+ /     

Биологический факультет БГУ.    

СПЕКТАКЛИ БИОТЕАТРА: ПБЧ ВП-17 или Полный... Shakespeare.


Прошел в ДКиСЖ 13 мая 2011 года


Действующие лица и исполнители:


Сидоров - студент 3-го курса биологического факультета БГУ Михаил Федорчук

Паша - студент 1-го курса биологического факультета БГУ Артем Руссов

Ромео - студент 3-го курса биологического факультета БГУ Артур Щебетов

Джульетта - студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Виктория Панченко

Девушка 1 - студентка 1-го курса биологического факультета БГУ Елена Демидович

Девушка 2 – сотрудник ГУ «РНПЦ ГТ» Анастасия Тондель

Вахтерша – сотрудник ТЭЦ-3 г. Минска Юлия Белько

Портос – выпускник факультета радиофизики и электроники БГУ 2008 года, сотрудник РУП «Белтелеком» Илья Жебрак

Д’артаньян - студент 4-го курса биологического факультета БГУ Вячеслав Землянский

Карлсон - студент 5-го курса биологического факультета БГУ Владимир Сташкевич

Муму - научный сотрудник Государственного музея природы и экологии Ольга Найман

Дюймовочка - аспирант 3-го года обучения лаборатории НИРУП «Институт почвоведения и агрохимии» Ольга Бирюкова

Мальчик-с-Пальчик - студент 3-го курса биологического факультета БГУ Олег Лукашук

Шариков - ассистент кафедры общей экологии и методики преподавания биологии биологического факультета БГУ Максим Немчинов

Констанция - выпускница биологического факультета БГУ 2003 года, публицист Кристина Вязовская

Наташа Ростова - студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Ягелло

Поручик Ржевский - студент 4-го курса биологического факультета БГУ Денис Гаврилов

Обломов - студент 4-го курса биологического факультета БГУ Андрей Савченков

Вий - аспирант 3-го года обучения Института генетики и цитологии НАН Беларуси Олег Левданский

Павел Воля - заведующий кафедрой биологии лицея БГУ Николай Иващенко

Старуха Шапокляк - студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Алена Самойлова

Буратино - студент 3-го курса биологического факультета БГУ Евгений Амельченко

Мальвина - студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Инга Гайдук

Дуоденит - студент 4-го курса биологического факультета БГУ Денис Гаврилов

Катар - студент 2-го курса факультета радиофизики и электроники БГУ Денис Селиванкин

Язва Желудка - студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Евгения Щербакова

Танцор-диско - студент 5-го курса биологического факультета БГУ Максим Цвирко

Кащей Бессмертный - выпускник биологического факультета 2005 года Александр Пожах

Голос из-за сцены - доцент кафедры микробиологии биологического факультета БГУ Александр Георгиевич Песнякевич


- «» «» -


Финансовый директор – заведующий кафедрой биологии лицея БГУ Николай Иващенко

Компьютерное и техническое обеспечение – выпускник биологического факультета 2005 года Александр Пожах

Рекламное обеспечение, дизайн и изготовление билетов – выпускник биологического факультета 2004 года Виталий Черепович, студент 3-го курса биологического факультета БГУ Денис Черепович

Изготовление и установка декораций - студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Светлана Лозюк, студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Тюркина Екатерина

Авторы текста песни Дюймовочки «Мы и не такое переживем» - студент 3-го курса биологического факультета БГУ Михаил Федорчук, аспирант 3-го года обучения лаборатории НИРУП «Институт почвоведения и агрохимии» Ольга Бирюкова

Автор остальной части сценария и режиссер – доцент кафедры микробиологии биологического факультета БГУ Александр Георгиевич Песнякевич




(Занавес поднимается. На сцене комната в общежитии. Студент Сидоров Пытается заставить себя готовиться к зачету)


Голос из-за сцены: Весна для студента – время трудное. В то время, когда все в природе распускается, студентам распускаться не положено – распущенность весной грозит некоторым из них финансовым дефицитом вплоть до середины зимы. Судя по всему, те, кто придумал весеннюю сессию, были либо садистами, либо существами бесполыми. Потому что, уложить в голове особенности взаимодействия гормон-рецептор, когда эти самые гормоны ударяют тебе в голову… Короче, именно с такими мыслями студент биофака Виктор, более известный как Сидоров-кассир, в течение 4-х часов честно пытался заставить себя готовиться к зачету. Наконец он выключил компьютер, отключил мобильный телефон, надел не подключенные к компьютеру наушники, чтобы не слышать ор наглых рощенских соловьев, и направился к полке с книгами. «Нет, я его, все-таки, когда-нибудь убью» - подумал Сидоров, когда обнаружил, что отправившийся сегодня в ночной клуб сосед по комнате Паша взгромоздил на полку какую-то коробку. Вот с этого и началась эта невероятная история…

Сидоров: Ну, елы-палы! Сколько раз просил – не ставь фигню всякую на полку! Для этого есть шкаф и угол за кроватью! (стягивает с полки коробку). О, блин, тяжелая! (заглядывает в коробку). Ничего себе! Пашу, похоже, на антиквариат потянуло… (достает прибор, по дизайну явно 70-х годов 20-го века. Читает надпись на нем). ПБЧ ВП-17. Ну, и что бы это значило? Пылесос большой и чистый? Не похоже… (читает дальше) Так, напряжение 220 вольт, без заземления не включать, вкл. – выкл. (щелкает тумблером). А это что? Похоже на гнезда для наушников… Ага, наушники рядом нарисованы! А здесь что? (читает) Загружать текстом вверх. О, открывается! А что загружать-то? По размеру не очень большое… и не маленькое… Текстом вверх? Может, книга? (берет книгу с тумбочки, кладет в прибор). О, подходит!


(входит Паша)


Паша: А, еще не спишь! Может, и в правду учился?

Сидоров: Что значит и в правду? Ты ж меня знаешь – я, если что решил, то все, железно

Паша: Да уж знаю! Помнится мне, как ты железно решил прекратить в «Сталкера» играть

Сидоров: Так я же и не играю!

Паша: Ага, когда через неделю после принятия железного решения винчестер полетел

Сидоров: Да ладно тебе! Скажи лучше, чего ты так рано сегодня вернулся? Ты ж говорил, что на дискотеку с Настей поедешь

Паша: Так мы и поехали, только галимо там все.(подходит к тумбочке) Ты не видел, у меня тут на тумбочке книга лежала, коричневая такая? Или я ее на полку поставил? Вроде нет…

Сидоров: Кстати, о полке! Полка у нас общая?

Паша: Общая, общая…(ищет книгу)

Сидоров: А какого хрена ты на нее коробку поставил?

Паша: Какую еще коробку?

Сидоров: А вот эту! Мне к зачету готовиться надо, а тут коробки всякие…

Паша: Сидоров, ты меня поражаешь! Причем тут коробка?

Сидоров: А, может, я из-за нее книжку найти не могу!

Паша: Это я книжку найти не могу! Я же сегодня ее видел…

Сидоров: Павел, а кто это недавно меня убеждал, что информация на бумажных носителях - это анахеризм и ты их принципиально читать не будешь?

Паша: Анахронизм, Сидоров! И я от своих слов не отказываюсь – будущее за цифровыми носителями, хотя Настя, вот, так пока не считает… Но ее можно понять – филолог без книжки в руках, это как энтомолог без морилки

Сидоров: Ну, ты сравнил!

Паша: А что? Настя книгу откроет – прямо как Оксана Юрьевна над морилкой: «Ой, посмотрите, как красиво!». Им, женщинам, что слова, что листоеды – главное, чтобы они их любили…

Сидоров: Лучше бы они нас любили…

Паша: Вот тут я с тобой, Сидоров-кассир, солидарен! И куда эта книга запропастилась?

Сидоров: Далась тебе эта книга!

