+ /     

Биологический факультет БГУ.    

СПЕКТАКЛИ БИОТЕАТРА: Свинячье дело или Просто жесть!


Прошел в ДКиСЖ 16 мая 2008 г


Действующие лица и исполнители:


Катерина Тимофеевна - студентка 2 курса биологического факультета БГУ Евгения Щербакова

Игнатьевна - студентка 3 курса биологического факультета БГУ Александра Тумилович

Архип Архипович - студент 3 курса биологического факультета БГУ Николай Бабичев

Анастасия Сергеевна – младший научный. сотрудник лаборатории средств биологического контроля Института микробиологии НАН Беларуси Анастасия Бережная

Эмма Аркадьевна - студентка 4 курса биологического факультета БГУ Вероника Пинчук

Баба Галя - студент 4 курса биологического факультета Андрей Ничипор

Алевтина Евлампиевна - студентка 5 курса биологического факультета БГУ Ольга Бирюкова

Эдик – студент 2 курса биологического факультета БГУ Кирилл Косилка

Юрик - студент 4 курса биологического факультета БГУ Юрий Станько

Антон Петрович – аспирант биологического факультета БГУ Максим Немчинов

Алексей Викторович – младший научныйсотрудник лаборатории паразитологии ГНПО «НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам» Алексей Шпак

Александр Леонидович - ассистент кафедры молекулярной биологии биологического факультета БГУ Александр Лагоненко

Павел - магистрант биологического факультета БГУПавел Велигуров

Илья - студент 5 курса факультета радиофоизики и электроники БГУ Илья Жебрак

Олег Владимирович - магистрант Института генетики и цитологии НАН Беларуси Олег Левданский

Елена Константиновна - младший научный сотрудник лаборатории морфогенеза растений Института генетики и цитологии НАН Беларуси Елена Антоненко

Ольга – младший научный сотрудник отдела биохимии и биотехнологии растений Центрального ботанического сада НАН Беларуси Ольга Козлова

Кира – студентка 3 курса биологического факультета БГУ Юлия Белько

Ира – студентка 3 курса биологического факультета БГУ Мария Слесарчук

Лена – студентка 4 курса биологического факультета БГУ Елена Вилюга

Женя - студентка 2 курса биологического факультета БГУ Евгения Щербакова

Изольда - аспирант Института зоологии НАН Беларуси Екатерина Хейдорова

Жанна - студентка 3 курса биологического факультета БГУ Ольга Игнатьева

Иван Дормидонтович - стажер-исследовательИнститута фармакологии и биохимии НАН Беларуси Иван Погребняков

Ирина Пупцова – магистрант биологического факультета БГУ Ирина Кудина

Николай - сотрудник кафедры биохимии биологического факультета БГУ Николай Иващенко

- «» «» -

Финансовый директор - выпускник биофака 2002 года Добросоцких Сергей

Рекламное обеспечение, дизайн билетов – аспирант биологического факультета БГУ Леонид Валентович

Компьютерное и техническое обеспечение - выпускник биофака 2005 года Александр Пожах

Автор текста рэпа – младший научный сотрудник отдела биохимии и биотехнологии растений Центрального ботанического сада НАН Беларуси Ольга Козлова

Автор сценария и режиссер - доцент кафедры микробиологии биологического факультета БГУ Александр Георгиевич Песнякевич



Голос из-за сцены: Эта история произошла в апреле… неважно какого года. Одно только известно, что этот учебный год для студента Юрика не заладился с самого начала. Сначала его не заселили в общежитие, мотивируя это тем, что жилой фонд университета катастрофически обветшал, а количество студентов из дружественной нам восточной страны столь же катастрофически выросло. И, кроме того, университет должен срочно достроить здание факультета международных отношений, а не то подпирающий его снизу «Макдональдс» начнет расти и самое высокое университетское здание рухнет прямо на Привокзальную площадь, поэтому денег на ремонт общежитий в этом году не предвидится. Несмотря на столь веские аргументы, Юрик расстроился и пропустил полторы лекции одного уважаемого профессора. И уж лучше бы он пропустил две – не любит этот профессор, когда обуреваемые жаждой знаний студенты вламываются после начала, поскольку тогда в его журнале посещаемости приходится делать исправления, и журнал от этого теряет аккуратный вид, чего профессор не любит еще больше. Поэтому в сессию получилась у Юрика пересдача, и место его в очереди его на заселение в общежитие хотя бы с февраля приказало долго жить… Только вот не приказало где: двоюродная тетка в Новинках вынуждена была Юрику в койкоместе отказать, поскольку после обращения тетки в «ТАРОцентртелеком» вернулся ее четвертый муж. После этого Юрик не взлюбил телеканал ТДК еще больше, и две недели рыскал вечерами по районам с «хрущевками», которые повсеместно обшивали утеплительными плитами и раскрашивали в веселенькие тона. И правильно – выйдешь из серо-мрачной квартиры с потеками на потолке и плесенью на стенах, посмотришь на розово-фиолетовый, или еще лучше, ядовито-желтенький фасад, и… начинаешь верить Первому каналу. И вот как раз в таком желтом доме Юрику повезло – удивительная женщина Алевтина Евлампиевна, удостоверившись, что единственной вредной привычкой Юрика является тяга к знаниям, сдала ему комнату, можно сказать, за бесценок. А можно и не говорить – все равно не поверите, поскольку теперь таких цен не бывает. А особенно хорошо было, что в этом же доме, в правом крыле первого этажа располагался ЖЭС-16, в котором Юрик сумел устроиться на работу. Не спрашивайте кем – посылали Юрика обычно туда, где рабочих рук не хватало, а это значит, везде. Прямо так и говорили: «Где тут у нас сегодня завал? Ага! Придется подождать до вечера…» «Как это до вечера?! Как это до вечера?!» - кричали иногда некоторые нетерпеливые жильцы. «А как же еще?» - удивлялись в ЖЭСе, - «Юрик ведь у нас во вторую смену работает, он же в первую в университет должен ходить». И что поразительно – слово университет в большинстве случаев действовало магически, особенно на пенсионеров с высшим образованием. Наверное, молодость вспоминали… И было все, в общем-то, хорошо, аж до 1-го апреля, но в этот злополучный день директор ЖЭСа Архип Архипович Невструев возвращался из Управления домами не в духе…


(Генеральный занавес открывается. На сцене перед первым занавесом скамеечка у подъезда. На ней сидят старушки)


Катерина Тимофеевна:
Слышь, Игнатьевна, ты сегодня в продуктовый ходила?

Игнатьевна: Да ходила…

Катерина Тимофеевна: И что?

Игнатьевна: На кефир посмотрела – красивые бутылки стали делать. Раньше в таких только одеколон продавали – фигурная вся и девка на ней такая нарисована, просто загляденье!

Катерина Тимофеевна: А ты в продуктовом была или в парфюмерном? А, да сейчас не поймешь – написано продуктовый, а там и чулки, и лак для волос, и эти… которые вместо горшка…

Игнатьевна: Кастрюли? Так это в хозяйственном, в 33-ем доме…

Катерина Тимофеевна: Да какие кастрюли?! Я же тебе про эти, которые в унитаз нельзя кидать…Помнишь, как Илья с Паханом полдня из подвала не вылезали, а потом Пахан выходит злой такой и это перед собой несёт

Игнатьевна: Кастрюлю? Так это у них там, только не говори ни кому, аппарат стоит и из него в кастрюлю капает, сама видела

Катерина Тимофеевна: Да кастрюля у них в шестом подъезде стоит, а это ж в третьем было, который затопило

Игнатьевна: А почему затопило?

Катерина Тимофеевна: А потому что это в трубе застряло!

Игнатьевна: В трубе?! Так оно ж взорваться могло! Там, когда в аппарате чего засоряется, такое давление, у нас, помню, в деревне, я еще маленькая была, корову в лесу чуть не убило

Катерина Тимофеевна: Игнатьевна, ну, у тебя точно склероз! Про детство она вспоминает!

Игнатьевна: Да не только про детство, я много чего помню – как кукурузу вместо картошки сеяли и бригадиру нашему сам Никита Сергеевич грамоту из Москвы прислал! Это тебе не абы что, Никита Сергеевич тогда почти что как у нас теперь Александр Григорьевич был… А ты, говоришь, про детство!

Катерина Тимофеевна: Вспомнила!

Игнатьевна: Про Никиту Сергеевича или про Александра Григорьевича?

Катерина Тимофеевна: Про то, что в трубе застряло – памперсы это называется! А про Александра Григорьевича и вспоминать не надо, я про него все время по телевизору смотрю, а вот про памперсы эти – переключаю, потому как из-за них дети к порядку не приучены, без горшка вырастают и потом в подъездах черт знает что вытворяют!

Игнатьевна: Что правда, то правда! Я вот давно хотела Архипычу сказать, что надо что-то с ними делать, совсем от рук отбились…


(Появляется Архип Архипович в шляпе и с портфелем)


Катерина Тимофеевна:
А вот он как раз и идет! Доброго здоровьица, Архип Архипович!

Игнатьевна: Добрый день, Архип Архипович!

Архип Архипович: И вам, женщины, доброго здоровьица! А вот день сегодня… не самый лучший (поднимает глаза на вывеску ЖЭСа). Ну, вот! Опять! Катерина Тимофеевна, вы тут с Игнатьевной давно сидите?

Катерина Тимофеевна: Да, почитай, с утра! Я вот в магазин хотела пойти, да Игнатьевну встретила…

Архип Архипович: И никого здесь возле вывески не видели?

Игнатьевна: Да Галя из четвертого подъезда приходила, подергала дверь и пошла…

Архип Архипович: Какая Галя?

Катерина Тимофеевна: Да у нас тут одна Галя и есть! С Ганцевич которая!

Архип Архипович: А дверь зачем дергала?

Игнатьевна: А хто ж ее знает! Галя, она ж сама себе на уме…

Катерина Тимофеевна: Так, видно, спросить чего хотела

Архип Архипович: Так зашла бы и спросила! А дверь то чего дергать?

Игнатьевна: Так закрыто же там…

Архип Архипович: Как закрыто? Рабочий день с 8 часов, понимаешь…


(Появляется Анастасия Сергеевна)


Анастасия Сергеевна:
Здравствуйте, Архип Архипович! Вы уже вернулись?

