+ /     

Биологический факультет БГУ.    

СПЕКТАКЛИ БИОТЕАТРА: Сны о чем-то меньшем или Без бабушки никуда


Прошел в ДКиСЖ 17 мая 2013 года


Действующие лица и исполнители:


Мона - студентка 2-го курса биологического факультета БГУ Светлана Левковец

Псевдик- студентка 2-го курса биологического факультета БГУ Валентина Павлюченко

Миша - студент 3-го курса биологического факультета БГУ Михаил Козлов

Псевдомонада - студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Елена Демидович

Псевдомонас - студент 4-го курса биологического факультета БГУ Александр Масный

Эшерихия - студентка 2-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Семашко

Бабушка - студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Анна Кушнер

Азотобактер - студент 3-го курса биологического факультета БГУ Артем Русов

Клебсиелла - студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Екатерина Горбач

Коринебактериум - студент 5-го курса биологического факультета БГУ Михаил Федорчук

Бревибактериум - студент 5-го курса биологического факультета БГУ Олег Лукашук

Целлюломонас - студент 4-го курса биологического факультета БГУ Лев Чеботарев

Сарцина – младший научный сотрудник НИЛ биотехнологии кафедры микробиологии БГУ Александра Михайловская

Серрация – научный сотрудник Государственного музея природы и экологии Ольга Найман

Сахаромицес– магистрант кафедры генетики биологического факультета БГУ Илья Ильюшёнок

Артробактер - студент 1-го курса биологического факультета БГУ Илья Вамуш

Дикея - студентка 1-го курса биологического факультета БГУ Ирина Сасим

Эрвиния – менеджер по продажам ЗАО «Спектролаб» Татьяна Земченок

Пантея - студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Юлия Богданчик

Инфлюэнца – фрилансер Александр Пожах

Герпесвирус – химик-технолог ООО «БрандТрейд» Юрий Станько

Стафилококкус – доцент кафедры ботаники биологического факультета БГУ Валерий Николаевич Тихомиров

Протеус – специалист по работе с клиентами ООО «Профессиональные правовые системы» Алексей Механиков

Голос из-за сцены - доцент кафедры микробиологии биологического факультета БГУ Александр Георгиевич Песнякевич


- «» «» -

Финансовый директор, аренда зрительного зала – магистрант кафедры биохимии и физиологии растений биологического факультета БГУ Екатерина Тюркина

Графический макет билетов – стажёр младшего научного сотрудника Института микробологии НАН РБ Светлана Лозюк, фрилансер Александр Пожах

Изготовление билетов - фрилансер Александр Пожах

Распространение билетов - студентка 2-го курса биологического факультета БГУ Полина Чикун, студентка 2-го курса биологического факультета БГУ Вероника Токарская, студент 5-го курса биологического факультета БГУ Артур Щебетов

Техническое обеспечение спектакля – фрилансер Александр Пожах

Изготовление декораций - менеджер по продажам ЗАО «Спектролаб» Татьяна Земченок, студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Таисия Скриган, студентка 1-го курса биологического факультета БГУ Полина Воронина, студент 5-го курса биологического факультета БГУ Артем Дроздов

Автор текстов песен для сцены «Сон первый Леди Коли, до свидания!» - студентка 2-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Семашко

Автор текста песни «Моя бабушка стучит мне в аську» – магистрант кафедры генетики биологического факультета БГУ Илья Ильюшёнок

Автор текста песни Герпесвируса и Инфлюэнцы – химик-технолог ООО «БрандТрейд» Юрий Станько

Автор текста песни «Доцент уехал в Антарктиду» - студент 5-го курса биологического факультета БГУ Михаил Федорчук

Авторы сценария потасовки в салуне - студент 5-го курса биологического факультета БГУ Михаил Федорчук, студент 1-го курса биологического факультета БГУ Илья Вамуш

Постановщики потасовки в салуне - студент 5-го курса биологического факультета БГУ Михаил Федорчук, специалист по работе с клиентами ООО «Профессиональные правовые системы» Алексей Механиков.

Автор части текста сцены «Сон первый. Леди Коли, до свидания!» - студентка 2-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Семашко

Автор текста дуэтной сцены Герпесвируса и Инфлюэнцы – химик-технолог ООО «БрандТрейд» Юрий Станько

Автор части текста сцены «Сон второй. Почему не наливают?» (с момента «Миша выпивает стакан залпом» и до начала песни «Моя бабушка стучит мне в аську»)магистрант кафедры генетики биологического факультета БГУ Илья Ильюшёнок

Автор остальной части сценария и режиссер – доцент кафедры микробиологии биологического факультета БГУ Александр Георгиевич Песнякевич




