+ /     

Биологический факультет БГУ.    

СПЕКТАКЛИ БИОТЕАТРА: Стажеры или Воскресенье заканчивается в пятницу.


Прошел в ДКиСЖ 3 декабря 2010 года


Действующие лица и исполнители:


Квадратюк - аспирант 3-го года обучения Института генетики и цитологии НАН Беларуси Олег Левданский

Вахтерша - сотрудница РУП «Белмедпрепараты» Екатерина Малаш

Галина - младший научный сотрудник лаборатории морфогенеза растений Института генетики и цитологии НАН Беларуси Елена Антоненко

Некрасова – младший научный сотрудник лаборатории паразитологии ГНПО «НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам» Екатерина Хейдорова

Коровьев - студент 3-го курса биологического факультета БГУ Артур Щебетов

Фраерман - ассистент кафедры общей экологии и методики преподавания биологии биологического факультета БГУ Максим Немчинов

Бунчикова - аспирант 3-го года обучения лаборатории НИРУП «Институт почвоведения и агрохимии» Ольга Бирюкова

Козлицкая - научный сотрудник Государственного музея природы и экологии Ольга Найман

Ступа – студентка 1-го курса биологического факультета БГУ Елена Демидович

Миша - студент 3-го курса биологического факультета БГУ Михаил Федорчук

Пестик – младший научный сотрудник лаборатории экологической генетики и биотехнологии Института генетики и цитологии НАН РБ Александра Михайловская

Баранкин - заведующий кафедрой биологии лицея БГУ Николай Иващенко

Лида - студентка 1-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Волхова

Борис - студент 3-го курса биологического факультета БГУ Евгений Амельянченко

Аллочка - студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Евгения Щербакова

Роман - студент 5-го курса биологического факультета БГУ Роман Целобенок

Сантехник - студент 4-го курса биологического факультета БГУ Денис Гаврилов

Вера - студентка 2-го курса биологического факультета БГУ Юлия Богданчик

Надежда - студентка 1-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Сорокина

Грак - младший научный сотрудник лаборатории паразитологии ГНПО «НПЦ НАН Беларуси по биоресурсам» Алексей Шпак

Агент-распространитель - учитель биологии и химии Занарочской средней школы Юрий Станько

Муж Веры - студент 1-го курса биологического факультета БГУ Артем Руссов

Голос из-за сцены - доцент кафедры микробиологии биологического факультета БГУ Александр Георгиевич Песнякевич


- «» «» -


Финансовый директор – заведующий кафедрой биологии лицея БГУ Николай Иващенко

Компьютерное и техническое обеспечение – студент 5-го курса биологического факультета БГУ Владимир Сташенок, выпускник биологического факультета 2005 года Александр Пожах

Рекламное обеспечение, дизайн и изготовление билетов – ассистент кафедры молекулярной биологии биологического факультета БГУ Леонид Валентович, студент 3-го курса биологического факультета БГУ Денис Черепович

Изготовление и установка декораций - студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Светлана Лозюк, студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Татьяна Пилипчук, студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Юлия Шилова, студент 3-го курса биологического факультета БГУ Андрей Тригубович

Реализация билетов, техническое оснащение - студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Ольга Колиненко, студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Анна Головач, студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Мороз, студент 4-го курса биологического факультета БГУ Андрей Савченков, студент 4-го курса биологического факультета БГУ Павел Гринкевич, студент 5-го курса биологического факультета БГУ Максим Цвирко, аспирант кафедры ботаники биологического факультета БГУ Вероника Пинчук

Автор текста песни «Генетический кот» - студент 3-го курса биологического факультета БГУ Михаил Федорчук

Авторы текста песни Баранкина - заведующий кафедрой биологии лицея БГУ Николай Иващенко, студент 3-го курса биологического факультета БГУ Михаил Федорчук

Автор остальной части сценария и режиссер – доцент кафедры микробиологии биологического факультета БГУ Александр Георгиевич Песнякевич




Голос из-за сцены: Это утро в НИИ фундаментальных исследований грядущих нанотехнологических изменений (НИИ ФИГНИ) началось как обычно.


(Занавес открывается. На сцене стол, за столом вахтерша, ест и читает журнал. Входит Иван Иванович Квадратюк)


Квадратюк: Варвара Николаевна, где Галина?

Вахтерша: Могли бы и поздороваться сначала, Иван Иванович! А то Вы кроме Галины никого и не замечаете…(кокетливо поправляет прическу)

Квадратюк: Квадратюк замечает все! Вот галки у входа опять нагадили, а убрать, как всегда, некому. Народ сейчас на службу пойдет, а у нас все, извините, закакано!

Вахтерша: Да не волнуйтесь Вы так, Иван Иванович! Галя на этаже убирать сейчас закончит, спустится, и крылечко помоет, я ей передам. А что это у Вас на плече, Иван Иванович?

Квадратюк: Планшет с документами, как и положено! Их же под вашу ответственность не оставишь!

Вахтерша: Да, Бог с ними, с документами! Я про другое, Иван Иванович…

Квадратюк: А вот этого не надо, Варвара Николаевна! Когда человек про другое, а не про службу думает, тогда и документы пропадают! Вот, помню, был у нас в штабе грузин, Замбуладзе (вахтерша выходит из-за стола и направляется к Кондратюку)

Вахтерша: Да я про другое, Иван Иванович…(подходит близко к Кондратюку и пытается посмотреть ему на плечо) Вам тут (протягивает руку к плечу) галка на плечи…


(появляется уборщица Галина)


Галина: Отойди от него, бесстыдница! Мало того, что мужикам на плечи вешается, так еще и других обговаривает!

Вахтерша: Галина, побойся Бога! Да я ж только…

Галина: Вы посмотрите на нее! Я ж сама слышала, как ты про меня ему гадости на ушко нашептывала! Если кто на плечи и вешается…

Вахтерша: Галина, если ты подумала….

Галина: А что тут думать?! Иван у нас мужчина видный, а что голова под фуражку заточена, так это даже и хорошо…

Квадратюк: Не понял?! Это как понимать хорошо, понимаешь?

Вахтерша: Да не слушайте Вы ее, Иван Иванович! Вы же мне хотели про этого рассказать, как его…зам…

Галина: А ты разговор не переводи! Что Иваныч у нас замдиректора мы тут и без тебя знаем! Вот потому ты ему на плечи и вешаешься!

Вахтерша: Это кто вешается? Я?!

Галина: А то я! Вешалка!

Вахтерша: Сама вешалка!

Квадратюк: О! Вспомнил - с завтрашнего дня гардероб открыт и функционировать должен быть! Кирзюкова у нас где?

Вахтерша: В отпуске

Квадратюк: Правильно! А Ермошкина?

Вахтерша: В ОАЭ

Квадратюк: Не понял! Где?!

Вахтерша: В Объединенных Арабских Эмиратах, внучку замуж отдает

Галина: Да не бреши!

Вахтерша: В отличие от некоторых такой привычки не имею!

Галина: От каких это некоторых?!

Квадратюк: Женщины! Сыр-бор отставить, понимаешь! Почему я не в курсе?

Вахтерша: Так Вас же не было на прошлой неделе, Вы ж венесуэльских гостей на линию Сталина возили…

Квадратюк: И что?

Вахтерша: Ну, день Вас не было, другой, а человеку ехать надо… В общем, когда вас с товарищами на третий день в ДЗОТе нашли, ей уже зам директора по общим вопросам заявление об отпуске за свой счет подписала

Квадратюк: Вот! Я ж говорю – на минуту нельзя отлучиться! Кто теперь будет польты ученым выдавать? Зам директора по общим вопросам?


(появляется Арина Родионовна Некрасова)


Некрасова: Я вижу, хозчасть уже трудится в поте лица! И как всегда, когда что не так, кто виноват? Зам директора по общим вопросам?

Квадратюк: Да что Вы так сразу, Арина Родионовна, в атаку! Все у нас так, все путем…

Некрасова: А я и не сомневалась – с таким командиром, да не путем? Быть такого не может! Только вот крылечко помыть бы не мешало, а то, как на птичьем базаре в Кордильерах… Полковник, Вы бывали в Кордильерах?

Квадратюк: Да, галки эти, понимаешь…

Некрасова: Да, ладно, полковник, я шучу. Насчет Кордильер. А насчет галок надо с биологами нашими поговорить, пусть подумают, чего им в хромосомы вставить…

Квадратюк: Чтобы они не гадили? Хорошо бы, Арина Родионовна, а то не пройти, понимаешь…

Некрасова: Ну, это Вы, Иван Иванович, размечтались! Беспометную галку сделать, это вам не козла с лактоферрином! Хотя бы, чтоб на деревьях наших не гнездились… Кстати, Иван Иванович, у вас там халаты новые на складе есть?

Квадратюк: Так я же Вам на прошлой неделе новый передавал! Или не подошел? Самый лучший, надежный, производства Старогниловского комбината рабочей одежды

Некрасова: А-а-а! Так это Старогниловский КРО теперь ОАО «Сайнс фешен дизайн компании» называется? А я уж, грешным делом, подумала, что опять китайцы тендер выиграли

Квадратюк: Да как можно, Арина Родионовна! Нам же теперь отечественного производителя поддерживать надо. Что мы, неграмотные какие, политику государственную не понимаем

Некрасова: Кстати, Иван Иванович, третью позицию для тендера на бивень лесного слона нашли? Ищите, ищите, а то казначейство не пропустит

Квадратюк: Да зоомузей БГУ не соглашается в одном списке с Американским музеем естественной истории фигурировать! Говорят, что это для них занадто будет

Галина: А что, я б тоже не согласилась, оборзели эти американцы совсем, во все дырки лезут

Квадратюк: Галина, ты б вместо того, чтобы советы начальству давать, подтерла бы на крылечке...

Галина: (уходя с ведром и шваброй) Ой, подумаешь, замы-ламы, ученые-моченые, хвостики крученые…

Квадратюк: Не обращайте внимания, Арина Родионовна

Некрасова: Ой, что я, Галю не знаю? А про халаты ты мне так и не ответил… В любом случае, четыре халата тебе надо будет сегодня изыскать, приходят к нам стажеры на испытательный срок, пойду думать, куда их засунуть (уходит).

Квадратюк: Это что-то новенькое… Варвара Николаевна, бывали у нас когда-нибудь стажеры?

Вахтерша: И не припомню как-то… Может, когда мы еще НИИ Фундаментальной физики летающих объектов (НИИ ФуФЛО) назывались? Нет, на моей памяти не было…


(входит Коровьев)


Коровьев: О, И Квадрат, ты как раз тут! Ответь мне, доблестный заместитель директора по хозяйственной части, что ты сделал с Галиной, которая аки фурия гоняет птичий помет по крыльцу храма науки?

Квадратюк: Андрей Евгеньевич, я же тебя просил! Я же тебя Скотининым не называю…

Коровьев: И правильно! У тебя для этого нет никаких оснований! А я, вот, Иван Иванович, когда твою подпись И.И. Квадратюк на документах вижу, всегда думаю – и чего ты такой не рациональный? Гораздо ж проще писать И в квадрате: и чернила экономишь, и суть сразу видна. Ты ж у нас по военному образованию кто? Артиллерист! Баллистик! Считай, математик!


(входит Фраерман)


Фраерман: Коровьев, когда я вижу, как ты соловьем заливаешься, всегда думаю, что Бог ошибся, давая тебе фамилию. Мне кажется, тебе гораздо больше пошло бы что-нибудь птичье, например, Канарейкин

Коровьев: Где логика, Фраерман? Заливаюсь ведь я соловьем, сам сказал!

Фраерман: Соловьев для тебя слишком хорошо будет, а на Соловейчика ты по национальности не тянешь

Коровьев: Хорошо хоть так! А то обычно ты намекаешь, что я интеллектом не вышел

Фраерман: Я?! Да никогда! А если ты имеешь в виду вчерашний разговор, когда я позволил себе сравнить тебя с моим дедушкой по материнской линии…

Коровьев: Фраерман, если ты снова хочешь поразить меня размерами своего генеалогического древа, то не напрягайся! По тебе видно, как ты повредился, когда с него падал

Вахтерша: Николай Исаакович, извините, что перебиваю, тут Вам со вчера записка лежит

Фраерман: Да? Интересно! (берет конверт, нюхает, мечтательно закатывая глаза, вздыхает)

Квадратюк: Чего это он?

Коровьев: Иван Иваныч! Ты что, не знаешь, что Николай Исаакович у нас яснонюх? Передачу «Битва экстрасенсов» смотришь? В следующей передаче Фраерман по запаху найдет яйцо динозавра на глубине трех метров рядом с Национальной библиотекой! Ясновидящие перед яснонюхами отдыхают!

Фраерман: Варвара Николаевна, если не секрет, эта дама была в шляпке?