Архип Архипович: Я то уже, а Вы, как я вижу, еще…

Анастасия Сергеевна: Что Вы имеете в виду, Архип Архипыч?

Архип Архипович: А то, что на работу надо вовремя приходить! Если я сегодня в Управлении, это не значит…

Анастасия Сергеевна: А вот этого не надо, Архип Архипыч! Я сегодня с восьми утра, как пчелка, не покладая рук, всех по объектам направила…

Архип Архипович: Ну что Вы такое говорите?! Ну, какие у пчелки руки?! У нее ходильные ноги, три пары!

Анастасия Сергеевна: И откуда Вы все знаете, Архип Архипыч ?!

Архип Архипович: Про насекомых мне Юрик вчера рассказывал! И причем не наврал, я вечером в библиотеку зашел и проверил! А Вы, Анастасия Сергеевна, от вопроса не уходите! Почему Вас не было на рабочем месте, когда квартиросъемщик Галина…

Анастасия Сергеевна: Баба Галя, что ли? Она по поводу лампочки в подъезде сказать хотела. Я ж ее только что на рынке видела!

Архип Архипович: На рынке, в рабочее время?! А вот это Вы, Анастасия Сергеевна, видели?! (показывает на вывеску).

Анастасия Сергеевна: Опять! Ну, говорила же я Павлу, привари ты эту черточку автогеном! Так у него то карбида нету, то Илья лестницу на чердаке закрыл… Да ладно, Архип Архипыч, Юрик после обеда придет, поставит на место

Архип Архипович: Что значит ладно?! У нас тут скоро показательный субботник будет, гости иностранные приедут… Нет, надо разобраться, кто это так хулиганит!

Анастасия Сергеевна: Ну, кто, кто? Подростки, конечно! Это ж у них теперь любимое слово. Мне моя недавно говорит: «Мать, ты видела, какие джинсы Наташка купила? Это ж просто жесть!»

Архип Архипович: Штаны из жести?! Это ж средневековье какое-то!

Катерина Тимофеевна: А средневековье и есть! Где стоят, там и плюют! В подъезд не войти! И лампочку специально выкручивают. Мы с Игнатьевной их из своего подъезда погнали, так они теперь в четвертом, как это… пасуются

Игнатьевна: Не пасуются, а тусуются! У них это так теперь называется. Архип Архипыч, может ЖЭС на них какую управу найдет?

Анастасия Сергеевна: А причем тут ЖЭС? Это надо Петровичу сказать. Он, кстати, Архип Архипыч, звонил с утра, спрашивал, когда Вы будете. Просил сообщить, когда ему зайти лучше.

Архип Архипович: А давайте-ка, Анастасия Сергеевна, собрание актива проведем. И наши все чтоб были. Буду задачи на ближайшие две недели ставить. Задачи ответственные, и Петровича к их выполнению тоже подключить стоит. Так что вешайте объявление, а лучше еще и позвонить, предупредить, что явка обязательна.

Анастасия Сергеевна: Так Петровичу сказать, чтоб на собрание приходил? Или на сегодня встречу назначить?

Архип Архипович: Скажите, что я сегодня до шести буду, пусть приходит. И как Юрик появится, пусть сразу ко мне зайдет – есть у меня к нему пара вопросов.


(Архип Архипыч уходит)

Анастасия Сергеевна: Хорошо, я Алевтину прямо сейчас и предупрежу. Женщины, Алевтина на месте?

Игнатьевна: А где ж ей быть – я еще в магазин шла, она колесо по лестнице скатывала.

Катерина Тимофеевна: Ты ж только при ней такого не говори!

Игнатьевна: А что я такого сказала?

Катерина Тимофеевна: Настоящие водилы говорят скат, а не колесо!

Игнатьевна: Я ж, слава Богу, не водила!

Катерина Тимофеевна: Это уж точно, слава Богу! Я б с тобой не поехала…

Игнатьевна: А я б тебя и не взяла!

Анастасия Сергеевна: Да, полно вам, женщины! А то опять поругаетесь! Просьба у меня к вам есть: Алевтина будет обедать домой идти, так вы ей просьбу Архип Архипыча передайте. А то мне в яму лезть неохота!

Игнатьевна: Да ладно, иди уж! Погода хорошая, я еще посижу…


(Анастасия Сергеевна уходит. Появляется Эмма Аркадьевна)


Катерина Тимофеевна:
Посидит она… Это я посижу, иди, Анастасия, иди, все передадим. (замечает Эмму Аркадьевну) О, гляди ты, красавица наша вышла! И для кого наряжается?

Игнатьевна: И почему для кого? Просто Эмма Аркадьевна, как настоящая женщина, всегда хочет быть красивой

Катерина Тимофеевна: Просто! Знаем мы это просто! Только кто ж ее такую фанаберистую возьмет?

Эмма Аркадьевна: Здравствуйте! В ЖЭСе есть сегодня кто? Я вот в музей собралась, но решила все-таки зайти и поставить вопрос

Игнатьевна: В музей? А в какой? В наше время те, кто в музеи ходит, это такая редкость!

Катерина Тимофеевна: Ну, ясно ж в какой! Таким редкостям только в историческом музее и место!

Эмма Аркадьевна: А вот и не угадали! В художественный пойду, там недавно экспозицию поменяли, старые мастера из запасникóв Третьяковки приехали!

Катерина Тимофеевна: Да, из запасникóв – это хорошо, они ж только для армии старые, и пенсия у них, не то, что у нас… Правильно я говорю, Эмма Аркадьевна? Так что желаю успеха!

Эмма Аркадьевна: Я, уж извините, не очень вопрос Ваш поняла, но за пожелание благодарю.


(Появляется Баба Галя)


Баба Галя:
А здорова ж, бабоньки! Настю з ЖЭСу не видали? Не? Казала жа, што будзе! От, трасца ей у бок! А мо Илья дзе тут швэндаецца?

Игнатьевна: Ну, ты, Галя, и тарахтишь!

Баба Галя: А што ж нам и не патарахцець? Мы ж жэншчыны яшчэ хоть куды! Праўду кажу, Эмма Аркадьеўна?

Эмма Аркадьевна:Хотелось бы верить Вашим словам, Галина

Баба Галя: А ты и верь! Так есть хто у ЖЭСе, ці не? (выходит Анастасия Сергеевна и начинает вешать объявление). Во, Настя! Так кто в четвертый подъезд пойдет лампочку вкручивать?

Анастасия Сергеевна: Да не волнуйтесь Вы, баба Галя! Павел или Илья придут, я сразу кого-нибудь и пошлю.


(Вешает объявление и уходит)


Баба Галя:
Ну, эти не скоро придут, я их возле мини-маркета встретила

Игнатьевна: А в мини-маркете в винно-водочном переучет сегодня

Катерина Тимофеевна: Для кого переучет, а для кого круглосуточно – у них кореш там в грузчиках

Эмма Аркадьевна: Смотрю я на вас, женщины, и думаю – вам бы в уголовном розыске работать. Или романы детективные писать, как Дарья Донцова

Баба Галя: А я б и писала, только у меня машины нету

Игнатьевна: А зачем она тебе? Хочешь, как Алевтина, под ней с утра до вечера загорать?

Баба Галя: Не, я ж не про такую, я про писательную – сейчас писатели ручкой не пишут, они машину специальную включают, ложатся на диван и все этой машине рассказывают. А она потом из этого книжку делает

Катерина Тимофеевна: И где ж ты такое видела? Не уж то в Ганцевичах?

Баба Галя: А и ў Ганцевичах! Там у сваяченицы маёй телевизар са спутникам, зять ейны зрабіў, так у него аж 532 каналы!

Игнатьевна:Да брэшаш ты ўсё! Зять ейны спутнік зрабіў! И из рогатки запустил!

Баба Галя: Гэта хто брэша?! Да зять ейны на бонбе атамнай служил! А ты, Игнатьевна, если в технике не разбираешься, так и не гавары! Вон Алевтина идет, она в технике не то, что ты! Алевтина, скажи, есть у писателей машины?

Алевтина Евлампиевна: А то! Машина должна у каждого быть! Только не каждый с ней обращаться умеет. Вот, возьмем, к примеру, карбюратор…

Катерина Тимофеевна: Алевтина Евлампиевна, тут Архип Архипыч просил жильцу твоему передать, что он его дожидается. Чтоб сразу, как с университета придет, к нему бежал.

Алевтина Евлампиевна: А что случилось-то? Он мне сегодня обещал движок помочь снять, клапаны хочу отрегулировать.

Игнатьевна: Что случилось, не знаем, но Архип Архипыч собрание актива назначил, значит, дело серьезное

Эмма Аркадьевна: Да, вот тут объявление уже висит: завтра, в 19.00. Повестка дня: 1. О проведении апрельского субботника. 2. О работе с молодежью. 3. Разное.

Алевтина Евлампиевна: Да обычная повестка! Чего вы так всполошились?

Катерина Тимофеевна: Ты, Алевтина, Архипыча не видела! Серьезный такой был и про иностранцев намякивал!

Игнатьевна: И Петровича сказал пригласить, с хулиганством бороться будем!

Баба Галя: Вы уж будете! Там про хулиганство ничего не написано!

Катерина Тимофеевна: А ты б хотела, чтобы персонально написали – «Дело квартиросъёмщицы Галины Ничипόр»

Баба Галя: Во-первых, сколько раз гаварила, что ни Ничипόр, а Нечúпор! А во-вторых, кто хулиганит?! Это соседка моя за стенкой хулиганит! Специально хрюкает каждый вечер, чтоб мне досадить

Эмма Аркадьевна: Да успокойтесь, Галина! Я думаю, что это женщины про пункт 2 говорят. Я тоже считаю, что не ведется у нас при ЖЭСе работа с молодежью. Раньше кружки всякие были по интересам, дети вышивали, лепили, занимались конструированием…

Игнатьевна: А теперь пьют, курят, вывески портят…

Баба Галя: Зато не хрюкают! И кому моя свинья мешала?!

Алевтина Евлампиевна: А Вы, баба Галя, все забыть не можете! Ну нельзя в городском дворе свиней выкармливать, не положено. А с подростками действительно разбираться пора – сегодня еле в своем «Опеле» дверь открыла, кто-то в замок резинку жевательную засунул.