Голос из-за сцены: Сеяли ли вы когда-нибудь шпателем Дригальского? Нет, конечно же, не личным шпателем Вильгельма фон Дригальского, кто же вам даст? Это же заслужить надо! Это же как кагебисту пострелять из личного пистолета Дзержинского! Обычным, в стеклодувной мастерской на химфаке сделанным, сеяли? Да еще и в первый раз, когда на тебя все смотрят? Ну и как? Вот и у Миши было также! Поэтому не стал Миша чашку Петри в термостат ставить, а спрятал ее в стол поглубже, чтобы никто это локальное стихийное бедствие не увидел. Все бы хорошо, но только с той поры стали Михаилу сны непонятные видеться. Бабушка ему и чай успокоительный заваривала, и перед сном гулять вместе с Матильдой, собакой своей, выводила, и в деканат жаловалась, что перегружают Мишу занятиями и ни – че – го! Ничего не помогало. Более того, стал Миша не только эти сны как бы со стороны видеть, но и сам в них вместе с бабушкой участвовать. Забеспокоилась бабушка еще больше, повела его к психотерапевту, а тот и говорит: так, мол, и так. Пока, говорит, Миша не перестанет в себе это все держать, не поделится с кем-нибудь – не будет Мише улучшения. Забегала бабушка, тряхнула старыми связями, и сняла Дворец культуры и спорта железнодорожников – если уж делиться, так с коллегами Мишиными, им-то весь этот кошмар поближе будет. Так что спасибо, что пришли, бабушка Мишина вам никогда этого не забудет.


Сон первый «Леди Коли, до свидания!»


(на сцене появляются Псевдик и Мона)


Мона: Псевдик, ну, куда мы идем? Там уже дальше Гранд-каньон, нам туда нельзя!

Псевдик: Ты что, боишься? Я всегда знал, что ты трусиха!

Мона: И ничего я не трусиха! Просто здесь никого нет и мне… мне… наружная мембрана чешется.

Псевдик: А кто говорил: «Мне скучно! Я хочу приключений!» И зачем я тебя взял? Сидела бы себе в Агартауне! Я бы и сам этот метеорит нашел!

Мона: Да откуда ты знаешь, что он сюда упал?

Псевдик: А куда еще? Ты же сама слышала, как Ленмедтех Большой Дозатор Дикее говорил: «Встретимся возле Гранд-каньона, там, где начинается аспергилловый лес»!

Мона: А метеорит тут причем?

Псевдик: Как причем? Ты думаешь, они просто так из города ушли и за Вторым Отпечатком Михайлова пальца поселились?

Мона: Не просто так, конечно! Но и не из-за метеорита!

Псевдик: А из-за чего ж тогда?

Мона: А может она ему просто нравится! Но ты в этом еще ничего не понимаешь!

Псевдик: А ты больно много понимаешь! Вам, девчонкам, везде только горизонтальный перенос и мерещится!

Мона: Ой, кто это там? Я боюсь!

Псевдик: Где? (смотрит) Да нет там никого!

Мона: Есть, только он какой-то странный! Я таких никогда не видела

Псевдик: И я тоже… Давай лучше спрячемся и за ним понаблюдаем


(прячутся. Появляется Миша)


Миша: Так, и здесь никого нет! О, кто-то идет! Надо спрятаться, чтобы не спугнуть!


(прячется. Появляется Псевдомонада)

Псевдомонада: (поет)

А в студентах измененья

Год от года происходят.

Вырастают поколенья,

У которых в моду входит

Не ангина, не простуда –

Посерьёзнее фигня:

Курсовую за день вместо года

А диплом хорошо б за три дня! (2 раза)

От студентов таких нельзя укрыться нам,

Их порыв трудовой прервать нельзя…

И надежда одна, что он сумеет сам

Пересеять хоть как-нибудь тебя.

А студент петлёй махает,

Через пламя ей проводит,

Об агар не остужает

И колонию находит.

И летит опять к нам с неба

Раскаленная петля.

У студента идет посевная –

До сдачи диплома три дня! (2 раза)

И от изнеможения бордовые

Курсовую кто сдаст, а кто - диплом.

Только вновь через год студенты новые

Как всегда всё отложат на потом.


(появляется Псевдомонас)


Псевдомонас: Привет! А я думаю, кто это здесь так поет!

Псевдомонада: Привет! И что это значит «так поет»? Не нравится – не слушай!

Псевдомонас: Да нет, я же хотел сказать: «Какая хорошая песня!» Сама написала?

Псевдомонада: Нет, через Интернет заказала, как студентка курсовую! Конечно, сама!

Псевдомонас: Это как это через Интернет?

Псевдомонада: Ну, ты совсем отстал! Ты только в «Гугле» напиши «курсовая работа» и тут же какой-нибудь www.kursachy.by вывалится!