Паша: Не далась, а дала! Мне ее Настя вчера дала, а я обещал, что прочитаю! Так что, можно сказать, что от нее теперь зависит, будет ли Настя только слова любить или меня тоже

Сидоров: О как! Это только у филологинь так или у наших тоже? То есть если мне Света с кафедры ботаники нравится, так мне надо гербарий каждый вечер перекладывать?

Паша: Да, Сидоров! Может, хоть это тебя заставит не дурака валять, а учиться! Так, где я ее мог оставить? Наверное, в лаборатории. Ладно, завтра с утра заберу и на лекции по педагогике почитаю. А ты почему в наушниках? Опять весь вечер за компьютером просидел?

Сидоров: Кто? Я? Да у меня ж завтра зачет! И в наушниках я, чтобы ничто не отвлекало. Скажи лучше, что это за коробка на полке стояла? Тут в ней такой приборчик, ну прямо, как из музея.

Паша: А-а, это мы на субботнике в старом корпусе подвал чистили. Там много всякого хлама было, но этот мне чисто по форме понравился, есть в нем что-то загадочное...

Сидоров: Ага, особенно название! Вот что такое ПБЧ, да еще и ВП-17?

Паша: Там, по-моему, в коробке какая-то бумажка лежала, я ее толком не рассматривал…

Сидоров: О, точно! (достает старую на вид бумагу). Смотри ты, еще на машинке, а не на принтере напечатана, я такие у деда своего видел. (читает) Курсовая работа студента 3-го курса факультета радиофизики и электроники Попова В.И. Инструкция к пробной модели прибора быстрого чтения. И чернилами наискосок: «Света! Я тебя люблю! Сбереги его, пока я из армии не вернусь. А когда вернусь, я им всем докажу, что он работает! Твой Витя.»

Паша: Вот это да! Всего несколько строчек, а вся судьба – как на ладони!

Сидоров: Чья?

Паша: Тезки твоего, Сидоров! Раз прибор в подвале валялся, значит, не доучился радиофизик Виктор. Эх, видно, не дождалась его девушка Света с кафедры ботаники…

Сидоров: А причем здесь Света с ботаники?

Паша: Ну как причем? На дверях комнатушки в подвале, которую мы чистили, табличка висела «Ответственный за пожарную безопасность Лисичкина А.М.», а это -материально ответственная с кафедры ботаники. Анастасия Михайловна уже столько лет на кафедре, что точно в те далекие 80-е работала. А как любят вспоминать старожилы, тогда у каждой девушки с биофака минимум 2-3 поклонника с радиофизики было. Методом дедукции приходим к выводу, что Света и Витя были парой, но Витю за неуспеваемость отчислили и он загремел в армию

Сидоров: А Света что?

Паша: Это, Сидоров, остается загадкой истории. Но ясно одно: хочешь быть со Светой – не имей академической задолженности! Так что давай учись, Сидоров, а я чайку попью – и на боковую!

Сидоров: Хорошо тебе, а мне еще читать и читать… Елы-палы! ПБЧ! Это же прибор быстрого чтения! А если попробовать?

Паша: Успокойся, Сидоров! Он же не работает

Сидоров: А вдруг, Попов В. И. – гений, не признанный бюрократами 80-х? Я сам такое кино в детстве видел, там один станок изобрел, а его за это из партии выгнали.

Паша: Сидоров, уже давно нет ни партии, ни… а вот насчет бюрократии такого не скажешь, скорее, наоборот…Короче, Витя, не занимайся чепухой и учи уроки (уходит за кулисы)


(Сидоров в это время включает прибор в сеть и щелкает тумблером)


Сидоров: Паша! Здесь лампочка загорелась!

Паша (из-за сцены): Учи уроки, кассир! Я в ванной!

Голос диктора из-за сцены: Сцена вторая. Сад Капулетти. Входит Ромео.


(появляется Ромео)


Ромео: Им по не знанью эта боль смешна.

Но что за блеск я вижу на балконе?

Там брезжит свет, Джульетта, ты как день!

Стань у окна, убей луну соседством;

Она и так от зависти больна,

Что ты ее затмила белизною.

Стоит одна, прижав ладонь к щеке.

О чем она задумалась украдкой?

О, быть бы на руке ее перчаткой,

Перчаткой на руке!

Джульетта (из-за сцены): О горе мне!

Ромео: Проговорила что-то. Светлый ангел

Во мраке над моею головой

Ты реешь как крылатый вестник неба

Вверху на недоступной высоте, над изумленною толпой народа,

Которая следит за ним с земли.

Джульетта (из-за сцены): Ромео, как мне жаль, что ты Ромео!

Отринь отца да имя измени,

А если нет, меня женою сделай,

Чтоб Капулетти больше мне не быть.

Паша (из-за сцены): Сидоров, выключи телевизор и учи уроки!

Сидоров: Паша, слышишь, он работает!

Паша (из-за сцены): Конечно слышу! Потому и говорю – выключи!

Сидоров: Паша, это не телевизор!

Джульетта (из-за сцены): Что значит имя? Роза пахнет розой,

Хоть розой назови ее, хоть нет.

Ромео под любым названьем был бы

Тем верхом совершенств, какой он есть.

Зовись иначе как-нибудь, Ромео,

И всю бери меня тогда взамен!


(входит Паша с полотенцем, заканчивая вытираться)


Паша: Сидоров, я же говорю тебе, заканчивай!

Джульетта (из-за сцены): Кто это проникает в темноте

В мои мечты заветные?

Ромео: Не смею

Назвать себя по имени. Оно

Благодаря тебе мне ненавистно

Паша: А это еще кто?

Джульетта (из-за сцены): Десятка слов не сказано у нас,

А как уже знаком мне этот голос!

Ты не Ромео? Не Монтекки ты?

Ромео: Ни тот, ни этот: имена запретны

Паша: Что за дела?

Джульетта (из-за сцены): Как ты сюда пробрался? Для чего?

Паша: Вот именно! Сидоров, это ты его впустил? Он, что, твой родственник?

Ромео: Меня перенесла сюда любовь,

Ее не останавливают стены.

В нужде она решается на все.

И потому – что мне твои родные!

Джульетта (из-за сцены): Они тебя увидят и убьют.

Паша: Вот именно! Приперся сюда, да еще с бабой!

Джульетта (из-за сцены): Не попадись им только на глаза

Паша: Ну, это уже вообще! Сюда даже комендантша со своим ключом и то не приходит, потому что мы замок давно поменяли, а эти…(двигается к Ромео, но при этом задевает провод от прибора и Ромео исчезает). Эй! (застывает в недоумении). Сидоров, что это было?

Сидоров: Паша, ты не поверишь, но это – ПБЧ!

Паша: Какой, на фиг, ПБЧ?

Сидоров: ВП-17! Попов В.И. – действительно гений!

Паша: А я, по-твоему, шизофреник! Сидоров, если биотеатру негде в выходные репетировать, то могли бы хоть предупредить. А то скачут тут по ночам!

Сидоров: Да причем тут биотеатр? Вот, смотри (включает прибор в сеть. Появляется Ромео)

Ромео: Святая ночь, святая ночь! А вдруг

Все это сон? Так непомерно счастье,

Так сказочно и чудно это все!


(Сидоров щелкает тумблером. Ромео ичсчезает)


Сидоров: Видел?

Паша: Видел… Дай-ка, я попробую (щелкает тумблером. Появляется Ромео)

Джульетта (из-за сцены): Еще два слова. Если ты, Ромео,

Решил на мне жениться не шутя,

Дай завтра знать, когда и где венчанье.

Сто тысяч раз прощай!

Ромео: Сто тысяч раз

Вздохну с тоской вдали от милых глаз.

К подругам мы – как школьники домой,

А от подруг – как с сумкой в класс зимой.


(Ромео исчезает)


Паша: Метафора!

Сидоров: Чего?

Паша: Сидоров, надо говорить не чего, а что! А метафоры, как говорит моя Настя, - это жемчужины литературного языка. Но почему ты, а не я, читаешь Шекспира? Тоже на филологинь потянуло? Не советую, с твоим не обезображенным интеллектом лицом там делать нечего. И вообще, я эту книгу весь вечер искал, и где она, оказывается?