Катерина Тимофеевна: Ой, про жвачки эти и не говори, Алевтина! Я Надьке, Колиной дочке, со второго подъезда, за семечки выговаривать стала, заплевали, говорю, весь двор, а она молчит и жует, как корова! Я ей: «Что молчишь? Стыдно?!» И тут у неё изо рта что-то белое высовывается, надувается, надувается… и хрясь! У меня аж дух перехватило! Плюнула я и домой пошла!

Эмма Аркадьевна: Я тоже эти «Бабл-гам» терпеть не могу! Это так не эстетично! Поэтому и хочу Архипу Архиповичу предложить при ЖЭСе кружок эстетического воспитания организовать. Я согласна, пусть даже на общественных началах…

Баба Галя: А я не согласна! Почему ей хрюкать можно, а мне дело персональное шьют?!

Игнатьевна: Да успокойся, Галя! Она ж пошутила!

Баба Галя: И что вы меня все время успокаиваете?! Я ж знаю, она меня своим хрюканьем довести хочет!

Катерина Тимофеевна: А за хрюканье и схлопотать можно! Я ж про твой голос ганцевичский ничего не говорю!

Баба Галя: А чем тебе мой голос не ндравится?!

Алевтина Евлампиевна: Женщины, ну, что вы, как дети малые? Скажите лучше, Николай еще за мусором не приезжал?

Игнатьевна: Не, Ольга уже давно все контейнеры повыкатывала, перед подъездами подмела и на стройрынок поехала, жесть какую-то особую покупать. А тебе он зачем?

Алевтина Евлампиевна: Да обещал штуцер для маслопровода привезти. Если подъедет, а я не услышу, скажите, пусть посигналит. А я пойду, радиатор допаяю.


(Алевтина Евлампиевна уходит. Появляется Эдик)


Эмма Аркадьевна:
Ну, вот! Так я в музей и не сходила, уже Эдик из колледжа возвращается. Эдик! Эдик! Я здесь! Иди сюда, ты же ключи сегодня на столе забыл!


(Эдик подходит к женщинам)


Эдик:
(грустным голосом) Здравствуйте!

Эмма Аркадьевна: Эдик, ну что с тобой такое? И откуда у тебя эти розовые шнурки?

Эдик: Извини, тетя, но я тебе этого не скажу.

Эмма Аркадьевна: Но почему, Эдик?

Эдик: Потому, что мне грустно

Эмма Аркадьевна: В колледже случилось чего? Не сдал чего-нибудь?

Эдик: (всхлипывая) Сдал я все!

Эмма Аркадьевна: Кто-то из ребят не сдал?

Эдик:(всхлипывая) Все сдали!

Эмма Аркадьевна: Что, плохо сдали?

Эдик: (всхлипывая) Все на отлично!

Эмма Аркадьевна: А что сдавали?

Эдик: (всхлипывая) Приготовление мясных блюд!

Эмма Аркадьевна: Так ты плачешь, что предмет любимый закончился?

Эдик: (всхлипывая) Нет!

Эмма Аркадьевна: А почему?

Эдик: (всхлипывая) Потому, что я эмо!

Баба Галя: Э, хлопец! Это ты что-то путаешь! Эмма – это тетя твоя!

Эдик: (всхлипывая) Я знаю!

Баба Галя: А я хто?

Эдик: (всхлипывая) Баба Галя с Ганцевич!

Баба Галя: Правильно! А ты хто?

Эдик: (всхлипывая) А я эмо!

Игнатьевна: Да не мучайте вы ребенка! У него от этого колледжа все в голове перепуталось!

Эмма Аркадьевна: И, правда, Эдик, вот ключ, иди, отдохни, обед в холодильнике. Сам подогреешь? Да что я спрашиваю – ты же без пяти минут повар! Иди, Эдик, иди!


(Эдик уходит)


Катерина Тимофеевна:
И давно это с ним?

Эмма Аркадьевна: Третий день уже! Не знаю, что и делать!

Баба Галя: Ремень достать и спросить еще раз, кто тут Эмма!

Эмма Аркадьевна: Ну что Вы такое говорите, Галина! Телесные наказания не входят в современную педагогическую концепцию!

Баба Галя: Вот раньше никаких концепциев не было, а хлопцы были как хлопцы – ни патлаў гэтых чэраз глаз, ни шнурков розовых из тетиной юбки не носили

Эмма Аркадьевна: И правда, была у меня такая юбочка, сверху приталена и на шнурочке… А я думаю, что они мне напоминают?

Игнатьевна: А может он фильмов этих насмотрелся?! Сейчас, что не сериал, то обязательно эти, которые думают, что они женщины

Катерина Тимофеевна: Голубые что ли? Не, эти не плачут…

Баба Галя: А ты-то откуда знаешь?

Катерина Тимофеевна: Так я ж в оперном театре пять лет уборщицей проработала. Эмма Аркадьевна, надо тебе его к Изольде сводить, она, говорят, много чего снимает…

Баба Галя: Денег она много снимает, вот чего! Я сдуру тогда по поводу свиньи пошла, так она за прием полсотни взяла, а потом и говорит: «Мы по сельскохозяйственным объектам не работаем!»

Игнатьевна: И правильно! По картам таро только человеческую судьбу узнать можно, а ты со свиньей!

Эмма Аркадьевна: А может и правда попробовать? В какой она квартире живет?

Катерина Тимофеевна: Да в 28-ой! Только ты сначала с Жанной переговори из 27-ой, она у нее вроде помощницы.


(Появляется Юрик)


Юрик:
(пробегая мимо) Здравствуйте!

Катерина Тимофеевна: Стой!

Юрик: Извините, Катерина Тимофеевна, опаздываю!

Баба Галя: Вот молодежь пошла – в университетах учатся, а с народом поговорить времени нет!

Юрик: Баба Галя, я точно опаздываю, меня в чате Мент уже полчаса ждет

Игнатьевна: Это Петрович, что ли? Так он еще не проходил, мы ж тут с утра сидим

Юрик: Петрович? Участковый? А-а-а! Понял! Это я ж не про милицию, я про Сашу Дементея, он теперь в Германии, а я хотел с ним по поводу одной статьи посоветоваться

Катерина Тимофеевна: Что-то ты темнишь, парень! Не про милицию, говоришь?! А с кем ты про статью посоветоваться хочешь… Нескладуха получается!

Баба Галя: Колись, Юрик, и лучше сразу! Так что там дружок твой в Германии натворил и какая вам теперь статья светит?

Юрик: Ну, бабушки, вы даёте! Вот теперь я вижу, что не зря сериалы ментовские показывают!

Игнатьевна: Ой! Сколько времени сейчас?

Юрик: Да уже без десяти два!


(Женщины вскакивают, как по команде и начинают расходиться)


Катерина Тимофеевна:
Женщины, я пошла! Через 10 минут «Каменская-2» начинается!

Игнатьевна: А по Первому – «Родные люди-3»!

Эмма Аркадьевна: И я пойду, по ТДК сегодня «Секс в большом городе-4»

Баба Галя: Во! Каму што - а курке проса! Пойду лучше «Солдаты-14» посмотрю. Там хоть про жизнь показывают.

Игнатьевна: Юра! Чуть не забыла – Архип Архипыч тебя просил сразу, как с учебы вернешься, к нему зайти.

Юрик: Хорошо! Я только к компьютеру и назад!


(появляются Алексей Викторович и Александр Леонидович с шахматами)


Алексей Викторович:
Вот видишь, как хорошо! И столик нам освободили… Расставляй!

Александр Леонидович: А чего это я? Кто вчера в третьей партии позорно капитулировал?


(расставляют и начинают игру)


Алексей Викторович:
Посмотрим, кто сегодня капитулирует… У меня для Вас, коллега, есть новенький гамбитик…

Александр Леонидович: Гамбитик гамбитиком, а вот миттельшпиль в нашем деле поважнее будет…


(Появляются Илья и Павел)


Илья:
Вот видишь, как хорошо! И столик нам освободили… Разливай!

Павел:А чего это я? Кто вчера после третьей позорно капитулировал?

Илья: Посмотрим, кто сегодня капитулирует… У меня для Вас, коллега, есть новенький стаканчик

Павел: Стаканчик стаканчиком, а вот закусочка в нашем деле поважнее будет…


(выпивают по первой)


Алексей Викторович:
Ну, что, коллега? Как вам сегодня для начала?

Александр Леонидович: Неплохо, неплохо… Но мы еще можем добавить… Вот так, например! (ходит)

Илья: Ну, что, коллега? Как вам сегодня для начала?

Павел: Неплохо, неплохо… Но мы еще можем добавить… Вот так, например! (наливает)

Алексей Викторович: Вы, я вижу, задумались, коллега?

Александр Леонидович: Это вам показалось… (ходит)

Илья: Вы, я вижу, задумались, коллега?

Павел: Это вам показалось… (выпивает)

Алексей Викторович:Лихо! Но и мы не лыком шиты… (ходит)

Илья: Лихо! Но и мы не лыком шиты… (выпивает)

Александр Леонидович: Кстати, о лыке… Это же что-то древесное. Его из дуба или из березы делают? (ходит)

Алексей Викторович: Я думаю… из липы! (ходит)

Павел: Кстати, о лыке… (рассматривает стакан с водкой на просвет) Это же что-то древесное. Его из дуба или из березы делают?

Илья: Я думаю… из липы! (выпивает)

Александр Леонидович: Ну, что? Похоже, ничья?

Алексей Викторович: Согласен! Вторую, или повременим?

Павел: (выпивает) Ну, что? Похоже, ничья?

Илья: Согласен! Вторую, или повременим?

Александр Леонидович: Повременим. На вторую настроиться надо …

Павел: Повременим. На вторую настроиться надо …


(Все четверо закрывают глаза и настраиваются. В это время тихо подходит Анастасия Сергеевна и останавливается между двумя столиками)


Анастасия Сергеевна:
Ну, что?! Я вижу, вы уже настроились… и дальше бездельничать?!

Все четверо: (открыв глаза) Вот так всегда!

Анастасия Сергеевна: А вы как думали?! Илья, Павел – лампочки в четвертом, пятом и шестом подъездах – за-а-а-менить! Алексей – за картошкой в подвал, в прачечную, обувную мастерскую, детский сад - схо-о-о-дить!