Псевдомонас: А почему «бай»? Что-то здесь казахское слышится…

Псевдомонада: Не знаю, как там в Казахстане, но здесь никто и не скрывает, что курсовую или диплом можно купить. Так что «бай» - в смысле «покупай», только по-английски. И рядышком грамотно так написано - цитирую: «У нас своя система скидок: Скидка 5% при: заказе нескольких работ, при повторном заказе, при приведение друга. Скидка 10%: за каждую 10-ую работу, для группы от 10 человек». Особенно мне «приведение друга» нравится! Именно так и написано, с буквой «е» в конце!

Псевдомонас: И про группу от 10 человек тоже хорошо! Похоже, это дело на поток поставлено. Система ЗаРаПО: заказал, распечатал, принес, отдал. Только вот, кто от этого умнее становится – компьютер или принтер – непонятно. И еще одного не пойму – чего ж эти-то, на биофаке которые, ЗаРаПО эту не применяют – нам бы спокойнее было.

Псевдомонада: И не знаю даже! Может потому, что от центра далеко? Рыба, как известно, гниет с головы, и до биофака пока не дошло?

Псевдомонас: Нет, я думаю, это преподаватели там какие-то двужильные: шестьсот курсовых да триста дипломов за полгода прочитать, переписать, отрецензировать, защитить – просто монстры какие-то!

Псевдомонада: Я бы даже сказала – мастодонты! Ой, а что будет, когда они вымрут? Кто ж про нас хотя бы в «Вестник БГУ» напишет? Ох, да что это мы все о работе, да о работе.

Псевдомонас: И правда! Смотри, природа-то какая! Что не говори – а есть своя прелесть в плохо засеянной чашке Петри! В чистой культуре хорошо работать, а жить надо здесь, на природе.

Псевдомонада: Да, хорошо-то как! Вон какая вмятинка симпатичная! Здесь и… позагорать можно! Пошли?

Мона: Папа, мама! Не ходите туда, там монстр!

Псевдомонас: Мона?! А ты что здесь делаешь?

Мона: Я…Мы….

Псевдомонада: А-а-а! Понятно! Значит и Псевдик здесь? А ну, выползай! Так, я вам где сказала сидеть?

Псевдик: Да мы только хотели посмотреть, как Артробактер с Дикеей…

Псевдомонас: Что?

Псевдомонада: Что?

Мона: …метеорит будут откапывать! Псевдик сказал, что он где-то здесь упал!

Псевдомонас: (с облегчением) А-а!

Псевдомонада: (с облегчением)А-а! Так, вы что, не знаете, что малышам одним выходить за пределы Агартауна запрещается? А если на вас бактериофаги нападут?

Псевдик: А кто это? Такие большие и с пятипалыми жгутиками?

Псевдомонас: Нет, это вирусы и они бывают разные – нитевидные, сферические, гексаэдрические…

Мона: Какие?

Псевдомонада: В общем, разные! Но все они маленькие и коварные! Поэтому слушайте и запоминайте!

Псевдомонада: (поет) Каждый должен, пойми,

Знать, где друг, ну, а где - враги!

Pseudomonas такой ,как мы

Жил себе на белом свете.

Вы запоминайте, дети!

Как, опасность не заметив,

Поплатился наш герой.


Эта сложная история

Абсолютно не нова!

Сам Лысак издал учебник:

Вирусы – там треть(я)я глава.


Как-то раз, встретив фаг,

Наш герой был совсем не рад.

И сказал:


Псевдомонас: (поет)

«Бактериофаг,

Это вовсе не годится,

Даже нечем здесь гордиться.

Это ж надо умудриться

Жить за счет Псевдомонад!»

Псевдомонада и Псевдомонас: (поют вместе)

Эта сложная история

Абсолютно не нова!

Сам Лысак издал учебник

Вирусы – там третяя глава

Псевдомонада: Что же было потом

Ясно всем, с фагом кто знаком.

Лишь узнав – уносись бегом!

Дальше всё и так понятно.

Вряд ли будет вам приятно,

Если бактериофаги

Разорвут вас по частям!


Псевдомонас: Ну, что, малыши? Все теперь понятно?

Мона: А там тогда кто?

Псевдомонада: Где?

Псевдик: Нигде! Вечно ты, Мона, лезешь! Мы его сами выследили, сами и поймаем!

Псевдомонас: Так, быстро оба сюда! Стали! Мы слушаем!

Псевдик: Мы тоже! Но он, гад, тихо сидит!

Псевдомонада: Он еще и издевается! Рассказывайте, что вы здесь напридумывали!

Мона: И ничего мы не придумывали! Там сидит пятипалый монстр! Вот такой

(показывает), такой (показывает) и такой!

Псевдомонас: Ладно, я вижу, вы перевозбудились сегодня, сейчас вернемся в Агартаун, почистим жгутик и спать!