Сидоров: (открывает крышку прибора) Вот! Я ее туда случайно засунул, размер примерял…

Паша: Ладно, прощаю! Интересно, а он с рукописного текста тоже так читает? Сейчас попробуем… Что это у меня тут? Методика преподавания биологии? (Раскрывает и кладет в прибор тетрадку, щелкает тумблером).

Голос В.В.Гричика (из-за сцены): А если ученики догадаются, что вы знаете биологию только в пределах школьного учебника, я вам не завидую, во-о-от!

Сидоров: Выключай быстрее! А то он сейчас увидит, какой у нас в комнате беспорядок, и на следующий семестр не заселит (щелкает тумблером).

Паша: Да это невероятно, но факт! Как это штука работает, я не представляю…

Сидоров: Я тоже, но органолептически ощущаю, что гудит, греется и пахнет

Паша: Да, запашок есть… Он может, вообще, еще ламповый. У нас на даче когда-то телевизор старый был, один из первых «Горизонтов», от него тоже так пахло. Ладно, выключай его сегодня. Так, Сидоров, ты уже большой, сегодня даже правильно употребил слово «органолептически», поэтому я на тебя надеюсь – про этот прибор никто пока знать не должен! Надо его всесторонне изучить, а там посмотрим. Нам бы как-то в библиотеку на ночь пробраться и попробовать, что и как он читает, то есть показывает. Ладно, сдавай завтра зачет, а подумаю, как нам это лучше сделать.


(занавес опускается)


Голос из-за сцены: В библиотеку нынешний студент в большинстве своем ходит дважды: один раз, когда его на первом курсе туда записывают, а второй – когда на пятом надо подписать обходной лист. И действительно, если у тебя есть ноутбук, сканер и (или) папины (мамины) (ненужное зачеркнуть) деньги на оплату ксерокопий, напрячься и направить тело свое в сторону старого корпуса сумеет далеко не каждый. Это же тебе не до автомата с кофе за полторы тысячи дойти. Но Паша был не из таких. В нынешнем учебном году он уже побывал в библиотеке трижды – один раз перепутал двери буфета и читального зала, что и привело к знакомству с Настей, и еще два раза приходил забирать эту любительницу информации на бумажных носителях для вечерней прогулки по роще. Поэтому зайти в читалку, оценить обстановку и спрятать ПБЧ ВП-17 особого труда не составило. Одним словом вечером следующего дня все было готово для проведения испытаний.


(перед занавесом появляются Паша и Сидоров)


Паша: Сидоров, скажи честно, ты в библиотеке когда-нибудь был?

Сидоров: А как же! Нас на первом курсе куратор приводила, помню, там еще буфет недалеко был, а в нем – мороженое. Только сейчас он уже закрыт, наверное.

Паша: И слава Богу! Предупреждаю, что в читальном зале есть, спать, разговаривать и вообще привлекать к себе внимание запрещается.

Сидоров: А что разрешается?

Паша: Ты не поверишь, Сидоров, - читать и писать!

Сидоров: И долго? А то я на третьей странице всегда засыпаю.

Паша: Не долго, мы войдем за полчаса до закрытия и будем читать ровно 25 минут. Потом подходим к дверям, ставим журналы на полку, говорим «До свидания!» и медленно идем к двери. Когда библиотекарша уходит за стеллаж снимать халат и брать сумку, хлопаем дверью, садимся как можно ниже и быстро перемещаемся к третьему окну под последний стол. Он от дверей не просматривается, я проверял.

Сидоров: А на что садимся?

Паша: Ты, я вижу, не только в библиотеку, но и на физкультуру не ходишь, Сидоров! Там же у Инессы Ивановны любимое упражнение: (голосом Инессы) «Сели, сели как можно ниже и пошли, пошли по кругу! Кто до конца зала не дойдет, зачет не получит!». Да, придется потренироваться! Делай, как я! (садится в глубокий присед. Сидоров тоже). И чтобы стимул был, сделаем так: кто последний до угла добежит, всю неделю в комнате убирается! Начинаем на счет три, чтобы все по честному было (У противоположного конца сцены появляются две девушки в юбках).

Девушка 1: Ну, вот! А ты не верила! Стоит только юбку вместо брюк надеть, и по лестнице пройти невозможно! А теперь уже не только под лестницей сидят, а прямо в коридоре!

Девушка 2: И что нам теперь делать? Мне домой надо, меня мама ждет!

Девушка 1: Делай как я! (садится в глубокий присед. Девушка 2 тоже). А теперь пошли. (начинают двигаться)

Сидоров: Паша, а чего это они?

Паша: Не знаю… Может, потеряли что-нибудь. Девушки, вы что-то ищете? Вам помочь? (начинает двигаться в полном приседе к девушкам, Сидоров за ним)

Девушка 1: Точно, маньяки!

Девушка 2: Катя, что делать? Может, к лифту побежим?

Девушка 1: Ты что, газет не читаешь? Лифт - самое опасное место! Надо ошеломить противника наступлением, например, ударить коленом в пах

Девушка 2: Сидя?! Я не умею!

Паша: Девушки, так у нас ничего не получится! Скажите хоть, что за вещь ищем?

Девушка 1: Лиля, молчи! Это они внимание отвлекают, маньяки!

Сидоров: А я что-то нашел! Может, ваше? Белое, круглое… и липкое! Черт! Жевательная резинка, хорошо, что не наступил

Паша: Девушки, а она у вас мелкая или средняя?

Девушка 1: Ишь, ты, еще и примеряются! Молчи, Лиля!

Девушка 2: У меня уже ноги болят! Может, вахтера позвать?

Девушка 1: Там сегодня Анастасия Петровна, ей 82 года!


(появляется вахтерша)


Вахтерша: Во! Совсем с ума посходили с этими ролевыми играми! Биосхватки они придумали! У меня в такие годы уже в третий раз родовые схватки были, а эти все играются! А, ну, пошли отсюдова!

Сидоров: Да мы, вообще-то, в библиотеку идем!

Девушка 2: А мы из библиотеки

Вахтерша: Ну, совсем молодежь сдурнела! Мы на карачках хоть бураки палоли, а эти в библиотеку ходяць! Ой, распустил вас бацька, распустил! (уходит)


(все встают)


Паша: Да-а! Интересно получилось… Вы-то чего в присядку ходите?

Девушка 1: А вы чего?

Сидоров: Так мы вам и сказали!

Девушка 2: Ну а мы тем более! Ой, Катька, сколько раз зарекалась тебя не слушать! Пошли, паникерша! (Начинают уходить)

Паша: (вслед уходящим девушкам) Девочки, вы б телефончик оставили, а вдруг мы найдем, что вы потеряли?

Девушка 1: Ну, я ж говорю, что они маньяки! Пошли быстрее!


(все уходят в разные кулисы)


Голос из-за сцены: Тренировка, пусть даже и такая, не прошла даром. Все получилось, как задумал Паша. После того, как библиотекарша закрыла дверь, и затихли ее шаги в коридоре, Паша достал оборудование.


(Занавес поднимается. На сцене обстановка читального зала. Подставки для хора на дальнем плане имитируют стеллажи с книгами)


Сидоров: Ну, что, с чего будем начинать?

Паша: Я все продумал. Сначала надо посмотреть, читает ли он учебники и научную литературу. И если да, то как. Тащи, например, «Жизнь животных», а я его пока в сеть включу, пусть прогреется.


(Сидоров с фонариком отправляется к стеллажам)


Сидоров: Паша, а на какую букву искать? На «Ж» здесь только «Жидкокристаллические мониторы», а потом сразу «Жлобин и его окрестности»

Паша: Да не кричи ты! И по окнам фонариком не свети. Вахтеры, перед тем, как спать ложиться, обычно еще снаружи корпус обходят, чтобы посмотреть, не забыл ли кто свет выключить. Посмотри на «Б».

