евгений Евгеньевич: Это я от волнения!
Снежана Петровна: Не волнуйтесь, Евгений Евгеньевич, все у нас получится
Евгений Евгеньевич: Все?! Об этом я не мог даже мечтать!
Снежана Петровна: Получится, получится! У меня в этих делах уже есть кое-какой опыт. Вот, помню, на табачной фабрике проводили месячник по борьбе с курением, или в банно-прачечном комбинате неделю чистоты и везде на "отлично"
Евгений Евгеньевич: Так это вы о работе…
Снежана Петровна: А о чем же еще? Нам, работникам идеологического фронта, отдых только снится…
Евгений Евгеньевич: А как Вам тут у нас, хорошо спится?
Снежана Петровна: Вы знаете, вчера долго заснуть не могла. Наверное, из-за того, что место новое
Евгений Евгеньевич: Да! Я так и предполагал! В этом случае прогулки перед сном помочь могут. У нас тут вечером воздух такой опьяняющий, особенно над Переплюйкой, возле фермы
Снежана Петровна: Да я еще с окрестностями не знакома…
Евгений Евгеньевич: Позвольте мне сегодня вечером быть Вашим гидом
Снежана Петровна: Ох, до вечера еще далеко! Скажите-ка лучше, идет народ на кастинг?
Евгений Евгеньевич: А как же! Вот Малокембрюковская средняя школа записалась в полном составе; вокальная группа "Три О" - в ней, кстати, супруга председателя участвует, группа ветеранов труда под руководством Тэкли Панкратовны; Суворов, Измаил Петрович, …так… Все пока!
(подходит Секретарша)
Секретарша: Снежана Петровна! Ведь было решено, что в кастинге могут участвовать все желающие?
Снежана Петровна: Конечно, а в чем дело?
Секретарша: Сообщаю Вам, что заведующий клубом Гаевский, Евгений Евгеньевич единоличным решением из личных побуждений лишает отдельных представителей творческих масс права участия в мероприятии
Евгений Евгеньевич: Это поклеп и гнусные инсинуации!
Секретарша: Инсинуации? Выражаться Вы умеете, это все знают! Я Вам когда заявку на участие подала? Вчера! А сегодня прихожу, и что я вижу? "Позвольте быть Вашим гидом"! И это вместо того, чтобы внести меня в список! Как это все понимать, Снежана Петровна?!
Снежана Петровна: Что именно?!
Секретарша: Вы тут у нас человек новый, Снежана Петровна, и еще не знаете, с кем имеете дело! Вот Вы спросите его, какая у него была любимая роль в студенческие годы? Видите, молчит! А потому, что за этой внешностью скрывается тиран, изверг и женоубийца!
Снежана Петровна: Что Вы говорите?! Какой ужас!
Евгений Евгеньевич: Да! Я всегда хотел сыграть Отелло! Но не в жизни же!
Секретарша: Конечно! Кто ж ему в жизни такое позволит?! Только дурочка какая-нибудь! Но мы с Вами, Снежана Петровна, не дурочки! Пускай так один и тратит свои лучше годы!
Евгений Евгеньевич: Нет! Я больше не могу! Помоги мне, Иоганн-Себастьян!
(бросает списки и убегает)
Снежана Петровна: Куда же Вы, Евгений Евгеньевич?
(из-за кулис появляется Лариска)
Лариска: А за наушниками, Баха слушать! Теперь его два часа не дозовешься! Снежана Петровна, может Вы скажете, а сколько времени должно длиться выступление?
Снежана Петровна: Вы готовьте, сколько хотите. А комиссия вас прервет, если понадобится