Вахтерша: Ничего не могу сказать, Николай Исаакович! Я вчера на минутку отлучалась, попросила Галю за меня посидеть, так при ней и принесли

Фраерман: Галя! Галочка! (убегает за сцену)

Коровьев: (глядя вслед убегающему Фраерману). Молодец! Резво! Интересно, что такого стимулирующего мог сказать Фраерману его нос? Мой, например, сообщает мне, что кто-то из ранних уже сварил кофе... Квадратюк, я знаю, что ты кофе не пьешь, его салом с чесноком не закусишь… Итак, кто это может быть? Сисадмин Карлсон, который всю ночь просидел в Интернете, и проснется теперь только в половине двенадцатого? Мало вероятно, что он научился варить кофе не просыпаясь…


(появляются Галина и Фраерман)


Галина: Ну что Вы такое, Николай Исаакович, говорите?! Что я, мужчину в фуражке от женщины в шляпе не отличу? А будете приставать, так я все Квадратюку расскажу!

Коровьев: Фраерман, наконец-то и на тебя пожалуются в хозчасть! А то последнее время все на меня да на меня! Иван Иваныч, чего там после инвентаризации в моей лаборатории не нашли?

Квадратюк: Инвентаризация еще продолжается, но по предварительным сведениям двух единиц оборудования, инвентарные номера 132 275 536 и 137 17 432, в наличии не имеется!

Галина: Иван Иваныч! Скажите ему…

Квадратюк: Галина, не видишь, я работаю!

Галина: А я, значит, отдыхаю! Два этажа убери, крыльцо помой…

Квадратюк: Отставить! Ты, кстати, у директора пропылесосила? Он вчера должен был из Венесуэлы прилететь

Фраерман: По моим сведениям он уже сегодня в 6.30 вылетел в Китай

Коровьев: Откуда сведения?

Фраерман: Белорусское радио надо слушать: «В рамках развития двустороннего сотрудничества, с целью установления долгосрочных отношений, в составе делегации представители деловых кругов и ведущих научных учреждений…» Или ты хочешь сказать, что мы не ведущие?

Коровьев: Лукавишь, Фраерман…А про 6.30 откуда?

Фраерман: Ладно, сдаюсь: от Верблюда!

Коровьев: А что, он все еще в аэропорту сидит?

Фраерман: А где ж еще? Говорил я ему, не ходи в карантин, иди лучше агрономом, там хоть людей иногда видеть будешь. А здесь, на днях рассказывал, за три месяца всего 2 случая: один раз бабка сумасшедшая ежика по кошачьим документам провезти пыталась, и пацан хомяка в бейсболке из Франкфурта привез

Квадратюк: А что, в бейсболке нельзя? А мне венесуэльские камрадос такую бейсболку подарили…

Коровьев: Можно, Квадратыч, можно! Только если ты захочешь попугайчика из Венесуэлы привезти, ты его под бейсболку не прячь, ты украинские шаровары надень и туда его запусти

Квадратюк: А чего это?

Коровьев: Иван, только тебе, по секрету – однокурсника Фраермана по Горецкой сельхозакадемии старшего инспектора карантинной службы аэропорта «Минск-2» зовут Остап Верблюдэнко. Соображаешь?


(раздается телефонный звонок. Вахтерша снимает трубку)


Вахтерша: Пост номер 1 НИИ ФИГНИ слушает! Нет, еще не приходили! Прямо к Вам пусть идут? Направлю, направлю! Андрей Евгеньевич? Да, пришел. Он тут с Иван Иванычем разговаривает. Хорошо, передам, передам! (кладет трубку). Иван Иванович, Андрей Евгеньевич, вас просит зайти Арина Родионовна

Коровьев: И как я сразу не догадался! Ну, кто еще может варить в 8.30 кофе «Якобс Монарх», кроме няни великого поэта! Фраерман, будь у себя, ты же знаешь, что после кофе я пью зеленый чай. Только смотри, заваривай правильно, как завещал тебе великий дедушка.


(Коровьев, Фраерман и Квадратюк уходят)


Вахтерша: Николай Исаакович, Николай Исаакович, можно Вас на минуточку? (Фраерман возвращается) Я тут про чай услышала, я тоже зеленый пью, но, наверно, завариваю неправильно. Может, раскроете секрет?

Фраерман: Варвара Николаевна, Вы любите анекдоты про евреев?

Вахтерша: Да что Вы, Николай Исаакович!

Фраерман: А Коровьев любит

Галина: И я тоже люблю! Рассказывай давай!


(входит Долорес Ивановна Бунчикова)


Бунчикова: Здравствуйте! Погодка сегодня – загляденье! Хорошо осенью в парке! Так бы и гуляла бы, и гуляла бы…

Галина: Так и гуляйте, Долорес Ивановна, – директора сегодня не будет

Бунчикова: Как это не будет?! Я уже две недели жду, когда он вернется! Мне синтез запускать надо, а его не будет! Кто сказал, что его не будет?

Галина: Фраерман сказал!

Бунчикова: Где этот Фраерман?! Подумаешь, он сказал, что его не будет?! Кто такой этот Фраерман?!

Фраерман: Долорес, деточка, ну почему ты всегда так волнуешься?

Бунчикова: Ой, Коля, я ж тебя не заметила! Ты ж на меня не обижайся! Я ж не на тебя! Я ж за работу переживаю! (постепенно успокаиваясь) И действительно, чего это я? (мечтательно-ласково) Тем более, день-то какой…

Вахтерша: Бабье лето… Последние денечки…

Бунчикова: (мечтательно) Последние денечки… (резко переходя на крик) Последние денечки остались! Мне надо препарат на испытания к концу месяца передавать, а там еще кобыла не валялась!

Фраерман: Вообще-то, конь…

Бунчикова: Какой, к чертовой матери, конь?!....Конь? …. Точно! Сейчас ехала, журнал вот читала, так эти сволочи британские ученые собираются сделать трансгенного коня! Мы тут каждую копейку считаем, реактивов купить не на что…

Фраерман: Доленька, милая, да не волнуйся ты так! Ты в этом журнале про британских ученых прочитала?

Бунчикова: (успокаиваясь) В этом, в рубрике « А знаете ли вы…»

Фраерман: Вот и я тебе говорю, Доля, знаете ли Вы, что всю эту рубрику придумывает мой знакомый, инженер канализационных систем по образованию, Изя Бройман? Если бы британские ученые умели читать по-русски и выписывали этот журнал, они бы поставили Изе памятник! Пойдем, я тебя лучше чаем напою.


(Бунчикова и Фраерман начинают уходить)


Вахтерша: Николай Исаакович, а рецепт?

Фраерман: А-а-а, совсем забыл! (возвращается)

Галина: И анекдот!

Фраерман: Ладно, тогда два в одном, как шампунь фирмы «Шварцкопф»! Умирает старый еврей, который славился тем, что никто лучше его во всем местечке не готовит чай. Собрались все и просят: «Ты ведь уже умираешь, открой секрет». Не соглашается старый еврей, держится из последних сил, но, наконец, чувствует, что уже скоро, и говорит с последним выдохом: «Евреи! Не жалейте заварки!» Иду, Доленька, иду! (убегает)


(появляется Инна Козлицкая)


Козлицкая: Ну, что? Ушли уже?

Галина: Кто?

Козлицкая: Коля и Доля! Они же с проверкой приходили? Но нас не проведешь! Я издалека их заметила – слышу, Бунчикова кричит, руками машет – и шасть в кусты! И Аню с Таней предупредила. Женщины, путь свободен!


(входят Анна Ступа и Татьяна Пестик)


Ступа: Да нет же! Я же тебе говорю: здесь кокетка, а разрез сбоку! И всего 480 тысяч. Здравствуйте, Варвара Николаевна! Ключики наши уже взяли?

Вахтерша: Да нет, на месте еще. Держи!

Ступа: Вот, Мишка поганец! Говорил же, что до девяти придет и все двери откроет!

Козлицкая: А ты тоже! Нашла, кому поручить!


(вбегает Миша с гитарой)


Миша: Здравствуйте! Вы уже здесь? Извините, Анна Петровна, надо было гитару забрать, вот и задержался!

Козлицкая: Михаил, ты меня знаешь…

Миша: Здравствуйте, Инесса Сигизмундовна!

Козлицкая: Не перебивай старших! Я тебя предупреждала: в нашей лаборатории никому субординацию нарушать не позволено! Если ты лаборант…

Галина: Да чего вы на него напали! Если лаборант, так уже не человек, что ли?! Я, вот, уборщица – и что?!

Пестик: Девочки, зачем ругаться? Ведь все же хорошо: проверки, как я понимаю, не было никакой…


(у края сцены появляется Степан Баранкин)


Баранкин: Михаил! Иди сюда на минуточку, мне тут подсобить надо

Миша: Иду, Степан Дормидонтович (ставит гитару и радостно убегает)

Вахтерша: Что вы все про проверку какую-то говорите? Я, вот, не знаю ничего

Ступа: Вчера Вера из бухгалтерии предупредила, что будут теперь уход-приход проверять и журналы внутригородских командировок тоже

Козлицкая: О, хорошо, что вспомнила! Мне ж сегодня на примерку к трем часам. Давай ключи, пойду командировку напишу.

Ступа: На! (отдает ключи). Только свинокомплекс в Гнилюках не пиши, я туда завтра собираюсь, с 13-ти до 15-ти.

Козлицкая: Ладно, я филиал птицефабрики напишу

Галина: Не советую

Козлицкая: Это еще почему?

Галина: Я оправдательный пакет с пометом вчера выбросила.

Козлицкая: И кто тебя просил? Тебе ж говорили: без спроса ничего не трогать!

Галина: А чего вы его за батарею засунули? Квадратюк пришел перед продувкой краны отвернуть, нагнулся, тут ему в нос и шибануло. Так что я еще из-за вас и нагоняй получила.

Козлицкая: Ну, вот, а мне теперь думай, куда меня еще послать могут!

Пестик: Да пиши ты птицефабрику, только другую. У нас же еще тема по яйцам молодецким не закончилась

Вахтерша: О, кстати, девочки! Расскажите хоть вы мне про эти яйца! У меня соседка их для зятя ящиками покупает…

Ступа: Что, решила зятя селеном отравить?

Вахтерша: Наоборот! Ей давно внуков хочется, а… В общем, что мне ей посоветовать?

Пестик: Я думаю, зятя поменять


(появляются Миша и Степан Баранкин с огромным ящиком)


Баранкин: Заворачивай, Миша, заворачивай! И не кантуй, не кантуй!

Миша: Дальше-то куда, Степан Дормидонтович?

Баранкин: Ко мне понесем, на третий этаж

Миша: Да не дотащим мы вдвоем!

Баранкин: Ладно, ставь пока здесь! А я пойду, место для нее приготовлю!


(проходит мимо женщин, не здороваясь)


Ступа: Степа, а здороваться кто будет?

Баранкин: (на ходу) Здрасте, здрасте! Извините, тороплюсь (уходит)

Козлицкая: Аня, да оставь ты его! Баранкин, пока новую бандуру себе не установит, не успокоится!

Пестик: Ага, а как установит, так никого к ней не подпустит! Я уже к нему в центрифужную и заходить боюсь. Как-то тряпкой половой слегка термостат обтереть хотела, так он знаешь как разорался?! Просто Плюшкин какой-то, а не Баранкин. Миша, что вы там такое притащили?

Миша: А не знаю я! Тут никаких надписей нет

Ступа: Ладно, пошли. Мне там надо сегодня мешок суперфосфата в порошок растереть

Миша: Я вам что, гомогенизатор какой?

Козлицкая: Михаил, ты меня знаешь…

Миша: Ну, Инесса Сигизмундовна…


(все, кроме вахтерши и Галины, уходят. Входят стажеры)


Лида: А здесь ничего так, парк такой хороший…

Борис: Да, разбит в английском стиле, в середине прошлого века.

Аллочка: А ты откуда знаешь?

Роман: Аллочка, ты что, забыла, что Боря у нас вундеркинд? Он же еще в детском саду не куличики из песка ведерком делал, а клумбы разбивал

Борис: Роман, а ты вот знаешь, откуда произошло слово вундеркинд?

Роман: Знаю, но не скажу

Борис: А что такое рабатка?

Роман: Боря, и охота тебе такой ерундой голову забивать?

Борис: Я надеюсь, что сегодня у нас будет собеседование с кем-то из руководства…

Аллочка: И там будут спрашивать, что такое рабатка? Это акула такая большая в воде? Да? Лида, а ты знаешь?

Лида: Аллочка, большая и в воде - это касатка, причем она совсем не акула

Аллочка: Что ты меня путаешь? Ладно, пусть акула - это касатка, а рабатка тогда кто?

Роман: Аллочка, не напрягайся! Это вредно для цвета лица

Аллочка: Да? А как же собеседование?

Роман: Не знаю как для кого, а для меня оно уже, считай, прошло

Борис: Что ты имеешь в виду? Ты уже был здесь вчера?

Роман: Нет, конечно. Но думаю, что папа уже позвонил сегодня утром. Он у меня рано вставать любит

Лида: А кто вообще говорил про собеседование? Или, Боря, ты сам это придумал?