Сидоров: А почему на «Б»?

Паша: Сидоров, если это не коллективный труд или материалы конференций, то будут они стоять по фамилии автора. Фамилия Брэм тебе что-нибудь говорит?

Сидоров: Не а!

Паша: Сидоров, где ты болтался полтора года? Ты у любого однокурсника своего спроси: «Какая фамилия на букву «Б» ассоциируется с зоологией?», и что он тебе ответит?

Сидоров: БаБуБуБу

Паша: Что?

Сидоров: БаБуБуБу! Так легче запоминается - Балаш, Буга и Бурко, два раза. Где тут у них буква «Б»? Вот, нашел! Так, «Болезни желудочно-кишечного тракта»…Есть! А.Э.Брем, «Жизнь животных, том первый, млекопитающие».

Паша: Тащи, давай! И «Болезни ЖКТ» прихвати. Интересно, как он такую литературу покажет…


(возвращается Сидоров с книгами в руках)


Сидоров: Ну, что? С чего начнем? Так, страница 516… Кто тут у нас? Сумчатый волк или мешкопес

Паша: Согласен! Загружай!


(закладывают книгу. Щелкают тумблером. Появляется Ромео)


Ромео: О, милая! Ты где? Тебе принес я новость,

Которая обрадовать тебя должна

Паша: Сидоров, ты что загрузил?

Сидоров: Брем, страница 516, мешкопес

Паша: По-твоему, это сумчатый волк?

Сидоров: А кто его знает? Я же его ни разу не видел, может, он так и выглядит?

Паша: Ага, и шекспировским стихом разговаривает!

Ромео: Джульетта, если ты таишься от взоров недругов,

То здесь ведь только я, Ромео

Сидоров: Вот тебе и на!Неужели Попов В.И – шарлатан и просто записал на магнитофон «Ромео и Джульетта»? А как же тогда Гричик?

Джульетта (из-за сцены): Ромео, для чего меня зовешь ты?

Уж столько лет стоит на полке пыльной

Наш том. Забыт Шекспир, и мы, его шедевров персонажи,

У молодежи белорусской не в чести.

Им ближе человек-паук и черепашки ниндзя

Паша: Что-то здесь не то… Не мог Шекспир такого написать

Ромео: Вот потому литературные герои

Решили: «Хватит! Будем жить своею жизнью!»

Так сообщил мне, пробегая мимо

Пес Шариков, Булгакова герой.

Ему ж о том подруга рассказала по прозвищу Муму,

Которую Тургенев описал в своем рассказе


(появляется Джульетта)


Джульетта: И ты поверил? Не хочу обидеть

Я никого из славных персонажей,

Но классика гласит: «Собака лает – ветер носит».

А про Муму чего я только не слыхала:

Она Герасимом вертела, как хотела

И ради славы разыграла утопленье

Сидоров: Ни фига себе! А я в шестом классе так за нее переживал!

Ромео: Поверь, Джульетта! Стал бы беспокоить

Тебя по пустякам я! Вчера я с Д’артаньяном повстречался,

Он шел к Констанции, чтоб пригласить ее на бал

Джульетта: На бал? О чем ты, милый мой Ромео?

Какие же сейчас балы? Сейчас в ночные клубы

Ходят люди и отрываются по полной

С коктейлем по двенадцать шестьдесят .

Об этом я от девушки слыхала, что пролистать

Наш том решила. Но, увидав, что это пьеса,

Да еще в стихах, поставила назад на полку. И при этом

С подругой обсуждала прошлый вечер.

Ромео: Насколько знаю я, решение о бале

Уж принято. И состоится он,

С большою развлекательной программой,

Сегодня в полночь, здесь в библиотеке. Приглашены

Все, кто настрой имеет, но дамы в обязательном порядке,

Поскольку будет конкурс «Мисс Литература»

Джульетта: Ромео, пусть меня простит отец наш Вильям,

Но Грибоедова словами я отвечу:

«Свежо придание, да верится с трудом!»

Кто мог принять подобное решенье?

Ромео: Как кто? Конечно, Голова от Всадника без головы! С тех пор,

Как избрана она всеперсонажно,

Что в Голову придет, то обязательно и важно

Для исполнения в кратчайший срок,

Поскольку Голова всегда печется о пользе населения простого


(раздается топот копыт)


Портос (из-за сцены): Канальи! Кто привяжет лошадь? Есть кто живой в этом чертовом трактире? (выходит на сцену). Ну почему этот гасконец всегда назначает встречу в какой-нибудь дыре? Эй, служивый! Или ты хозяин? Неважно! Бургундского и что-нибудь поесть!

Ромео: Сударь, с кем имею честь? Мне кажется, что тон Ваш не пристоен

И если хочется Вам драки, я готов! Когда и где?

Портос: Прямо здесь и сейчас! Тысяча чертей! В кои-то веки приехал на бал, чтобы отдохнуть…

Джульетта: Так это правда? Вечеринка состоится?

Портос: Конечно! Вот только проучу этого молокососа…


(входит Д’артаньян)


Д’артаньян: Портос! О том, что Вы здесь, можно услышать за пару лье! А это значит, что Вы в добром здравии и как всегда голодны!

Портос: Д’артаньян! Какого черта ты затащил меня сюда? Где бал? Если бы не этот мальчишка с его шпагой, я бы умер от скуки!

Д’артаньян: Полноте, Портос! Все будет! Просто Вы и Ромео прибыли раньше других! (замечает Джульетту) О, Ромео, представьте меня даме! Я полагаю, она с Вами? Зная Портоса, я не думаю, что он взял баронессу с собой.


(появляется Карлсон)


Карлсон: Привет всем! (пауза) Ну, если никто не хочет со мной поздороваться, то я могу и улететь обратно.(пауза) Да, я обиделся! (пауза) Почему никто не говорит мне: «Карлсон, прости! Мы не сразу заметили тебя, но мы так больше не будем!»?

Портос: Д’артаньян, ты не знаешь, что это за чудо с детской вертушкой пониже спины?

Д’артаньян: (поцеловав руку Джульетты) Пардон, мадемуазель! Служба! Мне поручен фейсконтроль на сегодняшнем мероприятии! (обращаясь к Карлсону) Не соблаговолите ли представиться, сударь?

Карлсон: Как? Здесь еще не все знают кто такой в меру упитанный мужчина в самом расцвете сил?!

Портос: Конечно, знают! Это я!

Карлсон: (заговорщески обращаясь к Д’артаньяну) А домик на крыше у него есть? Нет? Тогда он не настоящий! А настоящий – это я! Потому, что мое полное имя – Карлсон, Который Живет на Крыше!


(появляется Констанция Бонасье)


Констанция: А вот и я! (пауза)Но почему здесь так многолюдно, Д’артаньян ? Не Вы ли обещали мне интим и конфедициальность?

Д’артаньян: Сударыня, конечно я! И потому просил поторопиться! Сейчас, увы, здесь невозможно ни первое, ни второе…

Портос: И даже третье! Принесет ли, наконец, кто-нибудь поесть?!


(Появляется Шариков)


Шариков: А вот скандалить, господа хорошие, не советую! У меня мандат, подписанный товарищем Швондером! И я только что с заседания комитета, утвержденного самой Головой.


(появляется Муму)


Муму: Полиграф Полиграфович! У нас имеет место нарушение Положения о конкурсе! Некто Белоснежка вместо одного сопровождающего привела семерых!

Шариков: Спокойно, товарищ Муму, сейчас разберемся! Так кто тут еще недовольный? Вопросы подавайте товарищ Муму в письменном виде, она у нас человек проверенный, жертва зарвавшегося капитализма, а мы их в порядке поступления рассмотрим


(Шариков и Муму уходят)


Джульетта: Что это было? Поясни, Ромео.

Иль кто-нибудь другой прольет нам свет

На это чудное явленье?

Ромео: Одно могу сказать: плоды мы пожинаем того,

Что на латыни Vox populi зовется…

О, времена! О, нравы!