Лариска: И еще! Вениамин Трофимыч просил меня узнать, а могут ли приезжие поучаствовать? Если да, то запишите его и Владимира Сергеевича, он решил тут до конца отпуска остаться.
Снежана Петровна: Хорошо, запишу!
Секретарша: И меня допишите! Впереди! Пусть знает! Это я с виду такая хрупкая, а внутри как… как…
Лариска: Как дентин, что в зубах! Нам сегодня Николай Валерьевич говорил, что он по прочности стали не уступает!
Секретарша: Какие зубы?! Опять ты ерунду какую-то несешь! Сколько раз тебе говорили…
Лариска: Ну почему ерунду? Вон сами у Николая Валерьевича спросите, он сюда идет!
(Появляется Коля)
Коля: Здравствуйте! Снежана Петровна, мне Мефодий Игнатьевич поручил вариант сценария к мюзиклу написать, так я хочу с Вами и Евгением Евгеньевичем посоветоваться
Лариска: Николай Валерьевич, а там женские роли будут?
Секретарша: Ой, да пошли скорей отсюда, не мешай людям работать! Женские роли ей подавай !
(Все уходят в разные стороны)
От автора: Как видите жизнь в Малых Кембрюках закипела ключом. Николай, слегка поотвыкший за 5 курс и последипломное лето от такого напряженного ее биения, возвращаясь в дом Ольги-продавщицы, даже почувствовал себя слегка усталым. Да и есть уже давно хотелось…
Коля: Добрый вечер, Ольга Михайловна! Вы уже дома? А я только хотел в магазин сходить! Забежал вот только кошелек взять
Продавщица: А чего Вам в том магазине делать?
Коля: Да еды хотел какой-нибудь купить… Скажите, а макароны "Ролтон" у Вас в магазине есть?
Продавщица: А это что еще такое? Сколько лет в магазине работаю, а не слыхала
Коля: О! Это любимая студенческая еда, их можно даже сырыми есть, а если еще и кипяточком залить! И главное дешево: на стипендию можно целую упаковку купить и еще на одну бутылку пива останется!
Продавщица: А Божа ж ты мой! Макароны! Сырыми! То-то, я гляжу, Вы такой тощенький!
Коля: Ольга Михайловна, а вы одна в магазине работаете?
Продавщица: А кто ж еще там работать сможет при таком-то снабжении? Одна, в магазине одна, да и дома … А ты чего спрашиваешь?
Коля: Так если Вы здесь, то там ничего и не купишь? Ладно, я тогда спать пойду, притомился что-то сегодня…
Продавщица: А ужинать, что ли, не будете? Я ж специально пораньше ушла, чтоб зразы приготовить! Ну, конечно, вы, городские, к такой еде не привыкли, мы уж тут без марципанов обходимся…
Коля: Да что Вы, Ольга Михайловна! Я так, как вчера, уже и не знаю сколько лет не ел! Пять, наверное… Точно, с первого курса! Только чего ж я вас объедать буду…
Продавщица: Авось не объешь! Так что, прошу к столу!
(начинают ужинать. Коля активно ест, Ольга смотрит на него)
Коля: (случайно подняв голову и заметив, что Ольга не ест) А Вы чего ж ничего не едите, Ольга Михайловна?
Продавщица: Вы ешьте, ешьте, коли вкусно…
Коля: (с полным ртом) Еще как!
Продавщица: А за меня не волнуйтесь, авось, не похудею. Я люблю, когда человек хорошо ест. Как моя бабушка говорила, тот хорошо ест, кто хорошо работает
Коля: И моя бабушка так говорила! И еще говорила: "Ешь, пока я живая! Разве молодые теперь так сготовят!". Но, вижу, ошибалась моя бабушка!