(Появляются Алевтина Евлампиевна и Юрик)


Алевтина Евлампиевна:
Вот, Настя, молодец! И на работе и дома – везде командир!

Анастасия Сергеевна: А тебе кто мешает?! Вон, Илья с Павлом по тебе давно сохнут – бери любого и командуй!

Алевтина Евлампиевна: Сохнут они?! Не вижу! А вот, что не просыхают (достает бутылку из-под стола) - это я вижу! А мне такой нужен, чтобы как я – на двух колесах на «Опеле» между трех бутылок проехал, и ни одна не упала! Не, Настя, что с них возьмешь – одно слово, мужики!

Алексей Викторович: Александр, мне кажется, что здесь имеет место явная дискриминация по половому признаку!

Александр Леонидович: Поддерживаю!

Илья: Павел, мне тоже кажется, что… ну, это…нас здесь не уважают!

Павел: Поддерживаю!

Алексей Викторович: И все это на глазах молодого поколения, которое, как пишет «Советская Белоруссия», не склонно в наше время создавать семью! А в стране и так демографический спад!

Александр Леонидович: Поддерживаю!

Илья: Вот и я говорю: какой Юрик захочет жениться, когда… они про нас так!

Павел: Поддерживаю!

Анастасия Сергеевна: Гляди ж ты! Какое единение интеллигенции и рабочего класса! Все! Кончай митинг! Вон, уже и милиция идет! Здравствуйте, Антон Петрович! Архип Архипыч у себя в кабинете, я его предупредила. Проходите. А ты, Юрик, пока вывеску в порядок приведи.

Антон Петрович: А вот этого не надо! Дайте-ка я ее осмотрю… (Достает лупу, осматривает. Находит нитку и укладывает в полиэтиленовый пакет. Все с интересом наблюдают за работой органов). Та-а-к! (оглядывает всех присутствующих). Все свободны… пока! Юрий, можете приступать. Проводите-ка меня, Анастасия Сергеевна!

(Анастасия Сергеевна и Антон Петрович уходят)

Павел: Оба-на! А дело-то серьезное…

Алевтина Евлампиевна: Значит, не зря бабули сегодня волновались… Да ладно, мне ж надо еще движок снимать! Ну, непросыхающие, кто еще ключ 24 на 18 удержать сумеет?

Павел и Илья (вместе): Я!

Алевтина Евлампиевна: Ну, тогда пошли!


(Алевтина Евлампиевна, Павел и Илья уходят)


Александр Леонидович:
Юрик, мы тебе не помешаем?

Юрик: Да нет! А что такое?

Александр Леонидович: Да у нас тут с Алексеем спор вчера за шахматами возник. Я ж сам инженер, на «Белремавтодор» работаю, Алексей Викторович – гуманитарий, а ты ж, Алевтина говорила, на биофаке обучаешься?

Юрик: Обучаюсь!

Александр Леонидович: Вот, скажи, есть такая генетическая инженерия, или все это полная фигня?

Юрик: Есть, у нас про нее несколько курсов читают

Алексей Викторович: Ну, что, коллега? Кто был прав?

Александр Леонидович: Погоди, не торопись! У нас в политехе тоже много курсов читали, только когда я на завод пришел, знаешь, сколько из них понадобилось?

Алексей Викторович: Полагаю, четыре

Александр Леонидович: Ага, политэкономия социализма, история КПСС, научный коммунизм и охрана труда!

Алексей Викторович: Ну, зачем Вы так! Кто старое помянет, тому глаз вон! А в целом общественные науки являются неотъемлемой частью высшего образования.

Александр Леонидович: Да я не против, пусть будут, только вы, философы, уж больно фантазировать любите! Юра, Алексей Викторович вот утверждает, что можно свинье такое куда-то там ввести…

Юрик: В геном…

Александр Леонидович: Во что?

Юрик: В геном, в совокупность наследственной информации, свойственной конкретному организму

Алексей Викторович: Ну, что я говорил?

Александр Леонидович: Не надо, Алексей Викторович, передергивать! Вы мне говорили про свинью!


(вступает подошедший чуть ранее Олег Владимирович)


Олег Владимирович:
И здесь про свинью! Нет, я больше этого не выдержу!

Юрик: Александр Леонидович, я здесь уже закончил, мне еще к Архипу Архиповичу надо, давайте я Вам завтра книжку принесу, «Молекулярная биотехнология» называется. Вы почитаете, а я потом, если непонятно будет, объясню.

Алексей Викторович: Правильно, и я почитаю! И Олег Владимирович тоже не откажется, раз ему интересно!


(Юрик уходит)


Олег Владимирович:
Про свинью? Да у меня дома уже жить невозможно из-за этой свиньи!

Александр Леонидович: А что, свинье этой уже что-то ввели?

Олег Владимирович: Да я бы, если б знал чего ввести, сам бы ввел! Да только Лена моя этого не переживет!

Алексей Викторович: Она тоже противница переноса генов в животных?

Олег Владимирович: Да причем тут гены? Она противница переноса лежбища свиньи из спальни!

Александр Леонидович: Я что-то не пойму – речь идет о какой-то реальной свинье?

Олег Владимирович: Еще какой реальной! Эта вьетнамская вислоухая свинья реально вытеснила меня из нашей семейной жизни!


(появляется Елена Константиновна)


Елена Константиновна:
Здравствуйте! Олег, ты оставил ее одну? Она же с утра кашляла!

Олег Владимирович: Лена, да она здорова, как бык!

Елена Константиновна: А морковку с фейхуа она съела?

Олег Владимирович: Да она макароны любит больше любого фейхуа!

Елена Константиновна: Ты давал ей макароны из твердых сортов пшеницы?! Олег, ну как ты мог! Ты же знаешь, что ей этого нельзя!

Олег Владимирович: Да ничего я ей не давал! Она сама взяла! Я себе разогрел, пошел за газетой…

Елена Константиновна: Олег, скажи честно, ты обиделся, ушел и оставил газету на столе? Да? Там же типографская краска! Я побежала! Если она ее съест, я этого не переживу! (убегает)

Олег Владимирович: Лена! Лена! Да не волнуйся ты так! Вот она, газета! (мужчинам) Вот, хотел партейку в шахматы сыграть, да сами видите! (убегает)


(Выходят Архип Архипыч, Антон Петрович и Юрик, подходят к вывеске)


Юрик:
Ну, вот: я как мог шурупами закрепил. Так что если захотят снова поменять, придется с отвертками приходить. Но, я вам скажу, это мало помогает. В прошлый раз я гвоздями прибивал.

Антон Петрович: То есть хулиганит кто-то, кто с инструментами не понаслышке знаком. А из подростков в этом дворе 5 девочек, и один парень, да и тот из кулинарного училища… Да-а-а, задача… Нет, надо менять концепцию! Архипыч, кто у вас тут мастеровой? В смысле отвинтить-привинтить, собрать-разобрать?

Архип Архипович: Павел с Ильёй, но чтобы они над родным ЖЭСом издевались – не поверю!

Антон Петрович: А из жильцов?!

Архип Архипович: Ну, тут с Алевтинойникто не сравнится – она свой «Опель» каждый день собирает и разбирает. Не уж-то она?

Юрик: Да вы что! Алевтина Евлампиевна порядок знаете, как любит? У неё на кухне каждая кастрюлька на своем месте и только попробуй его нарушить! Да и зачем это ей? Тут, как говорится, is fecit cui prodest…

Антон Петрович: Так то оно так, молодой человек… Только кому это может быть выгодно?Архип Архипыч, а не имеет ли кто-то из жильцов зуб на Вас лично?

Архип Архипович: На меня? Ну, если только баба Галя! После того, как мы запретили ей свинью откармливать. Думаете, она? Так ей же вон сколько лет!

Антон Петрович: В таких делах возраст не помеха! В 32-м доме бабуля в 73 года умудрялась с крыши соседке на балкон собаку запускать. И никто б не догадался, если бы ее случайно пожарный инспектор за этим делом не застукал. А когда это в первый раз произошло?

Архип Архипович: Да три дня назад. Я утром на работу шел, смотрю, Ольга, уборщица из этого двора, перед входом стоит, на метлу оперлась и не метет, а на вывеску смотрит. Подхожу, спрашиваю: «Отдыхаешь?». А она мне: «Любуюсь!». Тут и я глянул, а там - жесть!

Антон Петрович: «Любуюсь», говоришь, сказала?

Архип Архипович: Так это ж Ольга, она у нас женщина своеобразная, раньше в институте каком-то научным сотрудником работала, а после сокращения вот к нам устроилась.

Антон Петрович: Да-а-а … Понятного в этом деле маловато, но, ладно, я его на заметку взял, будем разбираться. Так собрание когда? Послезавтра? Дадите мне там минуты три для выступления? Вот и хорошо! Ну, пошел я, мне еще в три дома заглянуть надо.


(Антон Петрович уходит)


Юрик:
Архип Архипыч, так я сегодня больше не нужен? Меня там Алевтина Евлампиевна просила с машиной помочь

Архип Архипович: А что это ты такое Петровичу не по-русски задвинул?

Юрик: Когда? А-а-а, is fecit cui prodest? Так это «сделал тот, кому это выгодно» на латыни!

Архип Архипович: А ты откуда знаешь?

Юрик: Так у нас на биофаке латынь немного преподают

Архип Архипович: Ишь, ты, а я всегда думал, биофак – это лютики-цветочки Так, напиши мне, как это говорится, только русскими буквами, и сегодня - свободен!


(Архип Архипыч и Юрик уходят. Появляется Ольга, подходит к вывеске, вздыхает и идет дальше. Ей навстречу выходят Кира и Ира)


Ольга:
Вот вы-то мне и нужны! Опять в песочницу намылились?!

Кира: А вам какое дело?!

Ольга: Ты как разговариваешь? Отрастила ноги, что штаны до пупка натянуть не можешь, и думаешь уже взрослая?

Ира: (с московским акцентом) Ну, чего Вы пристаете? Идем себе, никому не мешаем

Ольга: Ой, тоже мне, Ксения Собчак, блондинка в шоколаде – спереди коротко, сзади длинно!

Кира: Это чтой-то у нас коротко?