(появляется Дюймовочка)


Дюймовочка: Это здесь на конкурс красоты записываться? Мне ласточка как сообщила, я как побежала! Ну, думаю, опоздаю!

Констанция: А Вы, собственно, кто?

Дюймовочка: Да Дюймовочка я! А что такая большая, так получилась так! Я, когда от крота сбежала, с Мальчиком-с-Пальчик встретилась. Ну, поселились мы в лесу, хозяйство завели, питаться хорошо стали, тут эта акселерация и случилась! Мальчик, ну где ты там? (появляется длинный и худой Мальчик-с-Пальчик с баяном). Вы уж извиняйте, он у меня после акселерации такой медленный стал! Инструмент-то хоть не забыл? Так кто тут главный? (поворачивается к Портосу) По виду, вроде, как ты

Портос: Мерси за честь, мадам, но главная у нас, как всем известно, Голова. И вы ведь тоже за нее голосовали…

Дюймовочка: А, ты про это? Так мы ж как все – бумажку принесли, никого, говорят, лучше ее нету, так, думаем, пускай правит. Нам же главное, чтоб урожай хороший уродился. Оно ж как в песне поется? Мальчик, давай нашу застольную (поет под аккомпанемент баяна на мелодию М.Фрадкина «На тот большак, на перекресток»):

На огород к себе на грядки

Уже не можем больше не ходить

Жить с Головой, быть может, просто,

Но как на свете без еды прожить

Только я не про это, я про конкурс. Что делать надо, скажи: петь там, танцевать, или еще что?

Констанция: С программой конкурса можно ознакомиться у товарищ Муму

Дюймовочка: Иностранка, что ли?Я так и знала! Но мы и к такому готовы! Мальчик, давай! Глория Гейнор I will survive. То есть по нашему «Мы и не такое переживем» (поет под аккомпанемент баяна):

В мире нашем сложном так цена растет,

Гречка по пятнадцать, сахар вовсе три пятьсот.

Голод наступил, но сказала я себе:

«Ничего переживу, и я стану лишь сильней!»

Пойдем со мной, не надо ждать,

Картошку, лук, томаты, перцы, огурцы пойдем сажать.

Хочу облегчить свою жизнь, гектар картошки посадить.

Не сможет повышенье цен моей фигуре повредить.

Припев:

Ты так и знай, я буду жить.

Я буду кроликов, свиней, коров на ферме разводить.

Когда одна останусь в этом мире без рубля,

Я буду храброй, я прокормлю сама себя.

Ты так и знай, я буду жить.

Я буду яблоки, грибы и сухари весь год сушить.

И во сне и наяву без магазина проживу.

Я буду жить, я буду жить!

На ферме есть система ирригации,

И я расту теперь как уровень инфляции.

Пусть колбаса и масло стоят, словно золота мешок,

Мне хорошо, у меня есть земли кусок.

Да, я ращу свою еду,

Я получаю урожаи и с этого живу.

Теперь, когда я поняла, как заработать на икру,

Я буду жить, я не умру!

Припев


(появляются Наташа Ростова и поручик Ржевский)


Наташа Ростова: Что? Уже все началось? Ну почему после своего первого бала на все остальные я всегда опаздываю? А все Вы, поручик! «Лошади - огонь! Домчимся мигом!»

Поручик Ржевский: Натали! Мне было приказано доставить Вас, как можно быстрее, а любой гусар знает, что верховая лошадь карету всегда обгонит!

Наташа Ростова: А мне теперь копчик болит и платье помялось!

Поручик Ржевский: А по поводу копчика я всегда себе говорю: «Молчать, господа гусары!» И Вы знаете, помогает!


(появляется Муму)


Муму: Участниц конкурса прошу пройти со мной. Надо уточнить порядок номеров! И не толкаться, товарищи! Вас много, а я одна! А Вы куда, товарищ Ромео? Вход в гримерные без специального разрешения, подписанного Полиграф Полиграфовичем, запрещен! И лиц мужского полу предупреждаю – у меня там на дверях Герасим стоит.

Карлсон: А окна там есть?

Муму: Вопросы попрошу задавать по существу

Карлсон: Не знаю, как для кого, но для меня это очень существенно! И еще, скажите, фру Муму, в списке участниц есть фрекен Бок?

Муму: Это кто здесь фру? Полиграф Полиграфович!


(появляется Шариков)


Шариков: В чем дело, товарищ Муму?

Муму: Тут один гражданинменя фрёй обзывает, а мне работать надо!


(уходит)


Шариков: Это Вы прекратите, гражданин! Здесь вам теперь не тут! Здесь теперь все равны, а женщины в особенности. И не надо тут анархию разводить - порядок пока еще никто не отменял. Занимаем места, товарищи! Скоро будем начинать, комиссия уже на подходе.


(появляются Буратино и Мальвина)


Мальвина: Где ты болтаешься? Я уже думаю: «опять одной начинать»!

Буратино: Ты же знаешь, у меня если не утренник, то корпаратив! А здесь мы что бомбим?

Мальвина: Ну, ты, Буратино, и запахался! Забыл что ли, что для своих сегодня работаем?

Буратино: Может, еще и бесплатно?

Мальвина: Ну, не совсем – Шариков обещал новое место на стеллаже и перспективу переиздания.

Буратино: Как-товсе это напоминает поле чудес в небезызвестной тебе стране… Но куда денешься? Откажись, так он тебе потом весь бизнес испортит

Мальвина: Не дай Бог! Дай по дереву постучу! (стучит Буратино по голове)


(появляется Муму)


Муму: Вот Вы где! Ведущие на месте, Полиграф Полиграфович, участницы тоже готовы!

Шариков: Молодец, товарищ Муму! Я в своих всегда верил! Тихо! Кажется, подъехали… Освободите проход, товарищи, освободите! (Направляется к кулисам). Рад приветствовать! Аплодисменты, товарищи!


(появляются Вий, Старуха Шапокляк и Обломов).


Шариков: (обращаясь к прибывшим)Рад приветствовать, рад! Сразу начнем, или хотите освежиться, товарищи?

Старуха Шапокляк: Чего тянуть? Я правильно говорю, товарищи?

Шариков: Правильно! Сразу к делу!

Вий: Поднимите мне веки! Хочу посмотреть, кто тут у нас такой шустрый…

Шариков: Шариков, Полиграф Полиграфович, заместитель товарища Швондера

Вий: Полиграф Полиграфович, говоришь? Это хорошо, это по нашему, по книжному… (Шариков расцветает в улыбке). Только нехорошо, товарищ Шариков, за старших отвечать, когда не тебя спрашивают. Ты за свое дело отвечай…

Шариков: (меняясь в лице)Так точно, товарищ Вий!

Вий: Тогда начнем, пожалуй! Представитель творческой интеллигенции товарищ Обломов, как я понимаю, не возражает? Вот и хорошо!

Шариков: Прошу сюда, товарищи!


(комиссия рассаживается)


Шариков: Прошу внимания! Слово предоставляется председателю комиссии товарищу Вию!

Вий: Вот тут товарищ Шариков назвал нас комиссией. И это еще раз убедило меня, что там, на верху, принято правильное решение. На дворе 21-й век, а мы все как в начале 20-го. Тут некоторые могут мне возразить, мы, мол, литературные герои, бессмертные и времени неподвластны. Так тем более мы должны идти нога в ногу со временем. И проводимый сегодня конкурс – это еще один шаг в этом правильном направлении. Поэтому поправлю я товарища Пузикова, нет, сначала сам поправлюсь, э-э-э… Тузикова…

Старуха Шапокляк: Шарикова

Вий: Спасибо, коллега… Так вот, поправлю я товарища Пёсикова, что в духе современных веяний мы теперь не комиссия, а жюри. И дело даже не в названии, а в том, что мы вас не журить, как раньше, за недоделанное приехали… Неплохой каламбурчик получился, надо писаря похвалить… , а наоборот, определить лучшую среди всех хороших. И определять мы будем, как предусмотрено нашим идеологическим сектором, в современном духе – весело и без принуждения, то есть …эта… непринужденно. Конкурс «Мисс Литература» считаю открытым.