Псевдик: Так он же уйдет! Это нечестно! Мы его выследили, а нам потом никто не поверит!

Псевдомонада: Поверит, поверит! Мона, Псевдик, пошли, мы ждем!

Псевдик: А-а-а! Не верите! (бежит к Мише и вытаскивает его из укрытия)

Псевдомонас: Луи Пастер, Роберт Кох и все наши остальные святые! Это еще кто?

Псевдик: Монстр! Это я его поймал!

Псевдомонада: Немедленно брось его и иди сюда!

Псевдик: Ни за что!Он убежит!

Миша: Вы, пожалуйста, не волнуйтесь так! Я просто ищу Эшерихию коли BL21-CodonPlus (DE3)! Мне она очень нужна!

Псевдомонас: Вы, собственно, кто такой?

Миша: Я студент третьего курса, и хочу сделать уже на третьем курсе не теоретическую курсовую, а практическую!

Псевдомонада: Вот это да! Слушай, малышня не врет – он и правда монстр, только не опасный.

Псевдомонас: А почему Вы ее здесь ищете? У нас тут вольное поселение, а Вам надо в коллекцию чистых культур!

Миша: А потому, что она у меня потерялась. Я забыл ее вовремя пересеять, и она от меня ушла!

Псевдомонада: И правильно сделала! Он, видите ли, забыл пересеять!

Миша: Честное слово, я больше не буду!

Псевдомонас: (Псевдомонаде) Ну, что? Поможем нерадивому?

Псевдомонада: (Псевдомонасу) Ладно! Тем более, неизвестно, уговорит он ее или нет!

Псевдомонас: Так! Все что мы можем – это проводить Вас к ее даче. Она здесь иногда отдыхает.

Псевдомонада: Но предупреждаем – она бактерия известная и характер у нее не С12Н22О11

Миша: Спасибо огромное!

Псевдомонас: Ну, что,бактерята, покажем монстру, где живет Эшерихия Николаевна?

Псевдик: Ну ладно, пошли! А все-таки жалко, что ты не страшный!


(все переходят к другому краю сцены)


Псевдомонас: Тук-тук!

Эшерихия: (из-за сцены) Кто там?

Псевдомонас: Псевдомонады. К вам тут по поводу трансформации пришли.

Эшерихия: (из-за сцены) Я отдыхаю.

Псевдомонада: Ну, ладно. Мы тогда сами тут разберемся….


Эшерихия: Сами? (выходит на сцену) Да что вы знаете о трансформации? Я, Escherichia Coli BL21-CodonPlus (DE3)! В моем геноме содержатся амплифицированные копии генов тРНК, редко встречающихся у прокариот! Я могу синтезировать любой белок эукариот и у меня нет протеаз, расщепляющих эти рекомбинантные белки! Я лизогенна по λ(DE3)! А вы, жалкие псевдомонады, ещё смеете говорить о трансформации? Да что вы можете себе позволить? В лучшем случае парочку прокариотических генов, да и то, один из которых устойчивость к антибиотикам? Я была сконструирована в далекой Японии! За меня отдавали большие деньги!

Эшерихия: (поет)

Кто от гена до кодона

Штамма выгодней любого

Трансформация вряд ли пройдет без меня,

И всегда доволен и студент простой,

И профессор любой!

Каждый раз белок de novo

Синтезировать готова

И в большой дружный ряд вектора все стоят.

И уж всё готово, лишь меня все ждут.

Леди, как вас зовут?

Coli! Escherichia.


Вы само совершенство,

Вы само совершенство!

Что скрывать! Лизогенность

Выше всяких по

хвал!

Ах, какое блаженство,

Ах, какое блаженство

Знать, что я совершенство,

Знать, что я идеал!

Coli! Escherichia. Coli!


Нет в геноме протеазы,

И теперь никак ни разу

Не заглушит она производство белка.

И получен будет интерферон любой:

Бычий или свиной.

Что-то может стать банальным

И совсем не актуальным,

Буду здесь я всегда – не страшны мне года.

И пусть лишь решатся променять меня –

Не прощу никогда!

Coli! Escherichia. Coli!

Вы само совершенство,

Вы само совершенство!

Что скрывать! Лизогенность

Выше всяких похвал!

Ах, какое блаженство,

Ах, какое блаженство

Знать, что я совершенство,

Знать, что я идеал!

Coli! Escherichia. Coli!

Эшерихия: Ох, притомилась я что-то… Пойду вздремну

Псевдомонас: (Мише) Ваш выход, маэстро! Мы все сделали, что могли!

Псевдик: (Мише) Давай, монстр! Мы за тебя болеем

Миша: Эшерихия…

Псевдомонада: (подсказывает Мише) Николаевна

Миша: Эшерихия Николаевна! Вы меня не знаете…

Эшерихия: И знать не хочу!