Продавщица: А Вы еще берите, коли нравится! Авось, живот-то не лопнет! А Вы чего долго-то так в школе были?
Коля: Я еще после школы в клуб заходил. Мефодий Игнатьевич просил в подготовке мюзикла поучаствовать, ты, говорит, недавно из города, у тебя взгляд современный…
Продавщица: А что, и правда мюзикл будут ставить?
Коля: А это после кастинга выяснится
Продавщица: А вот Вы мне скажите, что на этом кастинге показывать надо?
Коля: А кто что умеет
Продавщица: Так Евгений Евгеньевич и так давно знает, кто тут у нас что умеет
Коля: Не скажите… Кастинг - ситуация стрессовая, необычная. Тут люди с неожиданной стороны раскрыться могут
Продавщица: Значит, могут? А то мы тут с Ольгами засомневались… Николай! Вы ж говорили, что артистом были?
Коля: Да это я так, преувеличил немного. У нас на биофаке Биотеатр есть, но самом деле это и не театр вовсе - просто мы там шутим два или три раза в год
Продавщица: Шутите? Это хорошо! Ох, заругают меня Ольги, ну да ладно! Мы с учительницей да с женой председателя тоже пошутить собрались, мы ведь когда-то в одном классе учились, только я вот теперь подумала, что мужик в нашей шутке не помешает… Так, сейчас они за мной зайдут, чтобы к Ольге Николаевне репетировать идти… Вы подождите в другой комнате, пока я сними поговорю. Да погодите, доешьте хоть сначала!
Коля: Ох! Спасибо большое! Так наелся, что и встать тяжело!
Продавщица: Ну, вот! А как же Вы танцевать будете?
Коля: Танцевать?! А с кем?
Продавщица: А что, со мной уже и потанцевать нельзя?
Коля: С Вами?! Да хоть сейчас!
Продавщица: Вот это я понимаю! Только просьба у меня к Вам, Николай: чтоб Ольги не сомневались, что Вы с нами за одно, может мы на "ты" перейдем?
Коля: Да я с радостью! Мне всегда с теми, кто мне нравится, проще на "ты" разговаривать
Продавщица: А это правда?
Коля: Что проще?
Продавщица: Нет, что нравится? Да я шучу! Так переходим на "ты"?
Коля: Переходим!
Продавщица: Нет!
Коля: Ну, вот! Вечно мне не везет!
Продавщица: Да не в этом смысле "нет"! Сейчас! (убегает, прибегает с бутылкой). Чтоб все, как положено, было! (наливает по стопке) На брудершафт! (выпивают, целуются)
(входят Ольга Николаевна и жена председателя)
Жена председателя: Ого!
Ольга Николаевна: Мы, кажется, не вовремя!
Продавщица: Ой, девочки! Мы вот с Колей решили…
Ольга Николаевна: Уже? Нет, Олька, я всегда твоей решительности завидовала!
Жена председателя: Ну, что ж! Совет да любовь!
Продавщица: Да вы что? Мы же с Николаем Валерьевичем просто решили на "ты" перейти, чтоб нам легче репетировать было
Ольга Николаевна: Что репетировать? А как же наш номер?
Продавщица: Так я ж про то и говорю! Он в нашем ансамбле дансинг-группой будет!
Жена председателя: А не проболтается?
Коля: Да не в жизнь!
(занавес опускается)
От автора: Вот так, стремительно и бесповоротно вихрь культурной жизни Малых Кембрюков захватил Николая и бросил в самую гущу событий. А события дальше разворачивались с небывалой быстротой и время до кастинга пролетело мгновенно. Погода в этот день выдалась дождливая, но почти все уже собрались…