Борис: Лидия, согласись, вполне логично, перед тем, как определить нам темы научных исследований, поинтересоваться нашими предпочтениями…


(появляется сантехник Олег Борисович. Скептически осматривает стажеров)


Сантехник: Не понял! Квадратыч совсем не въезжает? Я у него рабочую силу просил, чтобы траншею копать, а это что? Тонкий, маленький, и две девицы под окном… ик!.... пряли поздно вечерком… Галина, у тебя там подсобка открыта? Нам… Им! ( показывает на стажеров) Нужна лопата, нет, лучше две… и шухер! Нет, как-то не так… И шухель, вот!

Галина: Шуфель что ли?

Сантехник: Молодец, Галина! Правильно! Вот если бы тебя мне в помощники дали, мы бы с тобой… А, Галина? Мы бы с тобой…

Галина: Да пошел ты, Олежка… Не было б тут детей, я б тебе сказала!

Сантехник: Галина, и почему ты ко мне такая … не ласковая? Я ж к тебе со всей… душой, вот! Ну, ладно, докопаем… и поговорим. (переходит к стажерам). Молодежь! Прошу за мной! Я обозначу для вас фронт работ и… Нет, сначала возьмем инструмент!

Борис: Позвольте, нас направили сюда для стажировки в области нанотехнологий и генетической инженерии…

Сантехник: Правильно! А инженеров тут у нас всего два – я и Петрович, но он в отпуске. Поэтому тебе, как самому говорливому, мы дадим шуфель…


(появляются Коровьев и Некрасова)


Коровьев: Арина, ну почему я? Мне что, своих дел не хватает?

Некрасова: Андрей Евгеньевич, этот вопрос обсуждению не подлежит! Берешь пока их всех в свою лабораторию… Варвара Николаевна, стажеры еще не подходили?

Вахтерша: Нет, ко мне никто не подходил. Вон, только Олегу молодежь из строительного колледжа прислали, канаву копать…

Роман: Это кто из строительного колледжа? Неувязочка тут какая-то! Мне сказали к Арине Родионовне Некрасовой обратиться, поскольку директор сейчас в Китае …

Некрасова: Это я Арина Родионовна

Роман: Вам должны были позвонить…

Некрасова: А, все понятно! Вы и есть стажеры? Здравствуйте, добро пожаловать в наш институт! Я заместитель директора по общим вопросам Арина Родионовна Некрасова. А это - Андрей Евгеньевич Коровьев, заведующий лабораторией прогнозирования основных направлений. Вы поступаете в его распоряжение до приезда директора. Желаю вам плодотворной работы. А сейчас, извините, тороплюсь. В ближайшие дни мы с вами еще обязательно встретимся.

Коровьев: Ну, здравствуйте, товарищи строители!

Борис: Мы не строители!

Коровьев: (оглядываясь) Странно, не вижу никого из тех, к кому был обращен этот лозунг

Борис: Какой лозунг?

Коровьев: Как какой? Кто только что провозгласил «Мы не рабы! Рабы не мы»?

Борис: Это я к Вам обращался!

Коровьев: …Андрей Евгеньевич! Это мое имя и отчество. Как сообщают британские ученые, шимпанзе может запомнить два слова из 16 букв в совокупности, но для выпускников строительного колледжа это, похоже, непосильная задача

Аллочка: Да сказали же Вам – не из строительного колледжа мы… Андрей Евгеньевич!

Коровьев: Учитесь, юноша! 16 букв и всего со второго раза! Это еще одно подтверждение известной истины, что девочки начинают говорить правильно раньше мальчиков. Так вы не строители?

Аллочка: Дошло наконец!

Коровьев: Олег Борисович, держу пари, что для этого прекрасного создания суть слова «сарказм» покрыто мраком. Ставлю литр молока, положенного мне за вредность. Чем ответите?

Сантехник: Мне Фраерман сказал, что молоко пить вредно.

Коровьев: Это он специально, что бы ему больше досталось. Он-то знает, что молоко легко превращается в кефир, а в нем 3 процента алкоголя

Сантехник: Да ну?

Коровьев: Ну, да! Вот (обращаясь к Лиде), девушка не даст соврать! Правильно я говорю, стажер…

Лида: …Лидия Корабельникова! Правильно! А в кумысе и вообще пять

Коровьев: Вот, видишь, Олег Борисович, насколько молодежь наша компетентна в слабоалкогольных напитках! А ты хотел их поставить траншею копать! Но, теперь, прости, друг, но девушек я забираю!

Сантехник: Куда?

Коровьев: Как куда? Двигать передовую науку! Дамы, прошу проследовать в лабораторию для продолжения приятной беседы!

Борис: А мы?! Это несправедливо! У нас такие же права!

Коровьев: (обращаясь к Аллочке) Скажите… э… простите, не знаю Вашего имени…

Аллочка: Алла

Коровьев: Скажите, Алла, этот борец за равноправие и справедливость Ваш знакомый?

Аллочка: Борька, что ли? Ну, да, но, вообще-то, он из 8-ой группы, а они там все такие – много об себе понимают

Коровьев: Далеко пойдете, Алла: дать ОБ коллеге лестную характеристику, даже когда о ней не просили – это круто!

Аллочка: А Вы - ничего, а то я сначала подумала…

Борис: Нет, это никуда не годится! Я к директору пойду!

Коровьев: Как Ваше имя, молодой человек?

Борис: Борис Аркадьевич!

Коровьев: Слава Богу, а я уж подумал, что Марко Поло!

Борис: Причем здесь Марко Поло?

Коровьев: Ну, как же? Пешком, в Китай… А, впрочем, счастливого пути! Пока сходите – как раз и стажировка закончится

Сантехник: Э, э, так не пойдет! А копать кто будет?

Коровьев: Вот, видите, Борис Аркадьевич, без Вас – ну, никак!

Лида: Андрей Евгеньевич, а Вы всегда так шутите?

Коровьев: Нет, Лидия, только по утрам и после кофе. Но за то, что спросили – хвалю! А то молодые люди – либо кричат, либо молчат! Кстати, великий молчун, свое имя Вы тоже не скажете?

Роман: Роман Крутогоров. Я, надеюсь, это Вам что-то говорит, Андрей Евгеньевич?

Коровьев: Это меня даже радует – чем круче папа, тем раньше он Вас отсюда заберет! А мне, соответственно, легче будет!


(появляется Некрасова)


Некрасова: Андрей Евгеньевич! А что вы все здесь делаете?

Коровьев: Знакомимся, беседуем

Некрасова: Нашли место! Люди подумают, что у нас тут…

Коровьев: Ну, Арина Родионовна, это Вы им льстите насчет подумать

Некрасова: Андрей Евгеньевич, Вы когда-нибудь пробовали не грубить людям?

Коровьев: Нет! А что, это интересно? Может, попробовать?

Некрасова: Вот и попробуйте, причем не здесь, а в лаборатории! Это я Вам как замдиректора говорю!


(уходит)


Коровьев: Да, сегодня вам повезло, господа стажеры! Соблюдать административную субординацию я обязан по контракту. Но это не значит, что так будет и завтра. Извини, Борисыч, но шоу с лопатами и благозвучным названием «Отсюда и до обеда» мы сегодня не увидим. Варвара Николаевна, Галина, сделайте торжественные лица, соответствующие привратницам ада! Включите траурный марш Шопена! И откройте врата храма науки для этих полуфабрикатов, сошедших с перегруженного вузовского конвейера!


(Занавес опускается)


Голос из-за сцены: А в это время в лаборатории утилизации загрязнителей естественных рекреаций уже полным ходом осуществлялся научно-исследовательский процесс


(Занавес открывается. На сцене Козлицкая обтачивает пилочкой ногти, Ступа вяжет шарфик, Пестик пытается достать из колбы провалившуюся в нее резиновую пробку)


Козлицкая: …. И тогда она ему говорит: «Уйди! Ты обманул меня в моих лучших чувствах! Я не могу тебя больше видеть!» Он, естественно, не уходит, падает на одно колено, тянет к ней руки и тут раздается стук в дверь…

Пестик: Ну, не могу я больше! Не достается она ни фига! У нас еще одна мерная колба есть?

Ступа: (продолжая вязать) Есть, но только в ней Инна эликсир молодости поставила

Пестик: Инна, давай я его куда-нибудь перелью

Козлицкая: Ты, что! Его три недели нельзя взбалтывать! Ирка Бердякина, ну, знаешь эта, из отдела менеджмента качества инновационных проектов, переболтала все через неделю, причем я ей говорила: «Поставь на три недели в темное место и забудь!», так она ж разве кого слушает?

Ступа: Ой, да! Она такая! Я помню, ее все предупреждали – не лезь ты к этому Курдяеву, бабник он, по глазам видно…

Пестик: Девочки, мне колба нужна. И кто только эту пробку сюда засунул?

Козлицкая: Это Тоська, наверное. Она последняя работала

Пестик: Да вы что? Она три месяца как в декретном отпуске.

Козлицкая: Да возьми ты цилиндр и успокойся! Так я же про Ирку недоговорила: намазалась она два раза…

Пестик: А как я его на мешалку поставлю?

Ступа: А зачем тебе мешалка? Миша скоро вернется, дай ему, пускай трясет. И где он болтается? Мне ж надо суперфосфат размолоть

Козлицкая: Так ты будешь слушать или нет? Намазалась Ирка два раза, причем второй раз и шею почти до пояса…

Ступа: Ну что ты говоришь! У нее же шея вообще три сантиметра

Козлицкая: Зато ниже все нулевого размера, поэтому так и смотрится! Короче, встречаю я ее возле супермаркета, жара такая, сил просто нет, помнишь, как в начале августа жарило? А она в гольфе по самые уши!

Пестик: А цилиндр-то где?

Ступа: Да в шкафу для посуды, где ж еще?

Пестик: Аня, а ты давно туда заглядывала?

Ступа: Да не помню я! А что там такое?

Пестик: Разложено что-то на бумаге тонким слоем …

Козлицкая: А-а! Это я образцы сушу до постоянного веса! Не трогай там ничего!

Пестик: Но почему в шкафу для посуды?

Козлицкая: Потому что сушильный шкаф занят был! Долорес наша тогда прибежала, кричит: «Почему образцы не в шкафу! Мне срочно нужны результаты!»

Пестик: Понятно, поэтому ты их в обычный шкаф, вместо сушильного, положила! Чтобы быстрее высохли!

Ступа: Вот ты, Татьяна, никак не усвоишь основные правила спокойной жизни в НИИ. Правило первое: делай все так, чтобы начальство не нервничало. Вот прибегает заведующая второй раз: « Где образцы?», ты ей честно отвечаешь: «В шкафу, сохнут». И никто не нервничает

Пестик: А как же срочность?

Ступа: А вот это правило второе: торопись медленно! Знаешь такую поговорку «Не все золото, что блестит»? Так в нашем варианте это так: «Не все срочно, про что кричат». Срочность, знаешь, чем определяется? Если за два дня три раза про это вспомнили, тогда делай. И вот тебе пример - Инесса, ты помнишь, когда образцы в шкаф поставила?

Козлицкая: А чего помнить-то?! Если надо, Долорес прибежит, спросит

Пестик: Да по виду им недели три, не меньше…

Ступа: Вот тебе и ответ на твой вопрос


(Входят Квадратюк, Вера Цифирь и Надежда Лапушкина. Ступа успевает спрятать вязание, а Козлицкая достает из-под стола банку с реактивом и начинает пилочкой для ногтей насыпать реактив на бумажку)


Квадратюк: Здравия желаю, женщины!

Ступа: Здравствуйте, Иван Иваныч! Журнальчик зашли посмотреть?

Квадратюк: О! И это тоже! Как говорится, одним залпом двух зайцев! Вера и Надя, вы начинайте, а я журнал командировок проверю

Козлицкая: А что начинать собираетесь, если не секрет?

Вера: Как что? Разве Долорес Ивановна ничего не говорила? Инвентаризация начинается, всех заведующих еще позавчера предупредили

Пестик: А нам никто не говорил, у нас тут работа полным ходом…

Ступа: Действительно, почему с нас начали? Мне сегодня суперфосфат размолоть надо…

Вера: Так мы ж не помешаем! Мы только мебель и приборы. И вообще, мы не с вас начали, вчера Коровьева проверяли. Надя, давай от окна начинай. Шкаф лабораторный трехдверный Ша Эл Тэ 17 эм пэ 3, номер 572 17 14

Надежда: Вот, говорила же Олегу: пиши на боковой стенке! Так ему говори не говори… И когда ты его, Иваныч, уволишь?

Квадратюк: (просматривая журнал) А унитазы ты мне чинить будешь?

Козлицкая: А то он их чинит! На нашем этаже как не работали два, так и не работают. Скоро не то, что на второй этаж, на улицу бегать будем!

Пестик: Ты что?! Скоро уже зима

Квадратюк: Так тут в Беларуси разве зима? Вот когда я в Забайкалье служил, был у нас один случай…

Вера: Надя, так что отмечаем? А то мы так до вечера не управимся

Надежда: Да не знаю я! Надо шкаф отодвигать

Козлицкая: Да вы что?! Там же все переболтается! Надо на стул встать и посмотреть

Надежда: Ага, я еще по стульям буду скакать!