Псевдомонас: (подсказывает Мише) но я о Вас столько слышал…

Миша: … но я о Вас столько слышал! И на одном спецкурсе, и на другом, и на третьем…

Эшерихия: На спецкурсе? Псевдомонады, откуда он? Кого вы привели?

Псевдомонас: Ну, как вам сказать, Эшерихия Николаевна…

Мона: Это монстр! Но Вы его не бойтесь – он тихий!

Эшерихия: МОНСТР? Минский областной научно-сельскохозяйствено-тракторный… Не припоминаю даже… Столько приглашений!

Миша: Ну, почему тракторный? Это в Академии наук теперь все вместе, а у нас в БГУ…

Эшерихия: БГУ?А-а-а, вспомнила! Мне там как-то фотосессию попытались устроить на химфаке, но мне их электронный микроскоп не понравился

Миша: Я, вообще-то, с биофака, ну, знаете, там… Орды… Наполеона Орды, чуть под мост проехать…

Эшерихия: Орды? Да, помню! Там орды студентов и это какой-то кошмар! Пересевать забывают, методику трансформации не выдерживают, а одна вообще мне претензии предъявила, почему я так медленно расту! Говорит, у меня два дня до защиты осталось, а она расти не хочет! Посмотрела бы я на нее на минимальной среде без источника углерода и энергии! Я теперь туда не жгутиком!

Миша: Эшерихия Николаевна, как же так, я же без Вас…

Эшерихия: И не просите! Вон, на псевдомонадах работайте! А еще лучше на беспородных эшерихиях! Навыделяйте из кишечника и трансформируйте сколько хотите


(появляется Бабушка)


Бабушка: Миша! Почему ты опять отключил телефон? Ты же знаешь, что я волнуюсь!

Миша: Бабушка?! Как ты сюда попала? Это же чашка Петри!

Бабушка: А что тебя удивляет? Почему-то, когда я тебя в Воложине из болота вытащила, ты не удивлялся! И почему ты опять без шапки? Хочешь получить тепловой удар?

Миша: Бабушка! Ну мне же не три года!

Бабушка: Слава Богу, что не три, а уже два! Ну, почти, два. Вот сессию сдадим, и ровненько два останется! (замечает окружающих) Ой, здравствуйте! Миша, представил бы меня, что ли? Ладно, я сама! Анна Николаевна, очень приятно! (пожимает руку Псевдомонасу)


Псевдомонас: Очень приятно, Псевдомонас

Бабушка: О, я столько о Вас от Миши слышала! Вы правда можете есть асфальт и пить сырую нефть? Я Вами восхищаюсь! А Вы, наверное, Эшерихия коли? Я Вас сразу узнала! Давно хотела познакомиться лично с основательницей молекулярной биологии! Анна Николаевна! Очень приятно! Ну, как Вам мой Миша? Правда, хороший мальчик?

Эшерихия: Я бы сказала…

Бабушка: Так Вы и скажите! Если хороший – скажите всем, если Вам что не нравится – тоже скажите, но сначала мне! А я его быстро хорошим сделаю! Просто он такой загруженный! Ребенку даже поесть времени нет, ну что это за перерывы? Только первое съесть и успевает, а как же второе, а компот?

Миша: Бабушка, это никому не интересно!

Бабушка: Миша, порепетируй пока доклад по экономической теории – у меня там по плану «автомат» должен быть, и посмотри реферат по физкультуре, а то мне перед Инессой Ивановной стыдно будет! Так вот, Эшерихия Николаевна…

Эшерихия: Знаете, я, честно говоря, хотела бы отдохнуть!

Бабушка: Я тоже! И не говорите! А Вы где отдыхаете? Средиземноморье или Прибалтика? Тут у меня проблем нет – соседка по лестничной клетке работает в приличном турагенстве, а ей собаку выгуливаю!

Эшерихия: Да причем тут Прибалтика!

Бабушка: Да, причем тут Прибалтика! Что это я! С Вашей известностью и бессрочной визой Вам это… Бессрочная виза - это хорошо, это удобно, сегодня здесь, завтра там! А Вы, кстати, когда у нас, на биофаке, будете?

Эшерихия: Да не буду я там! Устала я от этих студентов!

Бабушка: А я как устала! Сижу, Мишу жду, чтобы покормить, а они по второму этажу, там, где балкон, шастают и шастают. И автомат этот – бжик – бац- хлоп!

Эшерихия: У меня уже цитоплазма закипает! Что бжик – бац – хлоп?

Бабушка: Автомат! Знаете такой? Денежку сунул – тыц-тыц-тыц и тебе бутылка выпадает! Но доставать трудно! Низко и рука застревает.