(перед занавесом появляется Евгений Евгеньевич и, в волнении заламывая руки, ходит взад и вперед. С другого конца сцены появляется Секретарша в плаще с капюшоном)
Евгений Евгеньевич: Снежана Петровна! Я так волнуюсь! Где председатель?! Снимайте плащ, давайте я Вам помогу!
Секретарша: Не надо, Евгений Евгеньевич! Меня что-то знобит немного. А председатель просил передать, чтоб подождали, он немного запаздывает. Как Вы думаете, Евгений Евгеньевич, найдем мы кого-нибудь на главные женские роли?
Евгений Евгеньевич: Ох, не знаю, не знаю! А что это у Вас с голосом? Простудились?
Секретарша: Сама не знаю! Но вы не волнуйтесь, это пройдет. А что, если нам на одну из главных ролей Изольду Сократовну попробовать?
Евгений Евгеньевич: Изольду? Не напоминайте мне о ней! Она, несомненно, талантлива, но характер!
Секретарша: Но и у Вас, как я успела заметить, не лучше!
Евгений Евгеньевич: Ну и что?! Ведь я же режиссер!
екретарша: И вообще, причем здесь характер? Вам же ее не в жены брать, а в актрисы
Евгений Евгеньевич: Вот именно! И потом, Вы знаете, она как-то не умеет перевоплощаться. Как-то для меня она всегда узнаваема. А Станиславский как-то говорил Немировичу-Данченко…
(появляются Снежана Петровна и председатель)
Председатель: О! Я ж говорил, Снежана Петровна, что Евгений Евгеньевич еще последние наставления дает
Снежана Петровна: Да, мы как раз успели! Евгений Евгеньевич, где тут у вас можно плащ повесить? Да что это с Вами? Как будто Вы меня не узнаете?
Евгений Евгеньевич: Так это Вы?
Председатель: А кто ж еще? Может, начнем? Где мы тут разместиться должны?
Евгений Евгеньевич: Это как-то…
Секретарша: (сбросив капюшон) Как-то, как-то! Так кто не умеет перевоплощаться? А еще режиссер! (гордо уходит)
Председатель: Изольда тоже волнуется… Это хорошо, Евгений, что ты ее поддержал! Так где мы сядем?
Снежана Петровна: Я думаю, здесь. Кто там у нас первый? Да что с Вами, Евгений Евгеньевич? Дайте-ка мне список… А давайте с молодежи начнем!
Председатель: А что ж, молодым, как говорится, везде у нас дорога!
(занавес поднимается)
Кто-то из школьников: (объявляет) Отрывок из спектакля "Недоросль". Исполняет народный молодежный театр Малокембрюковской средней школы (Уходит)
(идет пьеса)
Председатель: Ай-да Фонвизин! В 19-ом веке, а так современно написал!
Снежана Петровна: А теперь, пожалуйста, Изольда Сократовна! Хабанера из оперы Бизе "Кармен"
Евгений Евгеньевич: Ведь она же собиралась байки на беларускай мове читать! А сейчас петь, да еще и оперу? Не ожидал…
Снежана Петровна: Вчера, пока Вас не было, Изольда Сократовна попросила внести изменения. Так будем слушать?
(появляется Секретарша. Став в позу Кармен исполняет следующее)
Секретарша:
О, каханне не шуры-муры,
Каханне нельга нам злавіць
Яўген, ты думаў мы, бабы- дуры
І памыляўся, як мае быць
Да Сняжаны ты заляцаўся
Ты з ёй хацеў крутіць раман
А яна вось не паддалася
На артыстычны твой падман
Яўген, Яўген, Яўген, Яўген
Яўген, ты ведай, я кахаю,
Хоць ты кахаешь не мяне