Ступа: А чего ты? Пускай Иван Иваныч посмотрит

Пестик: Не надо, наши стулья Иван Иваныча не выдержат. Давайте я, только пусть Иван Иваныч отвернется. Так, девочки, держите стул… Иван Иваныч, не подглядывать!


(Квадратюк зажмуривает глаза, Татьяна лезет на стул, остальные держат стул.)


Пестик: Не видно отсюда ничего! Инесса, подсади меня немножко (лезет на шкаф)

Вера: Ну, что? Там должен быть номер 572 17 14 ЛУЗЕР

Пестик: Нету здесь никакого номера! Ну, вот! Еще и колготки поехали! Всегда так: хочешь как лучше, а получается… Иван Иваныч, не поворачивайтесь, я спускаться буду. Надежда, стой прямо, я на тебя обопрусь. Аня, руку давай! Инесса, стул держи крепко…


(входит Алексей Грак, читая на ходу книжку)


Грак: Здравствуйте, коллеги! У вас сахарку не найдется? Мозг питания требует… (поднимает голову от книги) Что это вы такое делаете?

Пестик: Вот только Вас, Алексей Викторович, и не хватало! Станьте рядом с Иван Иванычем и не смотрите сюда!


(становится рядом с Квадратюком)


Грак: Здорово, Иваныч! (здороваются) А что здесь такое происходит?

Квадратюк: Инвентаризация! Скоро и к вам придем, готовьтесь

Грак: В каком смысле?

Квадратюк: В самом прямом

Пестик: Нет, девочки, так я не слезу!

Надежда: Может, стол сюда пододвинуть?

Козлицкая: Да ты что?! Он же на водопровод и электричество запитан и к стенке прибит!

Ступа: Надо лестницу принести. Мужчины, сходите за лестницей!

Квадратюк: Не получится! Обе стремянки полчаса назад покрасили, стоят сейчас, сохнут

Вера: Я знаю, что надо делать! Ну, знаете, как в кино показывают, когда пожар, а Брэд Пит на карнизе стоит…

Козлицкая: ….А внизу море людей и полицейские машины с мигалками! Мне тоже это место нравится…

Пестик: Алё, любители кино, я ж не на карнизе, я на шкафу

Вера: Так я же и говорю: надо брезент такой большой растянуть, а Татьяна прыгнет

Надежда: А брезент мы где возьмем?

Ступа: Иван Иванович, а брезент у Вас есть?

Грак: Как я понимаю… (начинает поворачиваться)

Пестик: Алексей Викторович! Я же просила не поворачиваться!

Грак: Как я понимаю, мы имеем проблему перемещения Татьяны со шкафа вниз. По этому поводу есть у меня одна полезная информация: британские ученые рассчитали скорость свободного падения объекта в зависимости от количества липоевой кислоты…

Пестик: А может не надо про свободное падение?

Мы же про брезент спрашивали!

Грак: Про брезент я вот что вам скажу: в зависимости от поперечного сечения ниток основы и утока…

Вера: Мы же не у Вас спрашивали, Алексей Викторович! Иван Иваныч! Есть у Вас где-нибудь брезент?

Квадратюк: Где-нибудь – есть, но не здесь. Татьяна, а давай, я тебя с закрытыми глазами сниму? Я смогу, не беспокойся

Грак: В связи с этим хочу отметить, что согласно результатам скрининга 532-х студентов колледжей Южного и Среднего Уэльса приблизительно треть людей обладают даром дактиловидения, то есть способностью различать предметы с помощью пальцев рук. Только некоторые, как например, небезызвестная Роза Кулешова, пользуются этим даром осознано, а некоторые…

Надежда: Он что, хочет сказать, что Иваныч наш пальцами видит?! А ведь точно! Он мне вчера сумку до автобуса подносил, взял так, а сумка закрытая была, и спрашивает: «Пельмени в «Наших соседях» брали?»

Пестик: Э-э, нет! Тогда лучше не надо! Девочки, а поставьте стул на стул, я сама попробую


(входит Долорес Ивановна Бунчикова)


Бунчикова: Девочки, срочно заканчивайте обработку образцов из Жданович! Мне надо квартальный отчет составлять… А что это у нас здесь такое?

Козлицкая: Не видите, что ли? Инвентаризация!

Бунчикова: Что? Кто разрешил? У нас четыре темы не закрыты, а тут…

Ступа: Действительно, тут и так ничего не успеваешь…

Бунчикова: А Татьяна где? Мне срочно нужны данные по Тракторозаводскому лесопарку

Пестик: Я здесь, Долорес Ивановна

Бунчикова: Ну, это уже ни в какие ворота не влазит! Что Вы там делаете?

Пестик: Так инвентаризация же! Вот люди пришли…

Бунчикова: Инвентаризацию надо в нерабочее время проводить! Мы и так ничего не успеваем!

Вера: А вот этого не надо, Долорес Ивановна! Если Вы себе сами устроили ненормированный рабочий день, то это не значит, что у всех остальных тоже семьи нет

Бунчикова: Тоже?! Ах, так! Немедленно покиньте помещение!

Квадратюк: Долорес Ивановна, ведь есть же решение ученого совета и приказ директора…

Бунчикова: А вы, мужчины, вообще молчите! Только и умеете, что женщин на шкаф загонять! Сами, небось, не полезли! Что, стыдно, Алексей Викторович?!

Грак: Долорес Ивановна, я вот сахарку…

Бунчикова: А-а-а! На сладкое потянуло! Да, в лаборатории у нас одни женщины…

Ступа: …И Миша

Бунчикова: Миша не в счет! А для таких, как эти, у нас тут как медом намазано…


(Входит Агент-распространитель)


Агент-распространитель: Здравствуйте! Я как раз вовремя! Свежий закарпатский мед не желаете? Прямо с пасеки! Попробуйте, попробуйте! Вы знаете, какие у Богдана Ступы пчелы?! Это же золото, а не пчелы! Вы что, не знаете Богдана Ступу?!

Бунчикова: Анна! Это кто?! Твой родственник?

Ступа: Нет, Долорес Ивановна!

Бунчикова: Ну, как нет? У кого фамилия Ступа? У тебя или у меня?

Ступа: Да не знаю я его!

Агент-распространитель: Вот и я вижу, что не знаете! А его знает пол Украины, вся Польша и весь Евросоюз! Попробуйте и вы его узнаете тоже! Впервые в Беларуси – закарпатский горный мед! Профилактика от всех болезней, особенно вирусных! Вы знаете, почему овцы в Закарпатье не болеют свиным гриппом?

Грак: Знаю, согласно бюллетеню ВОЗ…

Агент-распространитель: Вот и я говорю, мед, мед и мед! Вам повезло, у нас сейчас акция – покупаете килограмм и получаете вот такой набор: ножик для чистки манго, перечница в виде индийского слона и ароматизатор воздуха «Свежесть Гималаев». Прямо из Индии!

Бунчикова: Кто пропустил?

Агент-распространитель: Таможня Республики Беларусь! Имеется сертификат, кто хочет, может посмотреть

Бунчикова: Иван Иванович, я у Вас спрашиваю: кто сегодня на вахте?


(Входят Коровьев и Фраерман)


Агент-распространитель: А для тех, кто не любит индийское народное творчество, предлагаем новинку – …

Коровьев: … эликсир «Почесун»! Приготовлен на основе натуральной воды из озера Нарочь. Содержание церкарий - не менее 150 штук в миллилитре. Одного флакона хватит на три полноценных ванны для любимой тещи! Фраерман, я ошибаюсь, или мы уже видели сегодня это порождение недоразвитого белорусского капитализма?

Фраерман: Молодой человек, мы просили Вас покинуть здание института добровольно? Просили! Вы нам обещали? Обещали! А Вы знаете, как поступает полковник спецназа в отставке Иван Иванович Квадратюк с теми, кто не держит слово? По глазам вижу, что догадываетесь! Тогда: На старт!... Внимание! … Марш!


(Агент-распространитель убегает)


Бунчикова: Спасибо, Николай! Дурдом, а не институт!

Коровьев: Редкий случай, когда я солидарен с женским мнением! А чего вас так много сегодня тут? Закарпатский мед с индийским перцем покупали?

Пестик: Инвентаризация у нас, Андрей Евгеньевич!

Коровьев: (посмотрев на шкаф) Молодец, Квадратюк! Растешь над собой! У меня ты только спектрофотометр на центрифугу переставил, а здесь, вон, женщин, в пространстве перемещаешь. Грак, что пишут британские ученые по поводу инвентаризации? Круче она, чем стихийное бедствие?


(входит Некрасова)


Некрасова: Митингуешь, как всегда, Андрей Евгеньевич? Хорошо, хоть тему правильную выбрал! Шла напомнить – на днях надо учение по гражданской обороне провести. Так что прикидываете, завлабы, когда, чтобы не сильно работе помешало. Иван Иваныч, противогазы посмотрел? По глазам вижу, что нет!

Козлицкая: Что? И противогазы надевать будем?

Некрасова: Да, Инесса Сигизмундовна! Так что, женщины, насчет косметики подумайте

Коровьев: К зеленому противогазу очень пойдут голубые тени


(Некрасова, Коровьев и Фраерман выходят на авансцену. Занавес опускается)


Некрасова: Очень смешно, Коровьев! Если бы ваша косметика столько стоила, сколько наша… Да откуда тебе знать, сколько женская косметика стоит?

Коровьев: Ошибаешься, Арина Родионовна! Ты же не знаешь, что я Фраерману дарю на Новый год и 8-е Марта! Правда, Николя?

Фраерман: Ну, зачем ты раскрываешь наши маленькие секреты, Андрюша?

Некрасова: Ну-ну! От тебя только Фраерман подарков и дождется! Скажи мне лучше, как там стажеры?

Коровьев: Нормально! Заняты интеллектуальным трудом – я им поручил пробок для пробирок накрутить и этикеток для реактивов нарезать!

Некрасова: Андрей, у тебя что, лаборантов в лаборатории нет? Что они о нашем институте подумают?


(появляется Миша)


Фраерман: Лаборанты? А мы сейчас спросим… Михаил, ты куда путь держишь?

Миша: К Баранкину иду, он просил помочь к инвентаризации подготовиться

Фраерман: А скажи мне, Михаил, что ты о нашем институте думаешь?

Миша: А чего мне о нем думать? Для этого начальство есть!


(уходит)


Коровьев: Вот, Арина Родионовна и ответ на Ваш вопрос! Думать для молодежи – задача нынче непосильная!

Некрасова: Андрей Евгеньевич, я тебе не о лаборантах, а о стажерах говорю! Ты Президиуму весь эксперимент завалишь! Это же они стажировку ввели. Ты им должен какую-нибудь важную задачу поставить… Вот что тебе надо в ближайшее время сделать такое, не совсем важное, но обязательное?

Коровьев: Спасибо, Арина Родионовна! Вот если б не Фраерман, я б тебя поцеловал, ей богу! Но не буду, он у меня ревнивый! Знаю я, что им поручить! Убьем сразу двух, нет, пятерых зайцев – Квадратюка и четырех стажеров!


( все уходят за кулисы)


Голос из-за сцены: Прошло три дня


(перед занавесом появляются Лида, Аллочка и Борис)


Борис: И где этот папенькин сынок? Договорились же в 8.45

Аллочка: И чего так рано было препираться? Я даже толком не накрасилась…( роется в сумочке) Ну, вот, еще и помаду забыла! Лидка, у тебя помада есть? Ах, да у тебя же красная! (достает зеркало, скептически рассматривает свое лицо). Ладно, как говорит моя бабушка, не видом, так запахом (достает духи и душится за ушами). Борис, иди сюда!

Борис: Ну, что там еще?

Аллочка: У меня что-то в туфель попало, а тут и присесть негде…

Борис: И что?

Аллочка: И ничего! Лида, и после этого ты будешь говорить, что он нормальный?

Борис: Ну что опять не так?!

Лида: Боря, 99 процентов мужчин в мире после такой фразы подали бы даме руку, что бы она могла опереться

Борис: Если тебе поверить, то получается, что все мужчины Беларуси входят в оставшийся 1 процент

Аллочка: А вот и не все! Я даже в этом институте уже знаю одного такого…

Лида: Как интересно… Поделишься информацией?

Аллочка: Еще чего! Тут, родимая моя, каждый работает сам на себя, самостоятельно

Борис: А я вот вас всех собрал… хотел собрать именно для того, чтобы мы работали самостоятельно, но совместно, ради общей цели. Чтобы противостоять Коровьеву, мы должны объединиться! И где Роман? Девочки, может он звонил кому?

Лида: А ты ему сам позвони

Борис: Не буду я ему звонить!

Аллочка: Денег жалко?

Борис: Причем тут деньги!

Лида: Да, деньги тут не причем: мне Рома вчера показал, что он в своем смартфоне на Борькин номер установил!

Борис: Вот сволочь! Еще и хвастается!

Аллочка: А что там такое?

Лида: А он тирады Коровьева на диктофон записывает, на всякий случай, как он выражается

Аллочка: И что?