Шариков: Товарищ Муму, запускайте!


(появляются Буратино и Мальвина с папками в руках)


Мальвина: Здравствуйте!

Буратино: Доброй ночи!

Мальвина: Мы рады приветствовать вас… Буратино, почему я не вижу радости на твоем лице?

Буратино: Потому что я очень переживаю…

Мальвина: …за участниц нашего конкурса?

Буратино: Нет, за мужчин, сидящих в зале!

Мальвина: Но почему, Буратино?

Буратино: Они могут утонуть в океане красоты, Мальвина.

Мальвина: Не грусти, Буратино! Ведь это же так романтично

Буратино: Вот потому мне и грустно: они могут утонуть, а я - нет!

Мальвина: Ах, да! Я и забыла, что ты у нас деревянный! Но у тебя есть выход – ты можешь сгореть в сиянии их ослепительных улыбок и испепеляющих взоров их очаровательных глаз. Буратино, куда ты?

Буратино: За огнетушителем, потому что сейчас на сцену выйдут все наши пять очаровательных участниц! Встречайте! Претендентки на звание «Мисс Литература 2011»!

Мальвина: Номер первый – победительница тайного голосования читателей приключенческой литературы Констанция Бонасье

Буратино: Номер второй – избранница любителей русской классики Наташа Ростова

Мальвина: Номер третий – обладательница наибольшего количества голосов поклонников мелодрамы и лирической поэзии Джульетта Капулетти

Буратино: Номер четвертый – самая популярная героиня сказок Дюймовочка

Мальвина: Номер пятый – представительница секции научной литературы Язва Желудка


(Во время представления претендентки совершают дефиле и выстраиваются клином)


Буратино: И так, все участницы на сцене, и мы спешим сообщить им условия второго этапа нашего конкурса

Мальвина: И этот этап называется «Перевоплощение». Сейчас каждая участница вытащит из этой волшебной корзины (передает корзину Буратино и он начинает обходить участниц) конверт с заданием. Задание простое – избрав себе в помощники мужчину, участницы должны будут переместиться из своего родного произведения в сюжет другого шедевра мировой литературы. Ну как, Буратино, ты еще жив?

Буратино: Не волнуйся, Мальвина! Я забыл тебе сказать, что папа Карло прошел курс противопожарной безопасности у Владимира Владимировича Черника и даже получил восьмерку на экзамене!

Мальвина: Тогда я за тебя спокойна, Буратино!

Буратино: А я за тебя нет! Потому что сейчас на сцену выйдет гость нашего сегодняшнего вечера, звезда российского телевидения гламурный подонок Павел Снежок Воля! Встречайте!


(появляется Павел Воля)


Павел Воля: Здравствуйте, здравствуйте! Хотел сегодня поговорить про звезд, но в зале вижу только Шарикова.

А где мушкетеры? Вот наши мушкетеры! Давайте им похлопаем! А почему вы сами не хлопаете? Рука бойца колоть устала? Нет? А, это вы вчера вчетвером весь вечер свои шпаги полировали.

Так, а где Буратино? А вот наш Буратино. Что-то ты сегодня неважно выглядишь. Дятлы по ночам не беспокоят? Беспокоят? И что, у тебя теперь еще одно дупло появилось? Как это у тебя вообще дупла не было? Посмотрите, у Буратино нет дупла! А кто это с тобой рядом за гламурное создание? Ах это Мальвина. Поприветствуем Мальвину. Мальвина, почему ты пришла сегодня к нам с бревном? Это не бревно? Я понял, это дендрооборотень, который ночью превращается в бревно. Ну, смотри с ним аккуратно сегодня, а то он к вечеру может превратиться в дрова. Кроме того, вон, Родион Раскольников как-то хитро посматривает на свой топор. Видимо старушка уже не удовлетворяет запросам.

А вот Дюймовочка. Дюймовочка, а ты любишь животных? Очень? А какие животные тебе нравятся? Все? Мушкетеры, можете остаться. Дюймовочка, а ты «В мире животных смотришь»? Нет? А, понимаю, понимаю, ты все на собственном опыте. То с жуками, то с кротом, то с жабами. Вот тебе с автором повезло. Ладно еще, если бы все это придумали братья Гримм, я бы понял. Традиционное немецкое качество там… Но датчанин? Хотя, может у него бабушка с немецкими корнями была… Буратино, ты чего так оживился? У тебя уже никогда не будет придаточных корней. И Родион Иваныч, топор-то свой спрячьте, а то он у вас на слово «бабушка» все время поднимается.

А у на сегодня в гостях замечательный оратор. Похлопаем Герасиму.

«Молчание – золото.» «Не все ворчать – надо и помолчать.» «Умный молчит, когда дурак говорит.» «Болтливый оратор любое собрание расстроит.»Все это – жизненная концепция нашего угрюмого друга. Надо тебя, Герасим, отправить лекции некоторым политикам читать. Да и Муму, вон, как к тебе не равнодушна. Женщины любят молчаливых мужчин. Они думают, что те их слушают. Так, Герасим, что-то ты сегодня, как студент на экзамене. Ну, скажи хоть что-нибудь. Что? Му-му? Вот то же самое говорил вчера Карлсон, подняв лицо из торта.

Кстати, Карлсон тут? Поприветствуем Карлсона. А это кто с тобой рядом? Мальчик-с-пальчик. Ты как обычно не изменяешь своим принципам, любишь только малышей. Карлсон, как твой моторчик, не барахлит? А какой у него объем? 0,5… Специально для малышей. Что ты говоришь? Размер не имеет значения? Ну да, главное, чтобы сила тяги была. К варенью. Любишь регулярно смазывать свой цилиндр углеводами? А, Карлсон? Густо намазываем поршень малиновой смазкой… и заводимся?

А, нет, посмотрите, завелся поручик Ржевский. Ты от чего завелся? От Карлсона или от варенья? Ах, это еще от дятлов, которые долбили Буратине дупло. И какое слово ключевое? Дупло или дятлы? Дятлы. Так вы, батенька, оказывается, кроме женщин, еще и птиц любите. Орнитофил, значит. И обрадовался так потому, что теперь в Буратине можно регулярно брать кладку с яйцами. Слышишь, Мальвина, у Буратино скоро будут настоящие яйца.

Кого еще не назвал? А, вот. Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте. Извечная вражда Монтеков с Капулетти. Прямо как Гуччи с Версаче. «Версачи злой, гламурного ремня дизайн укравший. Твой кандибобер не сравнится с радикюлем, который сотворил в порыве юном». Ромео, ты чем-то не доволен? Ну, так иди и выпей йаду.

Все, разрешите мне откланятся.


(Павел Воля уходит. Появляются Буратино и Мальвина)


Буратино: Ну как, Мальвина, ты еще жива?

Мальвина: Не волнуйся, Буратино! Я забыла тебе сказать, что прочла труд анонимных авторов «Пособие по выживанию при сдаче экзамена профессорам Ю.К. Фомичеву и В.М. Юрину» и многому научилась.

Буратино: Тогда я за тебя спокоен, Мальвина! И как я знаю, наши участницы уже готовы к прохождению второго этапа. Встречайте! Очаровательная Джульетта и ее помощник Ромео!


(выходят Ромео и Джульетта)


Мальвина: Джульетта, не скажешь ли ты нам, что было в твоем конверте?

Джульетта: Не скажу!

Буратино: Но почему, Джульетта?

Джульетта: Мы с Ромео надеемся, что зрители сами догадаются, в какую сказку мы попали.

Мальвина: Ну что ж! Нам остается только посмотреть!


(Буратино и Мальвина уходят)


Джульетта: Тук-тук! Ты дома, милая старушка?

Хотя о чем я? Известно всем, что несмотря на возраст,

Ты для того в глуши лесной от глаз людских укрылась

Чтобы сиянием красоты своей небесной их не смущать.