Ольга: Спереди - одежка, сзади – декольте! А результат – один, нет два: стыдоба и потенциальный радикулит. Апрель только начинается, а они уже голотой светят, что спереди, что сзади.

Ира: И чё Вам не нравится? Моя спина, что хочу, то и ношу!

Ольга: Была б я твоя мать, ты б у меня захотела! Забыла, что твоя не только спина, но и то, что ниже? Я б тебе напомнила!

Кира: А чевой-то Вы выражаетесь?

Ольга: Это кто выражается?

Ира: Ну, не мы же! Твою мать, пониже спины… Не, ну это ж просто жесть!

Ольга: Да что ты о жести знаешь?! Вот сколько сортов жести производили до распада Советского Союза?

Кира: Э, Вы чего? Сначала мастер полдня в хабзе с какими-то железяками приставал, теперь тут! Не, ну это полный гамон!

Ольга: Какой мастер? Ты где учишься?

Ира: Так мы Вам и сказали!

Ольга: Чего вы? Я ж серьезно спрашиваю

Кира: Да в 104-м профтех, На парикмахера меня не взяли, там блат нужен, пришлось на металлиста пойти. А что?

Ольга: Да так, ничего, просто молодость вспомнила: меня с первого раза на металлиста не взяли, пришлось после десятого поступать. Да ладно… Семечки есть?

Ира: Не, киоск сегодня на остановке закрыт, а до магазина переть неохота

Ольга: И то слава Богу! Так вот девчата, если в подъезде или в песочнице с семками кого увижу, мало не будет. Заставлю весь песок от шелухи через ситечко просеивать! Я понятно изъясняюсь?

Кира: Тетя Оля, а вы что, тоже в училище учились?

Ольга: Сначала в училище, потом в институте черной металлургии, потом… Эх, да что тут говорить… Что такое? А контейнеры почему не вывезенные стоят? Мусоровозка не приезжала, что ли? Пойду, позвоню! (уходит)

Ира: Чудная она какая-то…

Кира: Не, она вроде ничего! Могла и ввалить! Мы ж вчера окурков возле подъезда набросали! Я с утра шла – как глянула, так мне аж захорошело.

Ира: Не, все! Курить надо бросать! Я сегодня в «Тайнах звезд» прочитала, Дима Билан завязал, к «Евровидению» готовится!

Кира: А видела там Филипп какой? Причесон ему Зверев сделал, медальон во такой с бриликами на шнурочке коротком, грудь волосатая… Я балдею!

Ира: Ай, все равноон на тетку похож! Дима лучше!


(подходят Женя и Лена)


Женя:
Привет, КираИра, чего без ничего сидим? В киоск ходили?

Кира: Ходили, закрыт сегодня. Ты диск принесла?

Женя: Так я же его Эдику вчера отдала? Он еще не приходил?

Ира: Не а! И, может, вообще не придет!

Лена: А ты откуда знаешь?

Ира: Я слышала, как его тетка Эмма, Жанне из 27-ой квартиры говорила: «Я Эдика сегодня же вечером и приведу»

Женя: Зачем ?

Ира: А я знаю? Но Эмма Аркадьевна у него такая, что если сказала, то приведёт

Кира: Ленка, что у тебя за тушь для ресниц?

Лена: «Макс фактор», а что?

Кира: Ой, так я и поверила!

Лена: Не хочешь, не верь, но, вон, Женя видела!

Ира: Что?

Лена: Как я макияж накладывала! Скажи, Женька!

Женя: Накладывала, накладывала!

Кира: Да не дергайся ты, придет твой Эдичек!

Женя: А я и не дергаюсь! Ирка, а Жанна эта молодая?

Ира: Да за тридцать, наверно!

Женя: А красивая?

Лена: Да ничего себе, но ты Женька, лучше!

Кира: Это для тебя, а для Эммы Аркадьевны?


(Появляется Эдик)


Эдик:
Здравствуйте, девочки!

Ира: Привет! А чего это ты так оделся?

Кира: Так на смотрины же! Или как это называется, а, Ленка?

Лена: Да смотрины это когда ребенка показывают!

Ира: А тут так и есть, только племянника.

Эдик: Жень, чего это они, а?

Женя: Да не слушай ты их! Диск посмотрел?

Эдик: Да некогда было, сначала тетя за шнурки вставляла, потом я домашнее задание готовил…

Кира: Ну, совсем, как пионер! Уроки делает! Да счас даже пятиклашки на домашнее задание забивают! У меня малой за всю третью четверть два раза книжку открыл, да и то, когда батька после родительского собрания не в себе вернулся.

Лена: А слыхали, что президент говорил? Скоро у нас образование как в Америке будет: никаких домашних заданий, два предмета обязательных, остальные - по выбору

Женя: Если даже и будет, то уже не для нас, так что не заморачивайся! Скажи, лучше Эдик, а домашнее задание вкусное получилось?

Эдик: Да не знаю, тетя сейчас пробует

Ира: Понятно, а ты, значит, ушел от греха подальше? Слушай, ты так и не ответил, чего ты так оделся?

Эдик: Я теперь эмо буду

Кира: Чего?


(Появляется Эмма Аркадьевна)


Эмма Аркадьевна:
Эдик, подойди сюда на минуточку!

Лена: Попробовала, значит… Ну, держись, Эдик!

Эдик: Да там нормально все, свинина тушеная с черносливом… Я сейчас, тетя!

Эмма Аркадьевна: Эдик, сколько раз я тебе говорила, что заставлять людей ждать не прилично!

Ира: Ну, все ясно: не покатил, Эмме чернослив, не покатил…

Женя: А ты не каркай!

Эдик: Ладно, я скоро вернусь (подходит к тете и они вместе уходят)


(появляется баба Галя)


Баба Галя:
Ну, что, повела родимого к шарлатанкам гэтым! Бедны хлопчык!

Женя: Баба Галя, куда Эдика повели?

Баба Галя: А на заклание к ведьмам этим, яны ж з няго ўсю кровушку астатнюю павысасваюць (уходит)

Женя: Она правда что-то про кровь говорила, или мне послышалось?

Лена: Женя, да не волнуйся ты! Ты что, бабу Галю не знаешь? Она ж с приветом!

Кира: Да ещё с каким! Пошли лучше в мини-маркет сходим, пока Эдик вернется, хоть мегачипсов возьмем

Лена: А я «Лэйс» хочу, с белыми грибами и сметаной…

Ира: Ага, и что б Рональдиньо рядом в самолете сидел! Нет, Ленка, с моей стипендией не надо нам ихнего заграничного! Видела плакат рядом с «Макдональдсом»?

Лена: С милиционером что ли? «Всегда рядом» называется?

Ира: Нет! Другой! «Купляйте беларускае» называется!


(уходят)


Голос из-за сцены:
А в это время в квартире номер 28…


(поднимается первый занавес. На сцене стол с атрибутикой для гадания и кресло для гадательницы, перед ним стул для пациента, отдельно столик и стул для Жанны, два стула или банкетка для гостей. Изольда докрашивает глаза, Жанна допивает кофе)


Изольда:
Волнуюсь я что-то… Давно не работала

Жанна: Катя, не напрягайся. По-моему, клиент не сложный. Дама образованная, но достаточно экзальтированная.

Изольда: А ребенок? С этой молодежью глаз да глаз нужен. Помнишь ту девочку?

Жанна: Да-а-а, та малая была ёкерны бабай! Как это она тебе залепила? «Тетя, а тетя, а почему Вы ингрессию с секстилем путаете?»

Изольда: А все Интернет – лазят, куда хотят, смотрят чёрти-что…

Жанна: Ну, здесь думаю, не тот случай. Парень после девятого класса в кулинарное училище пошел, живет у тетки

Изольда: Он что? Сирота?

Жанна: Нет, просто родители за границей на заработках, а сестра отца одна живет, согласилась присмотреть

Изольда: Разведена?

Жанна: По-моему нет. Не в смысле замужем, а наоборот, вообще не была

Изольда: Но хочет?

Жанна: По-моему, да

Изольда: (закончив макияж) Ну, я готова. Кофе еще успею попить? (раздается звонок в дверь). Не успею. Ну и ладно, после работы попьем.


(Уходит. Жанна уходит в противоположную сторону и возвращается с Эдиком и Эммой Аркадьевной)


Жанна:
Присаживайтесь пока, Изольда Иммануиловна скоро будет. Так это и есть наш проблемный молодой человек?

Эмма Аркадьевна: Да, это Эдик, я о нем говорила.

Жанна: Эдик, ты где учишься?

Эдик: В кулинарном

Эмма Аркадьевна: Знаете, он так готовит, так готовит! Вот, например, индейка в горчичном соусе, она у него лучше всего получается…

Эдик: Ну, тетя…

Эмма Аркадьевна: Эдик, «нукать» не прилично! Он у нас такой скромный, такой скромный…

Жанна: Так будем от скромности заговаривать? От скромности - 32 у.е., три сеанса

Эмма Аркадьевна: Нет, что Вы! Скромность ведь это положительное качество. Вот я, например, …

Жанна: Положительное мы сами увидим, отрицательное что? Пьет, курит?

Эмма Аркадьевна: Что Вы такое говорите?! Эдик на доске Почета в колледже висит, он лауреат конкурса «Мисс Кулинария Минщины - 2007», он там всех девочек победил…

Эдик: Тётя, можно я пойду? Меня там девчонки ждут…

Жанна: Проблемы с сексуальной ориентацией? 58 у.е., пять сеансов

Изольда: (из-за кулис) Жанна!

Жанна: Да, Изольда Иммануиловна?

Изольда: (из-за кулис) Я чувствую, что там кто-то есть! И у них есть проблемы…

Жанна: Да, Изольда Иммануиловна!

Изольда: (из-за кулис) Я чувствую, что я должна им помочь…(появляется из-за кулис) Ваша аура мерцает, поскольку Меркурий в соединении с Юпитером создает феерический каскад звездных аспектов, но квинтиль Венеры с Ураном позволяет мне заглянуть поглубже… Не напрягайтесь… Женщина, что это у Вас за темное пятно возле уха? А-а-а, это сережки с ферритом. Снимите их и никогда не носите

Эмма Аркадьевна: Но почему? Эльвира, которые их мне продала, говорила, что феррит очень полезен для здоровья

Изольда: Она забыла сказать, что для её здоровья, её он кормит и поит, а Вам оттягивает мочки. Чувствуете?