Лида: Ну, одну из самых любимых Боря и слышит, если Роману звонит

Аллочка: (подражая Коровьеву) «Борис Аркадьевич, своей экспрессией ты мне напоминаешь лося во время гона» Эту, да? Она мне тоже очень нравится!

Лида: Нет, другую: «Борис, если ты думаешь, что ты пуп Земли, то пока, извини, не дорос! А что ниже пупа, надеюсь, сам догадаешься.»


(появляются Роман и Миша)


Борис: Роман! Тебе во сколько сказали прийти?

Роман: Боря, не напрягайся! Из тебя командир, как из Аллочки академик

Аллочка: А чего это ты так про меня?

Роман: Аллочка, никогда не поверю, что ты хочешь сгореть на работе как Мария Складовская-Кюри

Аллочка: Ну что ты меня путаешь! Которая сгорела, эта Жанна Д’Арк, я сама в кино видела.

Лида: Слушайте, давайте хоть сегодня не ссориться! Мы же по делу решили собраться! Да и человек, вот ждет. Может, спросить чего хочет

Борис: Кстати, что здесь делают посторонние?

Роман: Боря, заткнись! Если кто в этом институте посторонние, так это мы! А Михаил здесь уже третий год после армии тусуется и все тут про всех знает. Для нас он, можно сказать, бесценный источник информации

Борис: Я против того, что бы кто-то еще знал о наших планах!

Лида: А я – за! Тем более, что планов-то еще и нет никаких… Роман прав – если уж выполнять задание Коровьева, то лучше не вслепую тыкаться. Алка, ты за?

Аллочка: Да как сказать… Человек, для нас новый, проверить бы не мешало…Ой, что-то в туфель попало, а тут и присесть негде…

Миша: Позвольте, я Вам помогу (протягивает руку. Аллочка опирается на нее, снимает и вытряхивает туфель).

Аллочка: Спасибо, Михаил!

Лида: Алка, так это он тот один из 99 процентов?

Аллочка: Нет, это уже второй

Лида: Да, Аллочка! Всегда знала, что за тобой не угонишься… Так! Как я понимаю, ты – за! Так что, Боря, один ты против

Борис: Как человек, стоящий на демократических позициях, я подчиняюсь воле большинства. Тогда позвольте мне открыть наше собрание.

Роман: Так ты же все равно его откроешь, даже если мы не позволим! Валяй давай!

Борис: На повестке дня три вопроса: Первый – искать или не искать?

Роман: Ох, Гамлет ты наш!

Лида: Рома, перестань! Дай человеку договорить

Борис: Второй: Если искать, то где? И третий: если искать, то что? Кто хочет высказаться?

Лида: Первый вопрос мне вообще кажется риторическим. Коровьев , конечно, грубиян, но слово, похоже, держит. То есть если он пообещал нас не трогать после выполнения задания, то так и будет. Я за то, чтобы искать

Роман: Мне, честно говоря, пофиг его задание, мне просто по институту полазить интересно. Так что я - за! Шерше так шерше, говоря по-французски!

Борис: Аллочка?

Аллочка: Я - как все!

Борис: Понятно. Переходим ко второму вопросу

Миша: А можно вопрос дилетанта? Как это можно решать где искать, не зная при этом что?

Роман: Вот в этом-то и коварство Андрея Евгеньевича! Он сообщил нам только номера, но не сказал, гад, что это такое! Короче, инвентаризация выявила отсутствие в его лаборатории двух единиц хранения… Борька, какие там номера?

Борис: 132 275 536 и 137 17 432.

Лида: А я вот подумала, может, их вообще уже в институте нет? Забрал кто-нибудь домой – и все!

Миша: Вряд ли… С этим у нас тут строго. Помню, когда у нас новый вахтер появился, он меня с моей же гитарой два часа не выпускал! Говорит, может она только с виду гитара, а на самом деле сиквенатор какой или амплификатор

Аллочка: Ну и вахтеры у вас! Слова-то какие знают…

Миша: Ну, этот особый был – он на биофаке три месяца охранником проработал

Роман: Подумаешь! Вот, Аллочка у нас пять лет там пробыла, и хоть бы что!

Миша: Я же тебе говорю, он особый был. Рассказывал, что не курцов да курильщиц с кофе с крыльца гонял, а лекции под дверями слушал

Борис: Да, помню, был такой. Особенно он молекулярную биологию любил – лектор там мультимедийник включит, к стенке повернется и читает, читает… А как все уснут от переутомления, дядя Коля на задний ряд проберется и слушает, слушает…

Миша: Точно, его Николай Иваныч звали!

Лида: Я что-то не пойму – мы дядю Колю ищем, или приборы?

Роман: А может это и не приборы совсем, а мебель? Миша, где можно узнать, что под какими номера числится?

Миша: Инвентарные списки Квадратыч с собой в планшете носит… Но, вообще-то, сейчас, на момент инвентаризации, в бухгалтерии копии могут быть, у Веры Петровны Цифирь. Если к ней соответствующим образом подкатиться…

Лида: Аллочка, как ты оцениваешь, кто у нас лучший специалист по подкатыванию – Борис или Роман

Аллочка: Ну, ты, Лидочка, даешь! Как такое вообще можно сравнивать! Это же как «Жигули» и «Бентли»

Лида: Ну, кто у нас «Жигули», уточнять не будем, поэтому в бухгалтерию пойдет Рома

Борис: А чего этот ты тут за всех решаешь?! Я вас всех собрал…

Лида: Погоди, Боря! Миша, а где еще можно такую информацию добыть? Может, у кого-нибудь в компьютере такие списки имеются?

Миша: Не думаю… Хотя, может у заведующей нашей, Бунчиковой Долорес Ивановны, и есть. Только она к компьютеру своему никого не подпускает, боится наверное, что у нее кто-нибудь данные по куриному помету украдет. Поролей понаставила штук пять и даже к сети его подключить не позволила.

Лида: Борис! Вот это дело для тебя. До сих пор помню, как ты на первом курсе программу с тестами для КСР по альгологии открыл…

Роман: Ага, и никому больше не дал! И как потом удивился, что все нормально сдают. Только он не знал, что их еще в прошлом году мобильниками сфотографировали.

Лида: Ладно, Боря, не обижайся! Все признают, что среди нас ты самый лучший хакер. Только как до этого компьютера добраться, если он не в сети… А, Михаил?

Миша: Долорес Ивановна частенько из кабинета выходит женщинами нашими поруководить… Но, как натура экспансивная и зкзальтированная, минут через 5-7 забегает назад.

Роман: (хитро улыбаясь) Нет, Борька за 5 минут не управится….

Борис: Кто? Я?!

Лида: Так, решено: компьютер Долорес Ивановны вскрывает Борис.

Роман: А что-то Алюня наша притихла?

Аллочка: (до этого времени сидевшая в мечтах) А? Что? (со вздохом) Эх, это я вспоминала, как салон «Бентли» выглядит! Там прибамбасов…

Борис: Да, у Аллы зрительная память – позавидовать можно!

Лида: Первый раз слышу, чтобы Боря признал, что что-то у кого-нибудь лучше, чем у него

Борис: Лидия, как настоящий ученый, я привык верить фактам! А я сам видел, как Алла на экзамене, глядя в потолок, выдавала полторы страницы текста со всеми запятыми и вводными словами, даже не подозревая об их смысле

Аллочка: Ну и что? Зато свои законные восемь, как правило, имела с первого раза!

Борис: Поэтому я и предлагаю: пусть Аллочка походит по институту и просто посмотрит инвентарные номера на оборудовании. И желательно там, где этого оборудования побольше. Михаил, где у вас больше всего приборов стоит?

Миша: Конечно, у Баранкина! Степан Дормидонтович – это Плюшкин в кубе!

Роман: Вот, Борька, я же тебе говорил, что Миша – кладезь информации! Можно сказать, институтский Гугл!

Миша: Нет, спасибо конечно, но это прозвище в нашем институте по праву принадлежит Алексею Викторовичу Граку. Фраерман с Коровьевым, когда его среди дня встречают, так и говорят: «А. В. Гугл! Идущие на обед приветствуют тебя!»

Лида: (посмотрев на часы) Ой, как вовремя про Коровьева вспомнили! Он же сказал перед обедом к нему зайти! Пошли, а то опять ругаться будет! Все ведь уже задания получили: Роман идет в бухгалтерию, Аллочка - к Плюшкину, Борис – к Долорес Ивановне

Борис: Интересно получается! А Лидия что у нас делать будет? Руководить?

Лида: Ой, Боря, успокойся! Руководить будешь ты! А я, как и Аллочка, похожу по институту, номера посмотрю. Институт ведь большой, тут и заблудиться можно


(Борис, Аллочка и Роман начинают уходить)


Миша: Лида, а давайте, я Вашим проводником буду?

Лида: (смущаясь) Ну, если Вам не трудно, Миша… Давайте встретимся после обеденного перерыва

Миша: Давайте, только лучше пообедаем вместе, а я вам про институт расскажу

Лида: (еще больше смущаясь) Ну, хорошо…

Аллочка: Лида, так ты идешь или нет?

Лида: Ребята, обедайте без меня, мне что-то не хочется


(Борис, Аллочка и Роман уходят)


Миша: И мне что-то не хочется! А давайте здесь, в парке, погуляем. Лида, а Вы сразу на биофак поступили?

Лида: Да, после школы. Причем поначалу мне и не очень-то и хотелось… Просто математику и физику я не любила, филологом какое-то время хотела быть, но потом передумала…

Миша: А почему передумала?

Лида: Да я стихи писала…Но кто их не пишет в таком возрасте?

Миша: Точно! И я вот тоже писал! Например: В оконном стекле отражаясь, по миру идет не спеша, хорошая девочка Лида…

Лида: Миша, неужели Вы думаете, что я Ярослава Смелякова не читала? Или Вы хотите спросить: А чем же она хороша? Да ничем особенным. Биологией заниматься, как ни странно, понравилось, теперь, вроде специалист-биолог. Но Коровьев нас таковыми пока не считает… А что это я все о себе, да о себе? Вы-то как в институте оказались.

Миша: Да тоже так… Надо было после армии куда-нибудь пойти, так и втянулся… И теперь даже не понимаю, куда меня больше тянет. То в артисты хочу, то в биологи, то в поэты…

Лида: А-а-а, так все-таки стихи пишите?

Миша: (смущаясь) Да, но только они какие-то у меня странные получаются, поэтому я их пою.

Лида: Так это же здорово! А можно послушать?

Миша: А смеяться не будешь? Потому что у меня в этих песнях все перепутано… Ну ладно! «Монолог генетического кота» Исполняет заслуженный артист НИИ ФИГНИ Михаил Бондарчук!

Лида: Ну, вот и познакомились! А я Лида Корабельникова! Ну, давай, начинай, я слушаю.


(исполняется песня)


Миша: (поет)

Я так хотел себе усы и мохнатый живот.

В каждом мужчине генетически заложен кот.

Ведь в этом случае ты можешь, если припрет,

От всех забот уйти через забор и в огород.

Мои гормоны тоже булькают в районе марта.

С гитарою в руках я, в сущности, похож на барда.

С низкого старта бежал бы к любимой невесте

И мурлыкал под балконом самые нежные песни.

Отдал бы весь мир, но эти мечты не реальны.

Скажи мне Балаш, как мне стать простым котом, нормальным.

Мог бы я стать как Леопольд котом-пацифистом

Или, как Шредингер великим иллюзионистом.

А может стану я счастливым, словно кот Матроскин,

Когда узнаю то, что у коровы две полоски.

Но только толку, что впустую мяукать на крыше.

Меня не кормят молоком и не боятся мыши.

------------------------------------------

Но, если бы я был котом,

Я бы сожалел совсем не о том…

Я бы грусть развеял мохнатым хвостом

И не парился ни о чем. Не парился ни о чем.

Но, если бы я был котом,

Я бы через форточку покинул за полночь дом.

Если бы я был котом…

Если бы я был котом…

---------------------------------------------

После учебы я служил в белорусских войсках.

Тоска! Целый год я был как кот в сапогах.

И так устал за год таскать за спиною АК,

Что вернулся снова в НИИ, к любимой ДНК.

Я на Курчатова, в саду, охранял огурцы.

От пьяных вегетарианцев из Щемыслицы.

Ну, а котам не суждены наркотики и пьянки.

После работы хватит несколько грамм валерьянки.

А, если будучи котом, пробраться в виварий

Увидишь то, что видел в космосе Юрий Гагарин.

Красивых женщин на тебя так и тянет магнитом.

Пушистый хвост и фенотип переходного типа.

А я мечтаю овладеть мышеловным искусством

И выражать тихим урчанием нежные чувства,

Поближе к звездам забираться темной ночью смело

И там сверкать с карниза разными частями тела.

------------------------------------------------

Припев.


Голос из-за сцены: Бухгалтерии в НИИ – места особые. Именно здесь решаются ключевые вопросы научных проектов, а именно: купят - не купят, дадут – не дадут … расходные материалы и премии соответственно.


(Занавес поднимается. На сцене за столом сидит Вера Цифирь. Входит Роман)


Роман: Здравствуйте!