Тук-тук! Никто не отвечает. Иль дома нет ее?

Ну вот! Я через темный лес сюда тащилась,

Рискуя съеденной быть волком-отморозком,

И что имею? Целовать пробой и возвращаться?

Ну, нет! Быть может, просто спит старуха?

Пожалуй, постучу погромче. Тук-тук! Четыре раза тук!

Ромео: И кто там барабанит как безумный? Нет дома никого!

Джульетта: Как нет? Ведь кто-то говорит?

Но голос хриплый. Это не бабуля!

Неужто кто-то посягнул на бабушки моей жилую площадь?

Ромео: (тонким голосом) Так это ты, мой свет! Прости, что сразу не признала

Наследницу свою. Тяни веревку, детка, и входи!

А я в постели, кости ломит что-то,

Наверно, грипп. Вот потому и голос не в порядке

Джульетта: (войдя) Бабуля! Кто ж болеет гриппом в мае?

Да и прививку сделали тебе вакциною немецкой,

Мне мама говорила, я же помню

Ромео: Ой! Я и забыла! Да что вакцины эти?

Похоже, лекари опять не угадали –

Привили от свиного, а тут снова

Птичий или может быть козлячий.

Тем более, что семеро козлят тут как-то пробегали…

Ой, что-то я совсем заговорилась!

Послушаю я лучше голос твой

Джульетта: Так вот зачем тебе такие уши,

Что их чепец никак прикрыть не может!

Ромео: Конечно, внученька! Чтоб лучше тебя слышать

Джульетта: А глазки почему как спелых две маслины?

У бабушки моей ген рецессивный в гомозиготном состояньи был

Ромео: Так я же, внученька, в контактных линзах!

Купила давеча, чтоб лучше лицезреть твои черты

Джульетта: Да ты, я вижу, и дантиста вызывала,

Чтоб зубы модные тебе он вставил

Как минимум на три размера больше…

А это уж зачем? Чтоб лучше меня съесть?

Ну, что? Попался волк? Не догадался ты,

Что я Маринину читаю и что Каменская любимый мой герой?


(надевает на Ромео наручники, и они становятся в позу скульптуры Мухиной «Рабочий и крестьянка»)


Буратино: Что скажет уважаемое жюри?

Вий: Поднимите мне веки! А то не вижу, кто тут у нас по культуре… Обломов? Давай, интеллигенция!

Обломов: Ну, что я вам скажу? Это просто облом!

Вий: А вы как думаете, товарищ Шапокляк?

Старуха Шапокляк: Мне тоже понравилось. Особенно тот, что первый выступал. Правильную политику товарищ держит. Я, вот, тоже так считаю, что если какие гадо… простите, новости про кого-нибудь узнал, так надо это сделать достоянием общественности, донести до широких масс. А то есть такие, которые про нас на стенах и на этих… на сайтах всякое пишут, а мы их по головке гладить должны? Нет, товарищи! Надо работать с опережением - лучше мы про них, чем они про нас.

Вий: Правильно говорит товарищ Шапокляк. А от себя добавлю: конкурс у вас вроде современный получается, только вот как-то живости среди зрителей не хватает. Видел я как-то по телевизору, у них там в зале все танцуют и тем самым выражают. Надо, товарищ Шариков, над этим поработать.

Шариков: (который в этот момент отсчитывает гонорар Павлу Воле)Сей момент! (Павлу Воле) Танцы в зале можешь?

Воля: Не вопрос! Вопрос в другом – сколько?

Шариков: Еще столько же и «штука» от меня лично! (обращаясь к персонажам) Товарищи! Вы все конечно слышали, что нам посоветовала многоуважаемая ко…. то есть жюри. Предлагаю сейчас и продемонстрировать, что мы умеем веселиться не хуже, чем там. А поможет нам мастер этого дела Павел Снежок Воля. Проявим энтузиазм, товарищи! Товарищ Воля, можно начинать!


(Пока Воля идет к центру сцены, то есть в зрительный зал конкурса, Шариков возвращается к жюри)


Вий: Оперативно! Такие нам нужны! Товарищ Шапокляк, черкните там для меня – Песиков

Шариков: Шариков! Ша-ри-ков Пэ Пэ

Павел Воля: Мужики! Танец простой, как два пальца об асфальт. Смотрите сюда! Муму, детка, музычку… Поехали!


(Персонажи танцуют под руководством Павла Воли)


Мальвина: А теперь сцене следующая участница – Констанция Бонасье

Буратино: Констанция, какое задание попалось тебе?

Констанция: Детские стихи Маяковского

Мальвина: И кто будет помогать?

Констанция: Конечно мушкетеры!

(появляются Портос и Д’артаньян)

Буратино: Констанция, а тебе не показалось это задание трудным?

Констанция: Ты, Буратино, похоже, забыл, что нас написал Дюма-отец.

Констанция: Д’артаньян к отцу пришел

И спросила кроха:

Д’артаньян: - Быть мушкетером хорошо

Или очень плохо?

Констанция: У меня секретов нет, -

Слушайте, детишки –

Папы этого ответ

Помещаю в книжке

Д’артаньян: От гвардейца мушкетер

Убежал, заохав

Портос: Мушкетер тот просто трус

Это очень плохо

Д’артаньян: Если мушкетер прошел

Три дуэли кряду

Портос: Это очень хорошо

Ждет его награда

Д’артаньян: Строит козни кардинал

Так и жди подвоха

Портос: Что кардиналу хорошо –

То мушкетеру плохо

Д’артаньян: Если шпага у тебя

На боку без ножен

Портос: Значит, снова денег нет

Пропил все безбожно

Если скажет Де Тревиль:

«Господа, по коням!»

Д’артаньян: То Констанция вздохнет,

Стоя на балконе,

Констанция: Ну, а если не вздохнет,

А помашет весело?

Портос: Значит, надо посмотреть,

Кто там ждет под лестницей

Д’артаньян: С дамами держать востро

Всем нам надо ухо

Там, где женщины, всегда

Драка-заваруха

Констанция: Если фрейлина двора

Д’артаньян: Не совсем одета

Портос: Значит, рядом мушкетер

Притаился где-то

Констанция: Если фрейлина вздыхает

На балконе при луне

Портос: Мушкетера вспоминает

Это ясно всем вполне

Констанция: Ну, а если о гвардейце

Замечталась кроха?

Д’артаньян: Коль узнает мушкетер

Гвардейцу будет плохо

Констанция: С королевой расставался

Бэкингем со вздохом

Портос: Королеве было хорошо,

Д’артаньян: А кардиналу плохо!

Констанция: Если заговор плетут

Граф Рошфор с миледи

Д’артаньян: Значит, бравый мушкетер

В Англию поедет

Констанция: Через сто одну преграду

Славный мушкетер прошел

Все втроем: Кто Дюма-отца читает,

Тот поступает хорошо!


(раскланиваются)


Буратино: А теперь слово уважаемому…

Вий: Товарищ …э-э… Шариков. Скажите, чтоб нас не беспокоили. Мы тут с коллегами посмотрим, поработаем над резолюцией…

Шариков: Понял! Товарищ Муму, внесите коррективы!

Муму: Произошло изменение регламента конкурса! Решение жюри будет вынесено после прохождения всех этапов!

Вий: Оперативно! Такие нам нужны! Товарищ Шапокляк, черкните там для меня – Куку

Шариков: Му-му!

Старуха Шапокляк: А инициалы?

Шариков: Инициалы? Пишите… Эр Ка, Роза Карловна. Продолжаем, товарищи, продолжаем!

Мальвина: Итак, мы продолжаем. На сцене участница под номером 4 – Дюймовочка!

Буратино: Что было в твоем конверте, Дюймовочка?

Дюймовочка: Достоевский, «Преступление и наказание»

Мальвина: Скажи честно, Дюймовочка, тебе понравилось задание?