Эмма Аркадьевна: Чувствую!

Изольда: А оттянутые мочки, согласно восточной медицине, прямой путь к метеоризму и лихорадке, особенно в период квадратуры Юпитера с Нептуном. Не напрягайтесь… Я вижу шлейф отрицательной энергии, исходящий от седьмого левого ребра. Так бывает, когда Марс женщины находится в квадратуре к Сатурну мужчины. Этот мужчина ушел давно, в шестом классе и не хочет возвращаться….

Эмма Аркадьевна: Откуда Вы знаете?

Изольда: На это указывает ингрессия Солнца и Юпитера в знак Стрельца…Вам надо освободиться…Этот шлейф надо отрубить… Жанна, приготовила ли ты колоду? Посмотри, чтобы среди Малых Арканов все мечи были на месте. Идите сюда, женщина… (указывает на стул перед столом)

Эмма Аркадьевна: Изольда Иммануиловна, а можно я пока ещё так, со шлейфом похожу?

Изольда: А это нам скажут Большие Арканы… Непосвященные в таинства Таро боятся Больших Арканов, но не мы… Ведь и Вы уже не боитесь, женщина… Ведь не боитесь?

Эмма Аркадьевна: Я не знаю…

Изольда: Женщина, подумайте, какой пример Вы подаёте племяннику… Кто ему поможет, если и он будет бояться Больших Арканов? Жанна, все ли Арканы на месте?

Жанна: Да, Изольда, все 22

Изольда: А все ли они готовы?

Жанна: Все!

Изольда: А Вы, женщина, готовы?

Эмма Аркадьевна: Ну почему я? Я же из-за Эдика пришла!

Изольда: А что с Эдиком? Я ничего в его ауре ненормального не вижу

Эмма Аркадьевна: Ну как же?! Он уже третий день чуть не плачет и непонятно почему

Изольда: Это Вам непонятно, а нам с Эдиком понятно, правда, Эдик?

Эдик: Правда!

Изольда: Ведь Эдик не боится Больших Арканов?

Эдик: И малых тоже!

Изольда: Но поскольку Дева сейчас на Асцеденте, а Водолей на вершине шестого дома, сегодня время сеанса уже истекло. Жанна, что там у нас на следующей неделе?

Жанна: Свободна только пятница, в 18.30

Эмма Аркадьевна: Но как же с Эдиком?!

Изольда: С Эдиком будет все нормально, его эмоциональность больше не будет Вас беспокоить. Особенно если Вы оставите ему розовые шнурки. А вот тёте надо бы к нам походить... И ничего, что Эдик побудет несколько вечеров без присмотра, ведь тёте надо полечиться. Правда, Эдик?

Эдик: Конечно, тётя! За меня не беспокойся! Спасибо, Изольда Иммануиловна!

Изольда: Какой у Вас заботливый племянник! И вежливый! И сообразительный! А Вас мы на ноги поставим, и спутника жизни найдем. Главное, не бояться Больших Арканов!

Жанна: Эмма Аркадьевна, так я записываю Вас на пятницу?

Эмма Аркадьевна: Ну, если вы все так считаете…

Изольда: Вот и хорошо… Ох, эти сеансы так выматывают!

Эдик: Пойдем, тётя! Люди устали, а меня там девочки ждут…

Эмма Аркадьевна: Конечно, конечно! Спасибо большое! До свидания!

Жанна: До пятницы, Эмма Аркадьевна!


(Эмма Аркадьевна и Эдик уходят)


Изольда:
Вот теперь можно и кофе попить!

Жанна: За такой сеанс можно и с коньячком! Катерина, я тобой горжусь! Так Эдика прочувствовать!

Изольда: Ты знаешь, даже я чувствую какое-то удовлетворение. А то в ТЮЗе скачешь третий год Снегурочкой, скачешь, а сапоги новые купить не за что…

Жанна: Ну, Катерина, за великую силу искусства! (чокаются, выпивают)


(Передний занавес опускается)


Голос из-за сцены:
С этого дня события начали стремительно разворачиваться. И ключевым моментом, как в старые добрые советские времена, стало собрание актива


(Передний занавес поднимается. На сцене Анастасия Сергеевна)


Анастасия Сергеевна:
Илья, Павел! Ну, где вы там? Надо ещё стулья принести!


(Заходит Иван Дормидонтович)


Иван Дормидонтович:
Здравствуйте! Вы не скажете, где я могу видеть начальника ЖЭСа?

Анастасия Сергеевна: А по какому вопросу?

Иван Дормидонтович: Хотелось бы поговорить именно с ним

Анастасия Сергеевна: Приемные часы Архипа Архиповича указаны на стенде для посетителей

Иван Дормидонтович: Я думаю, Архип Архипович сделает для меня исключение

Анастасия Сергеевна: А я так не думаю!

Иван Дормидонтович: А Вы подумайте!

Анастасия Сергеевна: А что здесь думать! Архип Архипович готовит доклад и некого не принимает. Не мешайте работать!

Иван Дормидонтович: У меня жена писатель!

Анастасия Сергеевна: А у меня муж философ!

Иван Дормидонтович: Тогда Вы должны меня понять!

Анастасия Сергеевна: Ну что здесь понимать! У нас через 10 минут ответственное собрание, уже люди собираются! Приходите завтра!

Иван Дормидонтович: Пускай вам будет хуже, я подниму этот вопрос на собрании

Анастасия Сергеевна: Да поднимайте, где хотите! Юрик, посчитай сколько стульев! А Антон Петрович пришел?

Юрик: Пришел, с Алевтиной Евлампиевной разговаривает

Анастасия Сергеевна: Рассаживайтесь, рассаживайтесь! Баба Галя, а Вы куда?

Баба Галя: Так написано, что актив собирается!

Анастасия Сергеевна: Так Вас же никто не выбирал, у меня в списках Вас нет!

Баба Галя: Меня ветераны выбрали! А ветераны у нас - основа электората! Вон у мужа спроси, он в этом понимает!

Анастасия Сергеевна: Ладно, баба Галя! Только не слова про свинью! Договорились? Все расселись? Пойду Архипа Архиповича приглашу. А вот он и сам идет!

Архип Архипович: Здравствуйте! Хорошо собрались, молодцы! Решили мы вас собрать потому, как на дворе весна, а мы, белорусы, знаем: пришел апрель – готовь грабли и другой инвентарь. Но в этом году для нас этот субботник будет особенно ответственным. Все вы знаете, что наша республика развивает и укрепляет дружественные отношения с разными странами, но особенно с Китаем и Венесуэлой, которые перенимают наш опыт. В этот раз передавать этот опыт выпало нам. На заседании исполкома именно нашему ЖЭСу поручили показать нашим зарубежным друзьям, как надо проводить субботники. Но предупредили, чтобы никакой показухи. И я считаю – это правильно! Будем работать, как всегда, но только лучше. Поэтому, прошу вас, как активную часть жильцов, провести с остальными разъяснительную работу. При этом помнить, что субботник дело исключительно добровольное, а тому, кто этого еще не понимает, надо будет объяснить, как плохо бывает жить без горячей воды и газа, а может быть и без электричества. И тогда, я думаю, явку мы обеспечим. Кто хочет выступить по данному вопросу?

Алексей Викторович: Я бы хотел добавить, что наш субботник будет лишь небольшой частью нашей обширной международной политики. Дружба с Венесуэлой крепнет день ото дня, и я вот только сегодня прочитал, что белорусские биологи примут участие в разработке путей оптимизации мангровых зарослей на далеком Американском континенте.

Александр Леонидович: Неужели в Беларуси есть специалисты по мангровым зарослям?

Алексей Викторович: А на Ваш вопрос я отвечу просто: в Беларуси есть специалисты по всему! Что и позволяет неуклонно расти нашей экономике и благосостоянию.

Александр Леонидович: Сомневаюсь я…

Алексей Викторович: Но позвольте, есть же статистические данные!

Александр Леонидович: И есть те, кто эти данные подает!

Иван Дормидонтович: У меня есть предложение! Позволите, Архип Архипович? Существует решение горисполкома от 12.04.2003 об отведении специального места для митингов и демонстраций – площадь Банголор. Предлагаю отдельным гражданам написать заявление, прийти с ним в комнату 203 и, получив соответствующее разрешение, продолжить митинг в указанном месте. У меня всё.

Александр Леонидович: А Вы кто, собственно, будете?!

Иван Дормидонтович: Жилец квартиры номер 46. И давайте продолжим, время дорого.

Архип Архипович: Поддерживаю предложение. По второму вопросу повестки скажу следующее: участились жалобы жильцов на антисанитарное состояние подъездов и детской площадки по утрам. Дворник Ольга постоянно проводит разъяснительную работу с молодежью, но этого, как видно, недостаточно. Кроме того, несколько раз имел место вандализм в отношении вывески нашего ЖЭСа. Поэтому предлагаю проводить силами общественности ночные дежурства. Мы вот тут с Анастасией Сергеевной прикинули: если дежурить по 2 человека, то получается раз в месяц можно вечерком и погулять с десяти до половины второго.

Александр Леонидович: Послушайте, но мы же не в Одессе и сейчас не 46-й год! Есть у нас милиция?!

Архип Архипович: Конечно! Прошу любить и жаловать: Антон Петрович, наш участковый. Он как раз намеревался перед вами выступить.

Антон Петрович: Я, вообще-то, хотел выступить по другому вопросу, но раз так получилось, скажу: предложение ЖЭСа органы охраны правопорядка поддерживают. В нашей стране милиция всегда опиралась на общественность и значение существовавшего ранее института добровольных народных дружин в борьбе с уличным и бытовым хулиганством…

Баба Галя: Тогда пишите меня!

Анастасия Сергеевна: Мы, когда список прикидывали, решили, что людей преклонного возраста включать не стоит, все-таки трудновато за молодежью по лестницам скакать…

Баба Галя: А я в отряд бытового хулиганства пойду! Я ей покажу, как хрюкать каждый вечер!

Анастасия Сергеевна: Баба Галя, я же Вас предупреждала!

Баба Галя: Я её тоже предупреждала! Так и сказала: «Ещё раз хрюкнешь – буду милицию вызывать!»