(Евгений Евгеньевич в порыве страсти вступает)
Евгений Евгеньевич:
Ізольда, што тут спяваешь?
Клянуся Бахам ў галаве
Што у галаве маёй і ў сэрцы
Заўжды пануешь толькі ты
Але ж ты зачыніла дверцы
І папаліла ўсе масты

Секретарша: О, Яўген! Я табе не веру
Артыст ты здатны і рэжысёр
Евгений Евгеньевич: Адчыні ты у сэрца дзверы
Я ад кахання ледзь не памёр
У мяне ўсе ўнутры кіпела
І клакацела ўсё, як вулкан
Ах, Ізольда я твой Атэла

Секретарша: Хай жа Лепей ты быў Трыстан
Любоў, любоў, любоў, любоў
Любоў не ўздохі на скамейцы
І не прагулкі пры луне
Баліць ўсе ў маім сэрцы
Не, не падманешь ты мяне

Евгений Евгеньевич: Мяне кідаешь ты , так што ж!
Кідай мяне мацней
Секретарша: Яўген! Я назаўжды твая
Бяры мене хутчэй
(падает на руки Евгения Евгеньевича, он уносит ее за кулисы)
Председатель: Вот она, великая сила искусства! Наконец-то! Ну, спасибо, Снежана Петровна! Без Вас бы ничего не получилось!
Снежана Петровна: Вы так думаете?
Председатель: Конечно! Для настоящей любви стимул нужен! Что-нибудь необычное!
Снежана Петровна: Мне кажется, сейчас такое необычное снова будет, но только для Вас, Мефодий Игнатьевич. Вокальная группа "Три О"
Председатель: А что же тут необычного? Мы этих "Три О" с детства знаем! Что поют? "Купалинку"?
Снежана Петровна: Да нет, песня из репертуара группы "Виагра" в сопровождении дансинг-солиста Николая Иващенко!
(идет объявленный номер)
Председатель: Что же это такое творится! Моя Ольга и такое танцует! Это же черт знает что! Это не кастинг, это вертеп какой-то!
Снежана Петровна: Нет, Мефодий Игнатьевич! Это великая сила искусства, как Вы говорите. Особенно если это современное поп-искусство
Председатель: Да уж поп, так поп, но зачем же этим самым еще и вертеть в таком возрасте!
Снежана Петровна: А ей, этой силе, все возрасты подвластны. Вот дальше у нас по списку Вениамин Трофимыч и Владимир Сергеевич с песенкой Герцога из оперы "Риголетто"
Председатель: А-а-а! "Сердце красавицы склонно к измене"? Очень жизненно! Ну, так я сейчас тоже всех удивлю!
(встает и идет к сцене)
Председатель: А ну, старики, подвинься! Начинай!
(исполняется ария, после ее окончания председатель возвращается на место в жюри)
Суворов: Бис! Браво! Бра-во! Бра-во!
Снежана Петровна: Попрошу соблюдать тишину, вы мешаете работе комиссии!
Суворов: Так это ж моя любимая песня!
Панкратовна: Да стихни ты, Измаил! Дай людям посовещаться, а то еще не так оценют!
Суворов: Да не волнуйся, Панкратовна, возьмут твоего Веньку, как пить дать возьмут!
Панкратовна: А тебе бы все пить! Стихни!
Снежана Петровна: Ну, Мефодий Игнатьевич, не ожидала от Вас!
Председатель: Я сам не ожидал!
Снежана Петровна: Вы хотите сказать, что до этого никогда не пели?
Председатель: Почему же не пел?! Я в армии даже запевалой был, один раз, когда все, кто умел петь, перед смотром заболели, капусты поели и отравились
Снежана Петровна: А оперу пели?
Председатель: Нет, оперу я писал
Снежана Петровна: Музыку или либретто?
Председатель: Объяснительную, по поводу той капусты, я тогда дежурным по кухне был. Снежана Петровна: Так это Вы первый раз?! Да Вы просто талант! Евгений Евгеньевич в опере - ну, так это понятно…
Председатель: А мне вот непонятно, где это он так долго? Семейная жизнь - дело важное, но ведь работа тоже не последнее. Надо же кого-то выбирать. В конце концов, ему же потом с этими людьми работать
Снежана Петровна: Да вон он уже бежит!
Председатель: Евгений Евгеньевич! Тут уже программа заканчивается, а Вы там, шуры-муры, понимаете!
Евгений Евгеньевич: Я попрошу, Мефодий Игнатьевич, не выражаться в таком тоне о наших с Изольдой отношениях!
Председатель: Вот это я понимаю! Мужик! Настоящий мужик! Все, выписываю тебе из колхозного фонда на свадьбу свинью! Но только после "Дожинок", сам понимаешь, дело больно ответственное.
Евгений Евгеньевич: Согласен! Так, кого Вы уже просмотрели?
Снежана Петровна: Да, собственно, почти всех, только группа ветеранов труда осталась… Вот, можете сами посмотреть
Евгений Евгеньевич: Так … Так… В основном вокал, но ведь мюзикл это еще и танцы, причем в современных ритмах! Что делать?!
Председатель: Односельчане! Под угрозой срыва важнейшее для нашего колхоза дело! Я знаю, что в трудные минуты наши люди способны на подвиг, готовы сделать все - возможное и невозможное…
Панкратовна: Да мы ж завсегда! Ты только скажи, что делать надо!
Председатель: Наше общее дело в лице Евгения Евгеньевича требует современного ритмического танца
Панкратовна: Будет табе танец, Мефодий Игнатьевич! Ради общего дела мы и помолодеть сможем! А ну-ка, бабоньки, ходь сюды!
(Три бабушки и Панкратовна шепчутся и уходят за кулисы. Из кулис выходят одетые под старушек девочки из группы спортивной аэробики, сбрасывают одежду и исполняют свой танец)
(Занавес опускается)