Эшерихия: Знаете, я, пожалуй, пойду!

Бабушка: На биофак? Правильно! Там сейчас хорошо! Все на молекулярные методы переходят, праймеры, Пи-Си-Ар… Правда смешное название? Я когда Матильду, собаку свою, вывожу, всегда вспоминаю! Я ей Пи-си…, а она мне – АР!

Эшерихия: О-о-о!Слышал бы это Кэри Мюллис!

Бабушка: Не проблема! Вы мне только телефончик дайте, я ему позвоню и все расскажу.

Эшерихия: Он же в Америке, в штате Калифорния и по-русски не понимает!

Бабушка: Это ничего! Я вот когда, Елене Николаевне в деканат звоню, она тоже сначала говорит: «Анна Николаевна, я не понимаю, ну, почему я должна знать, дошел ли Миша до 316-ой аудитории в старом корпусе?». Но мы же с ней дружим!

Эшерихия: Я больше не могу!Псевдомонады, что делать?!

Псевдомонас: По-моему, пора сдаваться!

Псевдомонада: И побыстрее! Это страшнее бактериофагов! Это – стихийное бедствие!

Псевдик: Ну, монстр! Я тебе завидую! Бабуля у тебя – ураган!

Бабушка: Миша, а ты что молчишь? Пообещай Эшерихии Николаевне, что будешь ее слушаться! Ой, да я сама приду, проверю, как он Вас пересеет! Не волнуйтесь!

Эшерихия: Только не это! Пусть уж он сам! Завтра в 9 в лаборатории! До свидания!

Бабушка: Конечно же сам! Он у меня всё сам! Он такой смышленый! Спасибо большое, Эшерихия Николаевна! Миша, пошли, не будем мешать! Эшерихии Николаевне до завтрашней трансформации отдохнуть надо!

Миша: Дорогие псевдомонады! И вам большое спасибо, чтобы я без вас делал!

Мона: Монстр, а ты еще придешь?

Миша: Я не знаю!

Мона: А дай я тебе что-то на ушко скажу! Приходи, только без бабушки, а то папа с мамой ее бояться.

Миша: Хорошо! Я постараюсь!

Бабушка: Миша, пошли, 30 секунд до будильника осталось.

Миша: Иду, бабушка, иду!


(занавес опускается)


Голос из-за сцены: Сон второй «Почему не наливают?»


(на сцене обстановка салуна в маленьком городке на Диком Западе. Входит Азотобактер, направляется к стойке)

Азотобактер: Эй! Есть здесь кто?


(появляется Клебсиелла)


Клебсиелла: Чего разорался? Здесь я, здесь! А ты, вот, чего в такую рань приперся? Все нормальные азотфиксирующие пашут, а не по салунам шатаются.

Азотобактер: Кто бы говорил! Сама-то, что ж, не азотфиксируешь? Оперон-то у тебя сохранился, я знаю.

Клебсиелла: Ишь, чего захотел! Я свое отпахала, у меня теперь хозяйство!

Азотобактер: И что, не тянет на волю? А то, тряхнула бы стариной…

Клебсиелла: Но-но! Это кто здесь на возраст намекает?

Азотобактер: Да я ж не в этом смысле, я ж говорю, тряхнула бы нитрогеназой…

Клебсиелла: Надо будет – тряхнем, не волнуйся! Ладно, хотел чего или так жгутиками болтаешь? Я смотрю, у тебя их как-то поменьше стало…

Азотобактер: Это кто ещё здесь на возраст намекает! Но, в целом да, стареем… А что нам еще в этой забытой Богом чашке Петри остается?

Клебсиелла: Ну, во-первых, не Богом, а студентом…

Азотобактер: А по-твоему это лучше?

Клебсиелла: Азик! Не кощунствуй! Сидел бы ты здесь, если бы этот студент после туалета руки мыл?

Азотобактер: А вот этого не надо! Мы, азотобактеры, свободноживущие азотфиксаторы, и уж если где еще обитаем, так это в рубце! Рубец – это курорт! Помню, забурились мы туда как-то с Аэромоносом…

Клебсиелла: Да чего там хорошего? Это же как Турция летом для россиян – все друг на друге и круглосуточно не просыхают!

Азотобактер: О, правильно! Налей чего-нибудь, а то в периплазме пересохло!

Клебсиелла: До двенадцати только «Четыре икс»! Будешь?

Азотобактер: А чего так? Не уж-то и в правду сухой закон вводят? Мне Клавибактер

говорил, так я не поверил


(входят Коринебактериум и Бревибактериум)


Коринебактериум: Клебсиелла, радость моя! Четыре по пятьдесят мне, и одну маленькую для Брева!

Клебсиелла: Ага, разогналась!