Дюймовочка: Сначала я испугалась – не люблю я эту судебную переписку, да и говорить не мастер. А потом подумала и вспомнила: когда мне сказать нечего, танцую я. Одно плохо - Мальчик-с-Пальчик у меня танцевать не любит, пришлось Кащея в помощники позвать. С ним и станцуем.

Буратино: Достоевского?

Дюймовочка: А чего? Был же балет «Ленин в октябре»…

Мальвина: И как вас объявить?

Дюймовочка: Сама объявлю. Сцена из балета «Раскольников»! Исполняют Дюймовочка и Кащей Бессмертный!


(идет балет)


(После окончания балета появляются Мальвина и Буратино)


Буратино: Чем, ты думаешь, Мальвина…

Мальвина: Я - головой, а ты?

Буратино: Нет, Мальвина, я…

Мальвина: Ты знаешь, я давно это подозревала…

Буратино: Что?

Мальвина: Что думаешь ты чем-то другим

Буратино: Мальвина, я только хотел спросить, знаешь ли ты…

Мальвина: Чем ты думаешь, Буратино? Догадываюсь, но не скажу

Буратино: Мальвина, я просто хотел узнать, чем нас порадует участница под номером 5!

Мальвина: А вот сейчас и узнаешь! Встречайте! Победитель отборочного тура среди персонажей научной литературы - Язва Желудка!


(появляется Язва Желудка)


Буратино: (обращаясь к Язве)Скажу честно, я никогда не думал, что ты такая симпатичная…

Язва Желудка: Да и ты, Буратино, когда я тебя в первый раз увидела, показался мне гораздо страшнее. Знаете, эти гастероэндоскопы, если смотреть в них с обратной стороны, так искажают изображение!

Мальвина: Буратино, ты умеешь делать гастероэндоскопию

Буратино: Да нет, Мальвина! Просто когда мне ее делали, врач на минутку вышел, ну, я и заглянул… Так что это получается? У меня язва желудка?

Язва Желудка: Успокойся, Буратино! Про гастероэндоскоп я пошутила, А увидела я тебя впервые на этикетке безалкогольного напитка, ее один пациент случайно проглотил. Так что скажи спасибо белорусским дизайнерам

Буратино: Да, уж скажу! Но только после того, как я увижу твое выступление

Мальвина: И действительно, наш конкурс продолжается и всем не терпится узнать, какое задание получила участница под номером 5

Язва Желудка: Драматургия Чехова.

Буратино: Вам повезло больше остальных – ведь Антон Павлович был медик

Язва Желудка: Буратино, если ты пытаешься язвить, лучше, чем я, то не старайся! Даю урок: «Мальвина, ты не знаешь, почему это дрова так хорошо знакомы с биографией русских драматургов? А я знаю – потому, что биография А.П. Чехова была вторая и единственная книга, которую Буратино прочитал после азбуки».

Мальвина: Как видишь, Буратино, женщины всегда сильнее мужчин в этом искусстве! А вот насколько сильна наша участница в искусстве драмы, мы сейчас увидим.


(Буратино, Мальвина и Язва Желудка уходят. Затем Язва появляется вместе с Катаром)


Дуоденит: (обращаясь к Язве) Прелестнейшая! Умоляю, сжальтесь!

Язва Желудка: Нет, нет, нет!

Дуоденит: Нет, вы просто безжалостны! У такого жестокого создания, позвольте Вам выразиться, и такой чудный, чудный голос! Умоляю, одну только ноту!

Язва Желудка: Ах, какой Вы, Дуоденит, неугомонный… Я уже Вам сказала, что я сегодня не в голосе!

Дуоденит: С Вашим голосом нельзя быть не в голосе! Когда я там, в двенадцатиперстной кишке, через периодически открывающийся сфинктер слышу эти чудные звуки, у меня наступает гипертермия!

Язва Желудка: Ах, оставьте, право… Гипертермия не у вас, а у нас сегодня! (обмахивается веером) Опять этот противный хеликобактер перестарался со своими токсинами, вот температура и повысилась! Махайте на меня, махайте! Дайте мне атмосферы!


(входит Катар)


Катар: Если кто и портит атмосферу, так это… гости! И, к тому же, не званные! Дуодениту согласно эпикризу, место в кишечнике.

Язва Желудка: Ах, Катар, какой вы скучный! И негостеприимный! Ну, зашел Дуоденит по-соседски побеседовать…

Дуоденит: … и насладиться прекрасными звуками! (напевает) «Я помню язвы звук прелестный…» Поддержите, меня, Катар, поддержите! И тогда мы услышим божественный голос…

Катар: Пение - есть сотрясание воздуха, а я такими пустяками не занимаюсь! И потом: пой, не пой, а у них свое на уме

Язва Желудка: Какие вы все противные скептики! Я рядом с вами задыхаюсь. Махайте, Дуоденит, махайте! (отдает Дуодениту веер, Дуоденит начинает им махать) А мне хочется бури! Бури чувств! Почему в желудке такая слабая перестальтика?!

Дуоденит: Так я же давно Вас приглашаю в кишечник! Искупаемся в панкреатическом соке, примем желчные ванны…

Катар: Не советую: там щелочная среда, в стенках полно пейровых бляшек, которые кусаются, а от желчных кислот чесотка по всему телу

Язва Желудка: Вечно Вы, Катар, все испортите! Могу я, хотя бы в мечтах, отправиться…

Дуоденит: Можете, можете!

Язва Желудка: … далеко-далеко, в район анального сфинктера…

Дуоденит: Зачем? Я же здесь, рядом, всего лишь через один сфинктер…

Язва Желудка: Но Вы не мой герой, Дуоденит!

Катар: И правильно, зачем Вам воспаление кишки! Все медики знают, что катар желудка лучше!

Язва Желудка: И Вы, Катар, тоже! Ах, какие вы все здесь не романтичные! (поет)

Мне крест тяжелого страданья

В замену счастья должно есть

В желудке я томлюсь, не в силах даже доктор

Меня отсюда перенесть

Скажи, зачем ты поселился,

На самом крае ЖэКаТэ

В кишечник толстый удалился

И там застрял в прямой кишке

Тебя отняли у меня

Я не твоя, я не твоя

Тебя отняли у меня

Я не твоя, мечта моя

Не видеть мне твоих лобзаний

Не слышать мне твоих речей

Не разделять с тобой твоих страданий

И тихой радости твоей

Но в мыслях я всегда с тобой

Навек ты мой, о, мой герой

Но в мыслях я всегда с тобой

О, мой герой! О, Геморрой


(Все трое раскланиваются и уходят. Выходят Буратино и Мальвина)


Мальвина: Ну, что, Буратино? Волнуешься?

Буратино: Конечно, ведь второй этап нашего конкурса близится к концу.

Мальвина: Да, нам осталось посмотреть перевоплощение последней участницы. На сцене – романтическая и юная Наташа Ростова


(на сцену выходит вахтерша Анастасия Петровна)


Буратино: Наташа, поздравляю! Какое великолепное превращение! У тебя в задании, наверное, Горький, «Старуха Изергиль»?

Вахтерша: Горького я еще в школе прочитала! А теперь вот Толстого перечитываю, Льва Николаевича! А чего это ты мне тыкаешь, носатый?

Мальвина: Наташа! Я в шоке!

Вахтерша: А я в библиотеке! И где эта Наташа, к которой вы обращаетесь?

Буратино: А ты… простите… Вы кто?

Вахтерша: Анастасия Петровна, вахтерша! Бессонница у меня, зашла книжку поменять. А вот вы кто? Почему нарушаете?!

Буратино: А мы…

Мальвина: А у нас…


(выбегает Сидоров)


Сидоров: А у нас – День Биолога! С праздничком, Анастасия Петровна!


(Все поют «День Биолога – радостный день»)


Страница обновлена: 23.05.2012 11:43

Расписание 47 автобуса Расписание занятий Следуйте за белым кроликом...

 

Наверх Наверх Наверх 


На главную | © 2003-2019 Л. Валентович, П. Тумилович | Авторские права |