Вера: (продолжая работать) Здравствуйте! Вы по какому вопросу?

Роман: Извините, Вера Николаевна, хочу Вас… отвлечь на минутку

Вера: Это Вы меня извините, но Вы, собственно, кто?

Роман: Вера Николаевна, Вы, конечно же, в курсе, что Президиум Академии проводит в настоящее время эксперимент (роняет ключи от автомобиля, которые держал до этого в руках. Поднимая ключи, продолжает)… Извините, «Лексус», в целом, не плохая машина, но вот ключи электронные как-то в кармане не держатся… Так вот, Президиум …


(у Веры звонит мобильный телефон)


Вера: Извините, я отвечу (Говорит в телефон) Да, Вас слушают. А, это ты? Да, еще на работе. Нормально все. Я тебе потом перезвоню. У меня сейчас дела. Ну, какие на работе могут быть дела, обычные. Да нормально я отвечаю. Да, да, я тут не одна. Все, я тебе потом перезвоню (кладет телефон) Так я Вас слушаю, Вы из Президиума ?...

Роман: Вообще-то нет! Я говорил об эксперименте, в рамках которого… Простите, у Вас бусы из нефрита? Вот, простенький вроде материал, но когда со вкусом сделано и гармонирует с одеждой… Вот смотрю и любуюсь! Потому что важно, конечно, кто носит, тут вкус не менее важен, чем сама вещь…


(звонит мобильный телефон. Вера смотрит, кто звонит и сбрасывает вызов)


Вера: Извините! Я слушаю. (телефон звонит снова, Вера сбрасывает вызов)

Роман: Так, может, ответите? Я не тороплюсь… Да и потом, приятно посидеть рядом с такой дамой…

Вера: Нет, нет! Говорите. Так Вы по какому вопросу?

Роман: Можно сказать, по личному… Я, вот, уже третий день в вашем институте…


(звонит обычный телефон на столе)


Вера: (снимает трубку) Бухгалтерия! (слушает) Ну что здесь проверять? А по мобильному не отвечаю, потому что разговариваю. Да, я же говорила, что не одна. С кем надо! Нормальный тон! Посетитель у меня. Все, я занята! (кладет трубку). Что Вы говорили? Что-то с начислением зарплаты не так? Вы из какого отдела?

Роман: Вера Николаевна, не посчитайте это за пижонство, но вопрос зарплаты меня, в целом, не волнует. Меня больше волнует… кстати, что Вы делаете сегодня после работы?

Вера: Я? А почему Вас это интересует?

Роман: Меня? Ну, как Вам сказать…Просто я вижу, что Вы устали и мне показалось, что я могу Вам чем-нибудь помочь. Например, мы могли бы выпить… чашечку кофе…


(звонит мобильный телефон)


Вера: ( в трубку) Да, я еще разговариваю! Что значит сколько? Сколько надо, столько и буду! Между прочим, еще рабочий день! И мне еще надо замдиректора дождаться. Как зачем? Смету кто мне будет подписывать? А замдиректора у нас, между прочим, женщина. И я тоже женщина! (кладет трубку)

Роман: А что, кто-то в этом сомневается? Извините, но, по-моему, Ваш собеседник просто слепой – не видеть в Вас женщину…

Вера: И ничего он не слепой! Он, между прочим, очень красивый мужчина

Роман: Вера, простите за нескромный вопрос, но в чем лично Вы видите мужскую красоту – рост, ширина плеч, черты лица, богатый внутренний мир, свобода общения…Что из этого Вам импонирует больше всего?

Вера: Все это вместе взятое!

Роман: Вера, при всем моем уважении к мужскому полу, а я и сам, как можете видеть, к нему отношусь, я не думаю, что такие мужчины реально существуют

Вера: Ну почему же? У меня, вот, муж такой!

Роман: Муж? Ну, конечно! Глупо было надеяться что, такая женщина, как Вы может быть свободной! Но надежда, как известно, умирает последней… Тем более, что в любом деле важна вера, вера в успех! Вы никогда не задумывались, почему Вам дали такое имя? Потому что Вам хочется верить, верить бездумно и неотвратимо…


(звонит мобильный телефон)


Вера: А вот ему не хочется! (сбрасывает вызов)

Роман: А мне хочется… и не только верить! Я хотел бы сравниться с эталоном…

Вера: Как-то я теряю нить разговора… Простите, Вы из комитета по метрологии и стандартизации? Мы должны были в начале месяца перечислить вам 8 432 000 белорусских рублей за поверку измерительного оборудования и мы это выполнили… сейчас посмотрю…


(звонит обычный телефон на столе)


Вера: Бухгалтерия! Что значит какая? НИИ ФИГНИ! Ничего я не ругаюсь! Это учреждение! Что я здесь делаю? Работаю! Да какое Вам дело с кем?! Еще и трубку бросили! (кладет трубку). Что за день сегодня такой?! Простите, выскочило ваше имя-отчество…

Роман: Роман Эдуардович. Но мне как-то удобнее, когда меня называют просто Роман… Кстати о романах, как Вы относитесь к творчеству Харуки Мураками? Во всех его романах герой, как правило, не уверен в реальности происходящего…

Вера: Если кто и не уверен в реальности происходящего, то это я! Я вообще теперь ничего не понимаю! Мы о чем говорили?

Роман: О том, что у Вас есть муж, который реально представляет собой эталон мужчины, но это не мешает Вам быть свободной и эмансипированной…


(звонит мобильный телефон)


Вера: (В сердцах хватает мобильник, смотрит на него) Да, у меня есть муж! И это (выключает мобильник) мне не мешает! Так что Вы хотели?

Роман: Пригласить Вас на чашечку кофе…

Вера: А я согласна! Я буду свободной и эмансипированной! Идемте прямо сейчас!

Роман: Позвольте, я помогу Вам надеть пальто (галантно подает Вере пальто, оказываясь сзади нее)


(вбегает муж Веры)


Муж Веры: (кричит) Я так и знал! Это вы раздеваетесь или уже одеваетесь?! Отойди от нее, посетитель! Так, кажется, ты его называла?!

Роман: (прячась за Веру) Вера Николаевна, это кто?

Вера: Кто, кто! Эталон без пальто! Артем, прекрати немедленно!

Муж Веры: (завывая) Что ты хочешь от нее, посетитель?

Роман: Да я зашел инвентарные номера посмотреть…

Муж Веры: (театрально смеется) Ха- ха-ха! Не держите меня за идиота! На Верином пальто нет никаких номеров – я сам их отрезал, после того, как забрал его из химчистки!

Вера: Артем, ну, как ты себя ведешь?! Что человек о тебе подумает?

Муж Веры: Гораздо важнее, что я о нем подумаю! Уже подумал!


(заходят Козлицкая и Ступа. Козлицкая заглядывает в дверь)


Козлицкая: Вера, ты что, забыла, что мы…

Вера: Инна, закрой дверь! Я сейчас!


(Козлицкая ретируется)


Ступа: Что там такое?

Козлицкая: По-моему, Отелло опять рассвирепело!

Ступа: Так что? Не пойдем?

Козлицкая: Ой, да Вера сейчас его за две минуты успокоит. Первый раз что ли?

Вера: Так, Артем, хватит! Это - Роман Эдуардович из комитета метрологии и стандартизации, хотел посмотреть инвентарные номера, но списки сейчас все у Квадратюка Иван Ивановича, поскольку идет инвентаризация. Тебе все понятно? И Роману Эдуардовичу, я надеюсь, тоже. До свидания, Роман Эдуардович. (Роман уходит). Во-первых, почему ты без пальто? Простудишься – будешь сам себе горчичники ставить, так и знай! Во-вторых, поскольку ты опять провинился, сейчас ты пойдешь домой и начнешь готовить ужин, а я с Инной и Аней пойду в гипермаркет «Гиппо». И не вздумай за нами следить - там запросто заблудиться можно! И если мне потом из охраны позвонят, я тебя забирать не пойду! И в-третьих, сама не понимаю, за что я тебя люблю!


(занавес опускается)


Голос из-за сцены: Степан Дормидонтович Баранкин любил приборы. И они отвечали ему взаимностью. Об этом знал весь институт, поэтому Баранкина любили все – одни как бесценного работника, другие как городского, простите, институтского сумасшедшего.


(Перед занавесом появляются Ступа и Пестик)


Пестик: Аня, а давай, вместе сходим

Ступа: Танечка, да не бойся ты его! Со Степой главное лишнего не сказать, чтобы он не взбеленился, и все нормально будет

Пестик: Если бы я еще понимала, что для него лишнее, а что нет. В прошлый раз я все, вроде, правильно говорила, и знаешь, что он мне ответил? «Женщина! А если бы Вам штекер не в то гнездо вставили, Вы бы работали?»


(появляется Коровьев)


Ступа: Здравствуйте, Андрей Евгеньевич!

Коровьев: Здравствуйте, Ступа и Пестик – всегда мы вместе! О, стихами заговорил. К чему бы это? Нездоровый симптом! Как день рабочий длится с Инессою Козлицкой? Нет, это уже совсем! Надо к психотерапевту сходить. Вы Фраермана не видали? Он ждал меня в машинном зале, но там уж нет его, увы! Пойду приму от головы стаканчик кофе или чая. О, Фраерман, я по тебе скучаю! О, я же говорю – это уже клиника! И откуда? Я сегодня даже стажеров не видел. Вот, только к Баранкину сходил, и нате вам!

Пестик: Аня, пускай Долорес меня убьет потом, но я туда одна не пойду!

Ступа: Таня, Андрей Евгеньевич шутит!


(появляется Фраерман)


Фраерман: Андрей, ну, сколько можно тебя ждать? Или ты сегодня решил пить чай холодным? Здравствуйте, девочки! Долорес Ивановна приехала уже?

Ступа: Нет, Николай Исаакович, она к часу будет

Фраерман: Вот и хорошо! Андрюша, у нас есть 45 минут. Пошли быстрее, ты ведь не хочешь попасть под лавину информации? Я видел, в конце коридора появился Гугл

Коровьев: Николай, прости, что я в тебе сомневался! Только настоящий друг предупредит об опасности, пусть даже ценой собственной жизни. Бежим!


(уходят. На другом конце сцены появляется Грак)


Пестик: Алексей Викторович! Вы не к Баранкину идете?

Грак: Да я уже там был. Нет его сейчас, в подвал пошел, паяльник у Олега забирать. Обещал скоро вернуться

Пестик: А Вы случайно не видели, там наш ФЭК-52 нигде на виду не стоит? Мы его в починку позавчера отдавали, забрать сегодня хотим

Грак: Татьяна, зачем вам вообще ФЭК? Сейчас оптическую плотность растворов можно измерять 16-ю способами. Первая группа методов основана…

Ступа: Все, Таня, я побежала. Вернусь после обеда.


(уходит)


Пестик: Аня, так нечестно!

Грак: …на отклонении световых лучей частицами мелкодисперсных взвесей…

Пестик: Алексей Викторович, а Коровьев с Фраерманом чай пошли пить…

Грак: Кстати, качество чая в Шри Ланка (до 1972 года Цейлон) еще в 17 веке определяли по интенсивности светового потока. Если стоять на скале с отпечатками ног Будды вблизи древнего города Анурадхапура и смотреть на храм Зуба в Канди…


(появляется Аллочка)


Пестик: Алексей Викторович, а Вы не знаете, как эту девушку-стажера зовут?

Грак: Обижаете, Танечка! Это Алла Петровна Корзинкина, 1990 года рождения, русская, окончила среднюю школу в городе…

Пестик: Спасибо, Алексей Викторович! Ой, забыла Вам сказать! Вас Вера из бухгалтерии искала, что-то там с оплатой за Интернет из вашей лаборатории…Короче, отключать, собираются

Грак: Это на каком основании? Я сейчас с ними разберусь!


(стремительно уходит)


Пестик: Алла, Вы что-то ищете?

Аллочка: Ой, где-то тут у вас комната такая должна быть с приборами. Там еще этот … Плюшкин сидеть должен

Пестик: Машинный зал? Это вон там. Только мой Вам совет: упаси Вас Бог Степана Дормидонтовича Плющкиным назвать! Его фамилия Баранкин

Аллочка: А он симпатичный?

Пестик: Да как Вам сказать… С виду-то, конечно… Алла, а Вы к нему по делу?

Аллочка: В общем-то, да! Задание Коровьева выполняем

Пестик: И меня, вот тоже к нему по делу послали, надо приборчик небольшой, ФЭК забрать, он его ремонтировал. А. как назло, Степан Дормидонтович в подвал спустился, только через полчаса будет. Так хочу Вас попросить: может, Вы заберете наш ФЭК и нам в 312-ю, Вы ведь будете мимо нашей лаборатории к Коровьеву идти, занесете?

Аллочка: Не вопрос! Заодно и на вашу лабораторию посмотрю

Пестик: Вот спасибо! Выручили! Вот эту бумажку Баранкину отдадите и скажете, что вы из лаборатории Долорес Ивановны. Вон там дверь в машинный зал


(обе уходят. Занавес поднимается. На сцене комната, заставленная приборами. Входит Аллочка.)