Коринебактериум: Брев, ты слышал? По-моему, нас здесь не уважают или мне кажется?

Бревибактериум: Кажется. Нас нельзя не уважать – мы грамположительные.

Коринебактериум: Тогда почему нам не наливают?

Бревибактериум: Потому что Клебсиелла умеет читать.

Коринебактериум: Ха! Не вижу логики! Я, вот, в карты умею играть, но я же тебе наливаю!

Бревибактериум: Ты не умеешь играть в карты. Если бы умел, я бы наливал тебе, а не ты мне.

Коринебактериум: И почему ты такой занудный?

Бревибактериум: Я не занудный. У меня в этих условиях замедлен метаболизм.

Клебсиелла: А чем это тебе условия не нравятся?

Бревибактериум: Вам, грамотрицательным, не понять.

Клебсиелла: Конечно!Куда уж нам!

Коринебактериум: Так я, все-таки, не понимаю, почему не наливают? Азик, ты в курсе?

Азотобактер: Говорят, сухой закон

Бревибактериум: И даже пишут. Читайте «Микробиан ньюс».


(появляется Целлюломонас)


Целлюломонас: …главную и единственную газету Агартауна! Браво, Бревибактериум, браво! Я в тебе никогда не сомневался! Вот истинный патриот и сторонник прогресса! Кто прочтет мою газету – прогресса примет эстафету! А где Сахаромицес?

Клебсиелла: Я бы тоже хотела это знать! Говорил, к 10 придет и всё объяснит…

Коринебактериум: Что всё? Кто-нибудь может объяснить, что тут сегодня происходит? Почему не наливают?


(появляются Серрация и Сарцина)


Сарцина: Ну, вот! А ты боялась, что опоздаем! Нет еще никого

Серрация: Что значит никого? Чем тебе не нравятся эти славные представители почвенных микробоценозов ?

Сарцина: Что ты, что ты! Как ты могла такое подумать! Мне все-все нравятся! Я ведь такая грамположительная! А еще – красивая! Ведь, правда же, мне этот желтый пигмент очень идет? Я его сегодня все утро синтезировала!

Серрация: Идет, идет! А мне и с моим красным неплохо! Видишь, как они все так и застыли? Потому что меня увидели!

Сарцина: А может у них просто столбняк?

Серрация: Сарцина, ну что ты такое говоришь? Столбнячный токсин на бактерии не действует! На них действует моя красота!

Сарцина: А может, все-таки, моя? Желтый, он как-то добрее, мягче…

Серрация: А красный - ярче и напористей! Поэтому нечего тянуть вируса за хвостовой отросток! (к стоящим у стойки бара) Эй, вы там? Чего застыли?

Азотобактер: Нет, ну это просто явление туберкулезной палочки Роберту Коху! В такое время, такие красавицы – и в салуне? Да, теперь и я вижу, что в Агартауне явно что-то случилось! (подходит к дамам) Позвольте представиться: Азотобактер хроококкум, свободноживущий азотфиксатор


(Коринебактериум, Бревибактериум, Целлюломонас садятся за столик)


Серрация: Серрация марцесценс, э-э-э… я думаю, этого достаточно.

Сарцина: Сарцина лютеа. Ой, Вы не пугайтесь, что у меня такой видовой эпитет! Это от слова «желтая», а не от того, про которое некоторые думают. Потому что я совсем не злая, я добрая! Я среди грамположительных самая положительная!

Азотобактер: Присаживайтесь! (галантно усаживает дам) Чем могу вас угостить? Дрожжевой экстракт 5%-ый? Глюкоза 20 миллимолей?

Серрация: А глюкозу, небось, третьекурсники делали? Тогда не надо, у них с молями такая проблема! Только сегодня слышала, как они всей группой считали. Уму непостижимо – пройти все химии и прийти к уровню 7-го класса! Поэтому…А что-нибудь не калорийное сегодня есть? Не хочется, как-то, становится коккобациллой!

Сарцина: Тогда и мне без калорий! Можно даже и без солей! Ну, почти без солей. Например, дистиллят из второго дистиллятора кафедры микробиологии. Он такой кисленький, рН 5,5!

Азотобактер: Понимаю, «Проктер анд Гэмбл»! После их рекламы всем хочется рН, как на коже у младенца! Я мигом! (уходит к стойке, берет напитки, возвращается к дамам)


Сарцина: Серрация, а свободноживущий – это в каком смысле?

Серрация: Уж, не настраиваетесь ли Вы на мутуализм, дорогуша? По-моему, это не тот случай – с таким только комменсализм и еще неизвестно, в чью пользу.


(появляется Сахаромицес, подходит к стойке)


Клебсиелла: О, явился – не запылился!