От автора: Вот так кастинг в Малых Кембрюках еще раз подтвердил, что в жизни ничего невозможного нет. Следующие три недели вся деревня в едином порыве репетировала праздничный спектакль "Светлый путь", финал которого был признан идеологическим руководством лучшим за всю историю самодеятельного искусства и был показан на главной сцене страны…
(занавес поднимается)
(На сцене сводный хор колхоза "Светлый путь")
Чтец-декламатор:
Мы пережили годы перестройки
Нас не сломил суровый 21-ый век
Все потому, что правит нами стойкий
Простой, наш деревенский человек
Чтица-декламатор:
И без его простого руководства
Никто не ступит, не пойдет в поля
Его вскормила Шкловщина родная
Простая белорусская земля
Чтец-декламатор:
Где что случилось, там он сразу будет
Домчит его военный вертолет
И потому народ наш белорусский
К социализму движется вперед
Чтица-декламатор:
Нам все равно, куда идут другие страны
Стране он выбрал самый светлый путь
Его опора - наши ветераны
И их с пути такого не свернуть
Чтец-декламатор:
Пусть мир трясут сплошные катаклизмы
Пусть лезет во все дырки дядя Сэм
Через его мировоззренья призму
Мы им еще покажем что-то всем
Чтица-декламатор:
Он может все, во всем его участье
Он варит сталь, он учит, ткани ткет
И потому в порыве гордости и счастья
Слагает песни про него народ
(Звучит песня о папе).

Песенка про Папу
Сколько песен мы с Вами вместе
Спели нашей стране родной!
А про папу до этой песни,
Песни не было ни одной

Припев:
Папа может, папа может
Все, что угодно:
Плавать брассом, спорить басом
Дрова рубить
Папа может, папа может
Быть, кем угодно
Даже лучшим хоккеистом он может быть

Папа с нами - все в порядке!
Газ горит и не гаснет свет
Папа дома, конечно, главный
Но только с нами и только здесь

Припев:
- " -

Даже лучшим футболистом он может быть
И с задачкою трудной самой
Папа справится - дайте срок!
И потом все решает сам он,
Если раньше решить не смог

Припев:
- " -

Даже лучшим в лыжных гонках он может быть
Самым лучшим, самым-самым он может быть!

(После окончания песни заневес закрывается)
От автора: Но искусство искусством, а жизнь всегда берет свое. После слегка затянувшихся "Дожинок" по давно забытой, но еще не полностью утраченной традиции, в Малых Кембрюках сыграли столько свадеб, сколько не игралось здесь за все послевоенные годы. И так уж сложилось, но все эти невероятные события в памяти народной почему-то так соединились с приездом нового учителя, что в календаре колхоза "Светлый путь" появился новый праздник - День Биолога!
(все поют "День Биолога - радостный день")


Страница обновлена: 27.03.2012 21:28

Расписание 47 автобуса Расписание занятий Следуйте за белым кроликом...

 

Наверх Наверх Наверх 


На главную | © 2003-2019 Л. Валентович, П. Тумилович | Авторские права |