Антон Петрович: Вы кого имеете в виду?

Баба Галя: Да Ленку из соседнего подъезда, через стенку от меня живёт!

Иван Дормидонтович: Как я понимаю, речь идет о 50-ой квартире? Я ведь пришел сюда с намерением поставить об этой квартире вопрос! У меня жена писатель!

Антон Петрович: Что-то я ничего не понимаю! Архип Архипыч, что там у Вас в 50-ой квартире?

Архип Архипович: Извините, Антон Петрович, я не в курсе… Анастасия Сергеевна, может Вы…

Иван Дормидонтович: Давайте уж лучше я! У меня жена писатель…

Александр Леонидович: Это мы уже слышали! Вы лучше скажите, причем здесь народная дружина!

Иван Дормидонтович: Дружина Ваша меня мало интересует…

Алексей Викторович: А вот это Вы зря! Не стоит ставить личное выше общественного! Как на Бангалор посылать, так мы можем, а как…

Антон Петрович: Стоп! Давайте ближе к делу!

Баба Галя: Правильно! Я давно говорю: дело надо на неё завести! Уголовное!

Антон Петрович: Нет, ну это просто невозможно! Ведет здесь кто-нибудь собрание или нет?

Архип Архипович: Так, слово имеет жилец из 46-ой квартиры… э-э-э …

Иван Дормидонтович: …Иван Дормидонтович! У меня жена писатель…


(все присутствующие выражают негодование)


Анастасия Сергеевна:
Тише, тише, товарищи!

Иван Дормидонтович: Спасибо! Я купил ей машину…

Алевтина Евлампиевна: Какой марки? Так это Ваш зачуханный «Мерседес» мешает мне на яму заезжать?

Иван Дормидонтович: Речь идет не об автомобиле! Я приобрел в фирме «Курносенко электроникс» компьютерную систему, способную воспринимать аудио сигналы и трансформировать полученную информацию в графические символы. Так вот…

Баба Галя: А ну, повтори, что ты сказал!

Иван Дормидонтович: А что я такого сказал? Ну, это такая машина, которая превращает слова в текст, человек говорит, а она записывает. Так вот…

Баба Галя: Вот так намного лучше, молодец! Поэтому стой, молчи и никуда не уходи!

Иван Дормидонтович: Это переходит всякие границы! Почему я должен молчать?!

Баба Галя: Я сейчас Игнатьевну с Тимофеевной приведу! А они ж мне не верили, а они ж на меня слова всякие говорили! Нет, лучше мы завтра все вместе к тебе в квартиру придем, и я этой машиной им у лыч, у лыч!

Иван Дормидонтович: Это же просто хулиганство какое-то!

Илья: У лыч?Молодец, баба Галя! А то зажрались совсем, понимаешь

Павел: Поддерживаю! Нормальным людям чарлика не за что купить, а они машины покупают!

Анастасия Сергеевна: Тихо, товарищи, или мне придется попросить некоторых покинуть помещение.

Алевтина Евлампиевна: Молчать, насосы! А то сейчас монтировкой как врежу!

Иван Дормидонтович: Я могу продолжать? Так вот!

Алексей Викторович: И почему некоторые люди так любят употреблять не имеющие смысла слова-паразиты? Например, «так вот»?

Александр Леонидович: Я думаю, это потому, что подобное тянется к подобному!

Иван Дормидонтович: Я не собираюсь отвечать и на эти гнусные инсинуации и продолжу. Так.. (смотрит на Александра Леонидовича и Алексея Викторовича) Гм, гм… До прошлой недели система работала нормально…

Илья: Это я уже где-то слышал… А-а-а (голосом Левитана) Аппаратура работает нормально

Анастасия Сергеевна: Илья и Павел, немедленно покиньте помещение!

Павел: А я почему?

Анастасия Сергеевна: Потому что Ильяодин до двери не дойдет! Алевтина Евлампиевна, поспособствуйте, я Вас попрошу.

Алевтина Евлампиевна: Вставайте, горемычные! Пошли, пошли. Я Вам сейчас покажу, где у «Опеля» распредвал!

Илья: Не, как тебе это нравится? У него жена писатель, а мы из-за этого страдаем!

Павел: Не, ты не понял: это он страдает, что у него вместо жены писатель!

Илья: Так он такой, да? А по виду и не скажешь…

Алевтина Евлампиевна: Молчать, господа гусары! Пошли, говорю, со мной, я вам сейчас все объясню

Иван Дормидонтович: Нет, это просто невозможно! Куда смотрит милиция?!

Антон Петрович: Милиция полагается на общественность в лице Алевтины и внимательно слушает! Продолжайте!


(Илья и Павел с помощью Алевтины уходят за кулисы)

Иван Дормидонтович: Так … (смотрит на Александра Леонидовича и Алексея Викторовича) Начну сразу: две недели назад машина стала выдавать неверную информацию, а фирма «Курносенко электроникс» не хочет ее заменить, несмотря на то, что гарантийный срок ещё не истек

Антон Петрович: Тогда Вам надов Общество защиты потребителей обращаться, а не в ЖЭС!

Иван Дормидонтович: Обращался! Но даже специально приехавший из Японии специалист дефекта не обнаружил!

Архип Архипович: Так Вы хотите, что бы мы его обнаружили?

Иван Дормидонтович: Нет! Я хочу, чтобы вы разобрались с квартирой номер 50! Моя жена - писатель и любит работать по вечерам…


(появляется писатель Ирина Пупцова)


Ирина Пупцова:
Иван, сколько можно?

Александр Леонидович: Поддерживаю!

Ирина Пупцова: Благодарю Вас! Действительно, сказал, что на минутку зайдешь в ЖЭС, а тебя все нет и нет!

Иван Дормидонтович: Ирина, как ты вовремя! Ты не захватила с собой какой-нибудь текст из последних?

Ирина Пупцова: А-а-а! Вот почему здесь столько народа! Что же ты мне не напомнил, что у меня сегодня встреча с читателями? Я ведь и забыла совсем! (обращаясь к аудитории). Здравствуйте, дорогие поклонники моего творчества! Да, это я, Ирина Пупцова

Архип Архипович: Анастасия Сергеевна, почему я не был оповещен об этом культурном мероприятии? Вы что-нибудь знаете об этой писательнице?

Анастасия Сергеевна: Да не знаю я! И откуда она взялась?

Ирина Пупцова: Спасибо завопрос! Егомне задают особенно часто. Всем хотелось бы знать, как я, простая домохозяйка, пришла к такому неженскому литературному жанру…

Алексей Викторович: Интересно, к какому?

Ирина Пупцова: Это вопрос неоднозначный! Некоторые современные литературные критики называют мой жанр «экспансивный экшен», но мне больше нравится простое русское слово «мочилово». Возьмем, к примеру, мой последний роман «Кровавый натюрморт»… Иван, посмотри, пожалуйста, нет ли у тебя с собой экземпляра…

Иван Дормидонтович: По-моему, нет… Но я сейчас посмотрю…(роется в портфеле)

Анастасия Сергеевна: Извините, но у нас сегодня все-таки собрание актива и есть еще незаконченные вопросы…

Иван Дормидонтович: А именно вопрос о квартире номер 50!

Александр Леонидович: Нет! Давайте переходить к следующему вопросу, все равно здесь ничего не ясно

Иван Дормидонтович: Сейчас все будет ясно. Вот, нашел!

Ирина Пупцова: Чудесно! Давай я подпишу и мы подарим его… Как Ваше имя-отчество? А что, если так: «Страстному поклоннику майора Петрунина от автора». Ведь хорошо же, нетривиально!

Иван Дормидонтович: Погоди, Ирина! Я вот что нашел! (показывает несколько листов формата А4) Как я уже говорил, у меня жена…

Алексей Викторович: Видим, видим…

Иван Дормидонтович: Она любит писатьпо ночам

Александр Леонидович: А нельзя ли по короче?

Иван Дормидонтович: Пожалуйста! Вот что выдала машина в последний раз: «За стенами бешено завывал ветер, и дождь оглушительно барабанил по жестяной крыше заброшенного особняка. Но тонкий слух майора Петрунина уловил донесшийся из полуподвала невнятный шорох, а рука сильнее сжала рукоять «Магнума» 46 калибра. Он продвинулся на несколько шагов вперед и услышал: «Хрю-хрю! Клёпочка, давай покакаем!» Петрунин непроизвольно вздрогнул и согнул ноги. По спине пробежал знакомый озноб, но многолетний опыт позволил вовремя подавить природный инстинкт: тело майора напряглось и тут же привычно расслабилось, готовясь к прыжку. «Олег, Олег! У нас получилось! Только цвет у них какой-то необычный…» - вонзились в мозг пришедшие из мрака слова. «Да, выглядят они действительно странно» - ответил мужской голос. «А ведь их там двое», догадался майор. Петрунин покрутил верньер прибора ночного виденья, но ничего не увидел. Ему нестерпимо захотелось поправить бронежилет, и тут он вспомнил, что вчера отдал его напарнику Василию. Теплая волна заботы о друге охватила его, и Петрунин, не раздумывая, прыгнул навстречу опасности.» Я полагаю, достаточно?!

Александр Леонидович: Вполне! По-моему это действительно соответствует жанру!

Алексей Викторович: А в этотраз я Вас поддерживаю, коллега!

Ольга: А мне понравилось, особенно про крышу!


(Входит Елена Константиновна)


Елена Константиновна:
Алексей Викторович, Александр Леонидович! Извините, что отвлекаю, но Вы Олега не видели? Он собирался с вами в шахматы поиграть, но уже поздно, а Клёпа без него не засыпает…

Юрик: Простите, но ведь Вы живете в 50-ой квартире?

Елена Константиновна: Да, а что?

Юрик: А Клёпа – это Ваша свинья?

Елена Константиновна: Да, это наша вьетнамская карликовая вислоухая свинья, зовут Клеопатра. Она такая милая, Вы себе представить не можете!

Баба Галя: Ей, значит,можно, а мне – накося-выкуси?

Анастасия Сергеевна: Баба Галя, не мешайте следствию!

Юрик: Баба Галя, Ваша квартира через стенку с 50-ой?

Баба Галя: Так я ж гавару!

Юрик: И Вы говорили, что соседка Ваша над Вами издевается, имитируя хрюканье свиньи? Так?