Аллочка: Здравствуйте! А можно к вам в гости? ( молчание) Извините, я Вас не вижу из-за этой техники… (молчание) Але? Есть тут кто? (Молчание) Ну, вообще класс! Сейчас все сама посмотрю и нормально!


(проходит за приборы и начинает искать инветарные номера. Входит Баранкин с небольшим прибором на руках)


Баранкин: Ну, вот ты уже и здесь! (ставит прибор на стол. Отходит и любуется) Какая ты у меня красивая! (подходит и гладит прибор) И умная, я знаю! Поэтому сиди тихо, и кто бы не пришел – ни гу-гу! Я вот сейчас чаек поставлю, и мы с тобой вместе чуть попозже посидим.


(ставит чайник)


Баранкин: Я давно тебя приметил, как только ты в лаборатории Коровьева появилась. Стройненькая такая, глазками сверкаешь. Да, ладно, не смущайся ты, но и не кокетничай. И не отвечай мне пока, не надо. Пока я тебя не включу. Вот уйдут все, тогда мы с тобой и побеседуем.


(Входит Сантехник)


Сантехник: Степан, ты у меня ключ на 32 брал?

Баранкин: Брал, но вернул.

Сантехник: А я и не говорю, что не вернул. Ключ тебя выручил?

Баранкин: Выручил.

Сантехник: А теперь ты меня должен выручить.

Баранкин: Олежка, нет у меня, я ж тебе еще внизу говорил

Сантехник: Внизу и у меня нету! Но теперь-то мы наверху

Баранкин: Олег, я тебе серьезно говорю: мне еще две панели промыть надо и …ось в микроскопе протереть

Сантехник: Вот, скажи, какая в микроскопе ось самая главная, стержень, можно сказать?

Баранкин: Самая главная, конечно, оптическая…

Сантехник: А у меня стержень – моя душа! Так ты вот оптическую ось выше моей души ставишь? И притом, что оптическая ось не горит, а при…, а при… а приори гореть не может, а душа у меня…

Баранкин: (достает мензурку, отливает в бутылочку). Только за то, что слово а приори еще помнишь. (отдает флакон сантехнику) Все, иди, иди! У меня разговор тут важный должен быть.


(Сантехник уходит)


Баранкин: Не устала еще ждать-то? Я сейчас, я быстренько. Вот и чаек уже заваривается. Что это я к тебе без имени? Нехорошо как-то… Как там тебя полностью величать? (заглядывает в инструкцию) Так …, так… лабораторный… амплификатор…. А, вот… Смотри, как здорово получается: АЛЛА, и даже с двумя ЛЛ


(входит Грак)


Грак: Степан, только что прочитал: в Великом княжестве Литовском имела место своеобразная культура пития. Не могу не поделиться: кубок с вином…

Баранкин: Алексей! Ну, от тебя не ожидал! Ты же в рабочее время не пьешь! И я тоже, ты же знаешь! Чего тогда предлагаешь?

Грак: Упаси бог, Степан! После того случая - только в барах! Я же информацией поделиться зашел…

Баранкин: Извини, извини (проводит Грака к дверям), меня АЛЛА уже давно ждет…


(в дверях сталкиваются с Галиной, которая спиной входит с ведром и шваброй)


Галина: Чего толкаетесь? Думаете, научные сотрудники, так и под ноги смотреть не надо! Я б, если б Коленьку не родила, то же, может, сейчас тоже в научных сотрудниках сидела. Причем, я бы сидела, а не швэндалась по институту туда-сюда

Баранкин: Галина, ты куда?

Галина: Подтереть! А то вас тут не подотрешь, так так и будете линолеум затаптывать

Баранкин: Галина, не сейчас! У меня важная беседа намечается

Галина: Что, еще кто-то припрется? И когда у них тут кто работает? Ходют и ходют, ходют и ходют….


(уходит)


Баранкин: Вот, АЛЛА, не дают нам с тобой даже поговорить, не то что поближе познакомиться… Ну, не обижайся, я же хочу, чтобы нам никто не мешал. Я ведь о тебе давно мечтаю. Если ты меня слушаться будешь, мы с тобой многое сможем. Я ведь знаю, ты умница. Вот многие считают, что если красивая, то обязательно глупая, мол, не работать, а барахлить будет. А я-то знаю, что ты потому и красивая, что тебя с любовью делали. И мы с тобой тоже с любовью все делать будем. Потому что мы с тобой родственные души. Смотрю я на тебя и как себя вижу в молодости. (запевает) Смотрюсь в тебя как в зеркало, до головокружения


(идет песня, Аллочка вступает со второго куплета. Баранкин не замечает этого и самозабвенно поет)


Аллочка: (на последних слова песни выходя из-за оборудования) Степа! Такого мне еще никто не говорил! (направляется к Баранкину)

Баранкин: А! Кто здесь?

Аллочка: Это я, твоя Алла!

Баранкин: (замечает подходящую Аллу) Чур, меня, чур!

Аллочка: Степа! Я не знаю, что такое чур, но я научусь, честное слово!

Баранкин: Не подходите ко мне! А-а-а! (в ужасе убегает)

Аллочка: Думала, хоть один нормальный нашелся, и вот на тебе! Правильно бабушка говорила, нечего в этих институтах ловить, в банк надо идти!


(Гордо уходит. Занавес опускается)


Голос из-за сцены: Долорес Ивановна любила науку со школьной скамьи. Это знали все. Но никто не знал, что полюбила она ее после того, как ее одноклассник Борис Козявко пошел в кино с ее лучшей подругой Анжелой Простолуповой.


(перед занавесом появляются Борис, Лида и Миша. С другого конца сцены выходят Некрасова и Квадратюк)


Миша: (заглядывая в толстую тетрадку) Так, Боря! Через минуты три-четыре Долорес Ивановна должна выйти на проверку активности вверенного ей подразделения…

Лида: Миша, а что это у тебя? Можно посмотреть?

Миша: Это? А, это мой журнал полевых наблюдений. Я его вести начал, когда «Рожденная свободной» Джой Адамсон прочитал.

Лида: Борис, ты знаешь, кто такая Джой Адамсон?

Борис: Думаешь, если я биотехнолог, так я природой не интересуюсь?

Лида: Да перестань ты ершится! Я потому и спрашиваю, что сама не знаю

Борис: А я знаю! Джой Адамсон, урожденная Фридерике Виктория Гесснер – натуралист, писательница, защитница живой природы, известна своими книгами о жизни львов в Африке

Лида: Миша, а причем здесь львы?

Миша: Просто наши женщины в лаборатории никак не могут подстроиться под поведение Долорес Ивановны. У Адамсон такая же ситуация была, когда она хотела львицу приручить. И только после многолетних полевых наблюдений…

Лида: А-а-а! Так здесь у тебя записаны действия Бунчиковой в зависимости от ситуации…

Миша: И не только Бунчиковой! Это, можно сказать, моя «Книга джунглей передовой белорусской науки». Тихо! Прячемся, идут Багира и медведь Балу.


(появляются Некрасова и Квадратюк)


Некрасова: Ну, Иван Иванович! Вот Вы здесь пишите: «После сигнала химической тревоги личный состав, захватив наиболее дорогостоящее оборудование, спускается в убежище». Вы знаете, какое оборудование в лаборатории Бунчиковой самое дорогостоящее?

Квадратюк: Согласно проведенной инвентаризации - электронный микроскоп 1979 года выпуска.

Некрасова: А теперь представьте себе Долорес Ивановну, Аню, Таню, Козлицкую …

Квадратюк: …и Мишу!

Некрасова: Да, и Мишу, несущих электронный микроскоп весом 1 240 килограмм! Кстати, стажеров в поверочные списки внесли?

Квадратюк: Внесли! Но противогазы на них еще не подобрали. Я заходил к Коровьеву, напоминал, что надо сводить их в подвал…

Некрасова: …Но он, конечно, игнорировал распоряжение начальства! Так? Он у меня допрыгается!

Квадратюк: А Вы откуда знаете, что он прыгал?

Некрасова: Ну, это я фигурально выразилась

Квадратюк: Нет, это он фигурально выразился! Прихожу я, а он на скакалке в кабинете прыгает. Говорю, так, мол, и так, Арина Родионовна сказала, что надо отвести стажеров в подвал. А он: «Мне доктор прописал по 15 минут перед обедом прыгать. А если ей надо, пусть сама и ведет. Выражаясь фигурально, кто коней покупал, тот их и пасет. Мне мое здоровье дороже».

Некрасова: Так, значит, господин Коровьев? В пастухи меня записал? Пастухи тоже бывают разные, ковбои, например. Был бы у меня кольт на поясе, ты бы у меня поговорил! Квадратюк, у тебя личное оружие имеется?

Квадратюк: Нет, сдал, когда увольнялся

Некрасова: Ну, и слава Богу! А то бы я у тебя его точно выкрала.


(появляется Грак)


Грак: Товарищи заместители! Простите. Господа администраторы! Я бы хотел знать, на каком основании вы лишаете нас одного из узловых пунктов Декларации прав человека?

Квадратюк: Алексей Викторович, если ты по поводу мужского санузла на втором этаже, то закрыт он временно. К обеду Олег штуцер заменит, и будут тебе права. А до обеда можно и на третий сходить оправиться

Грак: Я не по этому поводу! Для плодотворной научной деятельности мне необходимо постоянно следить за изменениями в тенденциях развития…

Некрасова: Я не понимаю, а кто Вам мешает, Алексей Викторович?

Грак: Как кто? Вы! Мне Таня сказала, что меня искала Вера, но когда я пришел в бухгалтерию, там сидела Надя. Не получив от нее необходимой информации, я направился в приемную директора, где Лера ответила мне…

Некрасова: Алексей Викторович, может, мы прекратим эту игру в «Я знаю пять девочек:…»? В чем вопрос?

Грак: Вопрос в принципе! Мы ведь уже в 21-м веке живем и должны использовать все самое современное. В проекте Постановления Совета министров «О развитии науки в Республике Беларусь в период 2011 – 2015 годов» предусматривается…

Некрасова: (Квадратюку) Жаль, все-таки, Иваныч, что ты пистолет сдал! (Граку) Алексей Викторович, мне сейчас надо с гражданской обороной разобраться. Вы сформулируете Ваши претензии письменно и занесите мне, как докладную записку. Я в спокойной обстановке…

Грак: По результатам 8 последних опросов института Гэллапа развитие науки в постиндустриальном обществе тормозит избыточная бюрократизация. Особенно явно это проявляется в постсоветских странах, особенно в Российской федерации и …

Квадратюк: … А вот дальше продолжать не советую! Не то время сейчас, чтобы митинги устраивать

Грак: Позвольте! О каких митингах идет речь?

Квадратюк: Потенциальных, которые на этой стадии и рекомендовано пресекать

Грак: Позвольте, позвольте! Митинг – это…

Квадратюк: Смотри, Арина Родионовна, хитрый какой! Спросят потом: «Кто позволил?» Получится мы, по его трехкратной просьбе! Викторович, прошу тебя как человека – ты нас не подводи! Сходи лучше на третий этаж и сразу легче станет – и нам, и тебе.

Некрасова: И правда, Алексей Викторович! Посиди пока в Интернете, чайку попей, а я освобожусь, и после обеда поговорим

Грак: Так я же по этому поводу и пришел – Татьяна Пестик информировала меня, что Интернет в нашей лаборатории собираются отключить

Некрасова: Причем здесь Татьяна Пестик? Она, кто у нас – сисадмин? Ты бы разобрался сначала с ней, Алексей Викторович, а потом нам претензии предъявлял.

Грак: Вы хотите сказать, что меня неверно информировали?!

Некрасова: Более того, не только хотим, но и говорим

Грак: Нет, я так этого не оставлю!


(стремительно уходит. Появляется Бунчикова)


Бунчикова: Здравствуйте! А куда это Грак так стремительно полетел?

Квадратюк: Да к вам в лабораторию, с Пестик разбираться…

Бунчикова: Что? Опять будет женщин от работы отвлекать? Ну, я сейчас ему покажу!


(убегает вслед за Граком. Некрасова и Квадратюк уходят. Появляются Лида, Миша и Борис)


Миша: Удачно получилось! Пока она еще с Гуглом разберется, у тебя, Борис, будет пара лишних минут. Компьютер у нее слева, возле окна стоит

Лида: Ну, Боря, с Богом! А мы тут подстрахуем. Если будет возвращаться – мы тебя предупредим


(Борис уходит. Появляется Коровьев)


Коровьев: Лидия! Вот Вы где! А где остальные продукты передовой белорусской высшей школы? Где эти порождения тестирования и КСР?

Миша: Здравствуйте, Андрей Евгеньевич! А зачем Вы на нее наезжаете?

Коровьев: Лидия, скажу Вам прямо: Николай Николаевич Миклухо-Маклай рыдал бы от зависти, если бы видел эту картину.

Лида: А причем здесь Миклухо-Маклай?

Коровьев: Он потратил 6 месяцев, чтобы заслужить доверие аборигенов Новой Гвинеи, а Вы уже через неделю имеете личного защитника из местных! И это очень кстати. Мы не будем искать остальных – мы прямо сейчас все втроем спустимся в подвал, где нам понадобится недюжинная мужская сила

Лида: Мы сейчас не можем, мы тут Борю… ждем

Коровьев: Борис и мужская сила – это что-то несовместимое, поэтому мы обойдемся без него. Тем более, что с нами - натренированный на дроблении суперфосфата Михаил. Вперед, а не то Квадратюк обидится и выдаст вам вместо противогазов личные огнетушители.

Лида: Андрей Евгеньевич, Вы спускайтесь, а мы минут через 15 Вас догоним. Миша мне дорогу покажет

Коровьев: Лидия, Вы желаете смерти своему руководителю? Только честно!

Лида: Что Вы, Андрей Евгеньевич! Конечно же, нет!

Коровьев: Если через три минуты Арина Родионовна Нестерова не увидит нас с противогазами, она разрядит в меня с правой руки кольт, а с левой руки - смит-и-вессон 34-го калибра

Миша: Андрей Евгеньевич, смит-и-вессон имеет калибр 38

Коровьев: Молчи, абориген! Ты вообще должен потрясать копьем и бренчать ракушками на шее! Все! Вниз, вниз, и никаких возражений не принимаю


(берет обоих под руки и уводит. Занавес поднимается. На сцене кабинет Бунчиковой, Борис сидит на стуле перед компьютером)


Борис: Так, так… Уф, получилось! В какой директории это может быть?


(входит Бунчикова, но Бориса пока не замечает)


Бунчикова: Невозможно работать! Эти мужчины сведут меня с ума! Науку должны делать женщины, а всех мужиков – дрова колоть! Нет, надо успокоиться… Так… Как пишет Луиза Хей, чтобы успокоиться надо сесть в удобное кресло, включить музыку, расслабиться, закрыть глаза и вспоминать что-нибудь хорошее… (включает музыку, садится, закрывает глаза)


(Борис встает и начинает на цыпочках уходить)


Бунчикова: (мечтательно, с закрытыми глазами) Борис, Боря! И где ты теперь?

Борис: (застывая на месте, сдавленным голосом) Здесь!

Бунчикова: (далее все с закрытыми глазами) Да, Боря! Все эти годы, ты был рядом со мной, пускай и виртуально! А ты знаешь, так даже и лучше, вот и голос у тебя молодой, а на самом деле ты, наверное, толстый и лысый, как твой папа…

Борис: А вот и нет, я в маму пошел! Как известно, большинство морфологических признаков наследуются перекрестно

Бунчикова: А как я люблю, когда ты споришь! Аргументировано, напористо…И всегда так волнуешься, но тебе это очень идет!

Борис: Правда? Вам нравится?!

Бунчикова: А почему ты со мной на Вы? Ах, да! Я ведь теперь заведующая лабораторией и доктор наук, а ты у меня в кабинете. Но знай, Борис, для тебя я всегда маленькая тихая девочка с третьей от окна парты…


(Борис начинает двигаться к выходу)


Бунчикова: Не уходи, Боря! Присядь, я расскажу тебе, о чем я мечтала все эти годы…

Борис: А, может, не надо, Долорес Ивановна…

Бунчикова: А когда-то ты звал меня просто Долька… И даже дразнился, называл меня не Бунчикова, а Апельсинчикова… А я злилась, дурочка… А как я умею злиться, ты помнишь… Поэтому сядь, Боря, и не перечь мне…

Борис: Хорошо, хорошо! (садится на стул)

Бунчикова: Боря, а помнишь, в восьмом классе у нас была дискотека? И когда объявили белый танец, я так и не решилась тебя пригласить… А Простолупова…Спокойно, Долорес, вспоминаем только приятное… Так вот, все эти годы я ждала момента пригласить тебя снова, и показать тебе, что я танцую не хуже твоей Анжелки


(встает. Звучат первые аккорды музыки к танцу)


Борис: Но я не умею танцевать!

Бунчикова: А это уже не важно! Благодаря тебе, я все в этой жизни научилась делать сама. Ты, главное, не сопротивляйся


(идет танец Бунчиковой. Окончив танец, Бунчикова застывает с закрытыми глазами. Боря сползает со стула и начинает на корточках уползать к двери. В дверь заглядывает Миша)


Миша: Долорес Ивановна! Можно к Вам?

Бунчикова: Нельзя, я отдыхаю! Вечно ты, Миша не вовремя! Так и не узнаю теперь, понравился Боре танец или нет… Ладно, уже отдохнула, заходи! (открывает глаза. Замечает Борю, который уже у дверей). А чего это вы вдвоем? Или Коровьев хочет на меня стажера перевесить?

Борис: Что Вы, что Вы, Долорес Ивановна! Мы это…

Миша: … противогазы разносим! Квадратюк поручил. Ваш куда положить?

Бунчикова: На вешалку повесь! Спасибо, Миша. А Квадратюку я сейчас позвоню: что это за мода чужих лаборантов от работы отрывать?

Борис: Спасибо, Миша! Если б не ты…


(Миша и Борис уходят. Занавес опускается)


Голос из-за сцены: Учения по гражданской обороне не любят все. Женщины потому, что в противогазах они все выглядят одинаково. Мужчины потому, что в противогазах нельзя покурить и не удобно подшучивать над женщинами. Начальство потому, что терпеть не может любое массовое мероприятие, за которое с них могут спросить. И даже офицеры-химики, которых просто раздражают штатские чайники, не способные отличить слезоточивый газ «Черемуха-17» от удушающей смеси «Сирень-32»


(перед занавесом появляются Лида, Роман, Борис, Аллочка)


Лида: Ну, что? Приходится констатировать, что наш план не сработал. Информации мы так и не имеем

Роман: Ну, не скажи! Боря, как там звали соперницу Долорес Бунчиковой?

Борис: А ты вообще молчи, любовник застуканный!

Аллочка: А, может, ну их, эти инвентарные номера? Коровьев от нас все равно не отстанет

Лида: Не скажи, он уже помягчел: вот, Боре вчера позволил агарозу для фореза залить, а мне потом образцы нанести.


(появляется Квадратюк)


Квадратюк: А вы что здесь делаете возле пункта сбора?

Роман: Да, так, отдыхаем

Квадратюк: Отдыхать на пенсии будете

Аллочка: Как Вы, Иван Иванович? Я вот все хотела спросить, а сколько сейчас полковники пенсии получают?

Лида: Аллочка, ну, что ты с такими вопросами?

Аллочка: А что? Я же только спросила! Нельзя, что ли?

Квадратюк: Можно, но не сегодня и не здесь! (обращаясь к Борису) Очки для солидности носишь, или как?

Борис: Это в каком смысле?

Квадратюк: В смысле защиты органов дыхания!

Роман: Боря, мы знаем, ты можешь все! Но что ты глазами дышишь…

Квадратюк: Я б на месте некоторых не веселился! Квадратюк знает, что говорит! Вот ты, например, не подойдешь, слишком длинный. Ладно, будешь ты (указывает на Бориса), а очки тебе лежа не нужны будут.

Борис: Что Вы имеете в виду?!

Квадратюк: Ладно, ладно, идите уже отсюда

Лида: Куда, Иван Иванович?

Квадратюк: В лабораторию, скоро начнем


(появляется Галина)


Галина: Здравия желаю, товарищ полковник!

Квадратюк: Молодец, Галина! Не то, что эти, понимаешь…Сказал же, идите уже в здание, на рабочие места

Роман: Так обед же уже скоро

Квадратюк: Кому обед, а кому время «Ч»

Аллочка: Как мне нравится, когда Вы загадками говорите, Иван Иванович!

Галина: А мне не нравится! Идите, вас там Коровьев уже по всему институт ищет!


(стажеры уходят)


Квадратюк: Хвалю, Галина, военная хитрость, она лучше гражданской! Так, задание помнишь?

Галина: Обижаешь, товарищ полковник!

Квадратюк: А обижаться тут нечего! Командир должен проверить все! Что делаешь по моему сигналу?

Галина: Запускаю РГХУ-76.

Квадратюк: Правильно! А сигнал какой?

Галина: Взмах левой руки и речевое оповещение «А теперь – танцы!»

Квадратюк: Правильно!

Галина: Вопрос можно?

Квадратюк: Валяй!

Галина: А чего танцы-то?

Квадратюк: А вот когда ты тех, кто в клапаны спички повставлял, увидишь, тогда поймешь! Газ-то в гранате веселящий! А я их всех сразу и перепишу! А так ходи, каждого проверяй…


(появляется Некрасова. Квадратюк идет ей навстречу)


Галина: А-а-а! Тогда я из своего спичку достану!

Некрасова: Ну, что, Иван Иваныч? Будем начинать?

Квадратюк: Галина, все помнишь!

Галина: Так точно, товарищ полковник!

Квадратюк: (достает мобильный телефон) Ромашка, как слышишь меня, прием! Олег Борисович! Ты что не можешь запомнить, что я Сирень? Вот, молодец! Тридцать два! Что тридцать три? Я ж не устный счет проверяю! Посмотри в табличку, что я тебе дал! Тридцать два! (звучит сигнал химической тревоги). Арина Родионовна, засекайте, время пошло!


(появляются сотрудники института. Переговариваются и веселятся. Собираются кучками. Фраерман приходит с походным стульчиком, раскрывает его и садится. Сантехник приходит с вантузом)


Некрасова: Все, время вышло!

Квадратюк: Разобрались по подразделениям! Сейчас Вера и Надежда всех пересчитают, не зря ж они у нас в бухгалтерии работают. А я посмотрю, у всех ли есть противогазы... (обходит строй, доходит до сантехника). Олег Борисович! Почему без противогаза? Нехорошо!

Сантехник: У меня вот! (показывает вантуз)

Квадратюк: Что значит вот?

Сантехник: Я в канализационном люке всегда его использую. Вот так! (показывает)

Квадратюк: За смекалку хвалю! Но отмечаю, как не порядок!


(проходит дальше)


Фраерман: Интересно, интересно! Аллочка, подержите, пожалуйста, стульчик. Он не тяжелый. (подходит к сантехнику и берет вантуз). Это же ноу-хау! Олег Борисович, ты не пробовал это запатентовать? Если возьмешь меня в долю – озолотимся! Мне за идею и оформление патента 75%, тебе остальное.

Роман: Николай Исаакович, а, можно, я посмотрю? (берет вантуз) Ребята! Вы не поверите, но я его нашел!

Лида: Кого?

Роман: Не кого, а что! Номер 132 275 536!

Аллочка: И я нашла! (поднимает стульчик) Номер 137 17 432.

Борис: Ну, что, Андрей Евгеньевич? Вы и теперь не верите в молодежь?

Коровьев: Это вам просто повезло! Если бы не Фраерман с его патологической тягой к наживе и комфорту, вы бы никогда не справились. И вообще, Николя, откуда у тебя стул из моей лаборатории?

Фраерман: Ты же мне его сам на последнем пикнике по случаю дня науки подарил!

Коровьев: Да? А-а, вспомнил! Мне его лень было на третий этаж тащить! Но теперь я его забираю, против инвентаризации не попрешь.

Квадратюк: Так, а теперь приступим к самому главному – проверим, в рабочем ли состоянии противогазы

Козлицкая: Арина Родионовна! А может не надо? Вы же тоже женщина!

Некрасова: Спасибо, Инесса Сигизмундовна, что напомнили! Но придется потерпеть – без этого наши учения не могут быть зачтены! Командуйте, Иван Иваныч!

Квадратюк: Напоминаю: личные средства защиты надевают по команде «Газы». Норматив – семь секунд! Приготовились! Газы! (все надевают противогазы) Молодцы!

Пестик: А теперь что? Долго так стоять?

Квадратюк: А теперь – танцы!

Некрасова: Иван Иванович! Вы что, с ума сошли?!

Квадратюк: Галина! Что там такое?

Галина: Да дернула я уже, а она еле шипит


(Квадратюк бежит к Галине, берет гранату)


Квадратюк: Вот, е-мое! Дефектная оказалась! (поднимает противогаз, нюхает) Не, сейчас раскочегарится!

Некрасова: Иван Иванович, что там такое? Долго нам еще такими красивыми стоять?

Квадратюк: (запевает) Одинокая ветка сирени


(идет песня)

(На последних аккордах песни раздается телефонный звонк. Фраерман достает телефон, начинает отвечать: Да, Немчинов слушает)


Голос из-за сцены: Максим Юрьевич! Ну, просили же всех отключить телефоны. Что нам теперь, сцену переснимать?!

Фраерман: Александр Георгиевич! Снимайте без меня!

Голос из-за сцены: А что такое?

Фраерман: Да я же забыл совсем, что мне сегодня еще клятву на Посвящении читать!

Голос из-за сцены: Ну, это дело святое! Стоп мотор! Первокурсникам для посвящения встать!


Страница обновлена: 23.05.2012 11:42

Расписание 47 автобуса Расписание занятий Следуйте за белым кроликом...

 

Наверх Наверх Наверх 


На главную | © 2003-2019 Л. Валентович, П. Тумилович | Авторские права |