Баба Галя: Ну, так!

Юрик: Внимание! Проводится следственный эксперимент! Баба Галя, станьте вот сюда и отвернитесь, пожалуйста! Елена…

Елена Константиновна: Константиновна

Юрик: Елена Константиновна, можно Вас на минуточку! (отходят в сторону) Вы можете имитировать голос Клеопатры?

Елена Константиновна: Да я уже много раз пробовала! Не получается у меня! Вот муж мой, Олег, он ей здорово подражает! Поэтому она и любит его больше, чем меня.

Юрик: А Вы все-таки попробуйте, Елена Константиновна, для чистоты эксперимента, а?

Елена Константиновна: Хрю-хрю!

Баба Галя: Ну, долго мне еще такстоять?

Юрик: Елена Константиновна, а можете чуть погромче? Как-то же Вы ее подзываете

Елена Константиновна: Хрю-хрю!

Юрик: Баба Галя, ну как, похоже?

Баба Галя: Да ты что?! Там жа во как было: (имитирует хрюканье свиньи)

Елена Константиновна: Ой, ну вылитая Клёпа!

Юрик: И последняя просьба: Елена Константиновна, представьте себе, что я Клёпа, и позовите меня, например, кушать!

Елена Константиновна: Хрю-хрю! Клёпа, давай покушаем!

Юрик: Иван Дормидонтович, это Вам ничего не напоминает? По-моему, все ясно!

Антон Петрович: Согласен! Юрий, где Вы обучались азам дедукции?

Юрик: На биофаке! Дедукция - одна из основ научного познания

Архип Архипович: Да, интересное у нас собрание актива получилось… Будем заканчивать? Анастасия Сергеевна, есть еще нерассмотренные вопросы?

Антон Петрович: Совсем забыл! Я же пришел, чтобы уведомить всех о необходимости приобретения фликеров. Чтобы к концу апреля, все жильцы, включая автомобилистов, независимо от пола и возраста были с фликерами. Приду на субботник – проверю.


(Передний занавес опускается)


Голос из-за сцены:
Повлияло ли прошедшее столь странно собрание актива, или же просто так сложились обстоятельства, но все герои этой истории в условленный день стройными рядами вышли на субботник. По неизвестным причинам ожидаемые иностранные гости так и не приехали, но день этот вошел в историю ЖЭСа номер 16 как один из самых необычных…


(Передний занавес поднимается. На сцене уборщица Ольга, возле нее метлы и грабли. Появляется Анастасия Сергеевна)


Анастасия Сергеевна: Ольга, всё готово?

Ольга: Давно уже! А где народ?

Анастасия Сергеевна: В ЖЭСе, им Архип Архипыч последние наставления дает. Ольга, порядок действий помнишь? Ничего не перепутаешь?

Ольга: Да успокойтесь Вы! Я же, все-таки кандидат технических наук

Анастасия Сергеевна: Ну, на всякий случай, ещё раз: после того, как гости выходят из машины и девушки подносят им хлеб-соль… А девушки, где? В ЖЭСе их не было.

Ольга: Да там они, за углом, тренируются. Их баба Галя особой ганцевичской походке учит

Анастасия Сергеевна: А раньше она это сделать не могла? Так, что дальше? (заглядывает в листок) Архип Архипыч подводит гостей к тебе, и ты вручаешь им метлу, грабли и праздничные рукавицы. После этого инвентарь получают наши и далее…


(вбегает девочка Лена)


Лена:
Едут! Едут!

Анастасия Сергеевна: Архип Архипыч! Архип Архипыч! Едут!


(Убегает. Возвращается с Архип Архипычем. За ними идут девушки с хлебом-солью, баба Галя с баяном и все остальные жильцы. Раздается звук подъезжающей машины и сигнал автомобильного клаксона.)


Архип Архипович:
Баба Галя, начинаем по моему сигналу! Вот так рукой махну и начинаем

Баба Галя: Не боись, Архипыч! Баба Галя не подведёт!


(появляется Николай, в костюме и галстуке со свертком подмышкой)


Архип Архипович:
Это что такое? Николай, отойди в сторонку пока…

Николай: А я не к Вам, Архип Архипыч!

Архип Архипович: Отойди, говорю, и затаись!

Николай: Надоело мне таиться! Я не к Вам, я к Ольге!

Анастасия Сергеевна: Николай, Ольга сейчас занята будет, не мешайте, пожалуйста!

Николай: Это вы мне не мешайте! Потому что всё равно не помешаете!

Архип Архипович: Ну, что это такое, ей-богу! (взмахивает руками. Баба Галя начинает играть «Марш коммунистических бригад». Николай торжественным шагом подходит к Ольге)

Николай: Ольга! Ведь это ты организовала на сайте www.kontakty.ru клуб любителей рэпа и жести?

Ольга: Да, а что?

Николай: А знаешь ли ты, кто такой Железный Дровосек?

Ольга: Это самый активный участник нашего клуба!

Николай: Ольга! Железный Дровосек перед Вами! Я знаю, что Вы больше всего на свете любите жесть и другие металлические изделия, но я люблю Вас ещё больше! Уже месяц я периодически посылаю Вам знаки своей любви, но сегодня настало время открыться! И я дарю Вам этот знак, изготовленный своими руками (достает из свертка и передает Ольге копию таблички ЖЭСа, но со словом «жесть!»).

Ольга: Коля! Я догадывалась, что это ты! Каждый раз, когда твоя мусоровозка заезжала в наш двор, я хотела спросить тебя, не ты ли Железный Дровосек, но не решалась!

Николай: Сегодня,в день освобожденного труда, я прошу Вашей руки и сердца, Королева Жести!

Ольга: Я согласна!

Баба Галя: Так вот кто с вывеской фулюганил?! Вось гэта любоў, вось гэта я панiмаю!


(Появляется Юрик)


Юрик:
Архип Архипович, тут Вам телефонограмма!

Архип Архипович: Читай!

Юрик: Начальнику ЖЭСа-16 Невструеву А.А. Гости прибыть не могут. Желаю трудовых успехов. Зампредисполкома Гименеев Б.Б.

Эмма Аркадьевна: Как это символично!

Архип Архипович: Что Вы имеете в виду?

Эмма Аркадьевна: Ну, как же! Гименеев Б.Б. – это же Гименей, бог брачующихся!

Баба Галя: Молодец, Эмма! А что? Хлеб-соль у нас ёсць! Музыка – ёсць! Архип Архипыч, ты ж у нас глаўны, а ну кажы : «Совет вам, да любовь!».

Архип Архипович: А в самом деле? Праздник сегодня или нет? Совет вам, да любовь!

Баба Галя: Гуляюць усе! (поет) Оля с Колем цалавалісь

Мабыть, разоў двесці

Металлиста полюбила

Королева Жести!

Анастасия Сергеевна:Баба Галя! Ну как же так! Первый танец всегда для новобрачных! Что желаете, молодожены? Вальс?

Ольга и Николай: Нет! Только рэп!

(звучит аккомпанемент к репу)

Ольга: Опять написали, что ЖЭС – это жесть!

Николай: У нас и о жести пара строчек есть.

Николай: В нашей стране, в этом славном месте

Всегда есть место всяческой жести.

Жесть окружает тебя повсюду

Взять хотя бы для пива посуду:

Развелось проклятых банок

А от них ведь мало проку

Пей из стеклянных бутылок

Ольга и Николай вместе: Дай людям заработать!

Ольга: А еще: бачки пищевые жестяные,

Гвозди проволочные,

Жесть белая, жесть черная лакированная

Печи стальные,

Шифер металлический

Емкости для хим продуктов

Формы для выпечки

Крышки для консервирования

Отстойники для молока

В общем масса продукции…

Закругляемся пока.

Николай: Что бы все эти изделия не гнили

Их на заводах исправно лудили

Оловом, цинком, лаком и хромом

Чтоб в эксплуатации не вышло облома

Чтобы функциональность у них не пропала

Ольга и Николай вместе: Что б не знал потребитель о «Коррозии металла»!

Автомеханик: Я ребята скажу вам по чести

В старых «Опелях» нет луженой жести

Гниет это корыто от крыши до днища

Это не машина, а какое-то …. (звук имитирующий купюру в аудиоматериале)

Ольга: Расскажу такую историю:

Как-то убираю я свою территорию

Поздно уже. Фонари и баки

На пустыре воют злые собаки

Котов в подворотне плавное скольжение

У этих тварей сезон размножения

Тьма над двором нависла.

Март. Средние числа.

Луна, забор, сарай

А на крыше - жесть!!!

Николай: Хорош орать – убирай.

Николай: Кстати об уборке: субботник идет

Много позитива он детишкам принесет!

Ольга: Даже самый последний работник

Обязан посетить республиканский субботник

Николай: Да, это жесть! Не надо истерик!

В нашей стране с граблями даже академик.

Ольга: Уборка закрепленной территории

Это способ попасть в историю

Праздник труда,

Кругом корреспонденты

На субботнике все равны

И профессора и студенты

В едином порыве мусор гребут

Без нанотехнологий порядок наведут.

Все присутствующие на сцене: (поют на мелодию припева песни группы Quin “We will, we will rock you”) Все покрыто жестью! (2 раза)

Юрик: Научных сотрудников различные

Формации берите в руки метлы –

Вот наша инновация!

Алевтина Евлампиевна, Юрик, Ольга и Николай вместе: Чистота и порядок.

Здоровье планеты в наших руках.

Мы в ответе за это!

Долой глобалистов!

Мы рады всегда

Отметить субботником

Праздник труда!


(Ольга и Николай застывают в позе, имитирующей скульптуру Мухиной «Рабочий и крестьянка». Входит Антон Петрович)


Антон Петрович:
Так, почему здесь столько людей собралось? (показывает на зрительный зал) И все без фликеров?

Юрик: Так сегодня же праздник!

Антон Петрович: Какой?!

Все присутствующие на сцене: День Биолога!


(Всеми участниками спектакля исполняется традиционная заключительная песня «День Биолога - радостный день»)



Страница обновлена: 27.03.2012 21:34

Расписание 47 автобуса Расписание занятий Следуйте за белым кроликом...

 

Наверх Наверх Наверх 


На главную | © 2003-2019 Л. Валентович, П. Тумилович | Авторские права |