Сахаромицес: Как раз очень дажеи запылился! Я же только сейчас из-за каньона имени шпателя Дригальского, а там недалеко щель между крышкой и донышком знаешь, какая?

Клебсиелла: Где ты свой товар контрабандный получаешь, не знаю и знать не хочу! Мне важно, чтобы товар был.

Сахаромицес: Клебси, ты же меня знаешь! Если Сахаромицес здесь, значит, и брожение будет.

Клебсиелла: Мне не надо брожения, мне надо его продукт. Когда подвезешь?

Сахаромицес: Вот с шерифом разберемся, тогда и подвезу.

Клебсиелла: Так у нас же нет шерифа?

Сахаромицес: А теперь будет! Кстати, Целлюломонас не приходил?

Клебсиелла: Да вон же он! Тебя спрашивал

Сахаромицес: (направляясь к столику) О, привет медийному магнату и его свободным читателям! Какие новости принес студенческий телеграф?

Целлюломонас: Привет монополистам алкогольного бизнеса! Погоди, я вот только с корреспондентами закончу! (Коринебактериуму) Так, что, говоришь, там слышно было?

Коринебактериум: Ну, лежим мы с Бревом возле Второго Отпечатка Михайлова Пальца, отдыхаем, а тут голос с неба, из-под самой крышки: «Девочки, он скоро возвращается»

Целлюломонас: А не брешешь? Наша газета печатает только проверенную информацию

Коринебактериум: Да ты что! Фимбрию даю – так и было! Я ж тебе не гафния какая-нибудь, чтобы гавкать! Брев, подтверди!

Бревибактериум: Подтверждаю

Целлюломонас: Что?

Бревибактериум: Коринебактериум - не гафния, смотри Определитель Берги, 9-ое издание, исправленное и дополненное.

Целлюломонас: Да это я и сам знаю! Голос с неба был?

Бревибактериум: Был.

Целлюломонас: Ну, и…

Бревибактериум: Нуи – атолл в Тихом океане, один из девяти автономных округов государства Тувалу, население 548 человек, разговаривает на языке кирибати

Целлюломонас: Так, кто из вас знает кирибати?

Коринебактериум: Да причем здесь кирибати?

Целлюломонас: Как причем? Тувалу – это же не далеко от Антарктиды, там может быть самая свежая информация

Коринебактериум: Да какая, нафиг, Тувалу?! Самая свежая информация – это сарафанное радио! Студентки на пару в 303-ю пришли и, пока Елены Игоревны нет, обсуждают, когда он вернется …

Целлюломонас: На кирибати?

Коринебактериум: Не, ну я понимаю, Брев тормозит – у него метаболизм сегодня замедленный, а ты то чего? На студенческом, на студенческом! Я же его теперь, как родной, знаю: «Препод» - преподаватель мужского рода, «она» - преподаватель женского рода, «научник» - научный руководитель, «задолбал уже» - требовательный научный руководитель, «курсач» - то, что требует «задолбал уже», «общага» - большая чашка Петри, «блок» - планшет с двумя ячейками, по 4 особи в каждой …

Сахаромицес: Что-то я ничего не понимаю! В чем проблема?

Коринебактериум: Проблема в том, что не наливают! Кстати, Клебси говорила, что ты знаешь, откуда у нас здесь сухой закон. А-а-а, понимаю, цены хотите взвинтить, да? Целлюломонас, записывай: «Алчные пекарские дрожжи готовят заговор. Как стало известно из достоверных источников…»

Сахаромицес: Да не болтай ты абы что! Надо просто до 12 подождать

Бревибактериум: Что-то это мне напоминает…А-а-а, «Полдень. Джентльмены пьют и закусывают». Как я понимаю, это связано с предстоящими выборами шерифа? Как пишет «Микробиан ньюс» «…общественность должна трезвыми глазами посмотреть на того, кто будет блюсти демократию и правопорядок». Я правильно цитирую, Целлюломонас?

Целлюломонас: Браво, Брев! Но до 11-ти еще есть время, так что давайте продолжим о голосе с небес. Итак, «Девочки, он возвращается…» Когда?

Коринебактериум: Размечтался! Придумали тут какой-то утренник трезвости, а ты им еще что-то и рассказывай!

Целлюломонас: (Сахаромицесу) Можно тебя на минуточку? (отходят в сторону) Сахаромицес, мне позарез нужна информация!

Сахаромицес: Ну, и…

Целлюломонас: Нуи – атолл в Тихом океане, один из девяти автономных округов… Тьфу! Извини, это профессиональное – информация западает мгновенно и выскакивает блоками. У тебя же продукт брожения есть? Надо налить Корику пару капель, иначе не разговорится.

Сахаромицес: А рекламу за полцены напечатаешь?

Целлюломонас: Вот всегда я вам, дрожжам, удивляюсь – шагу без выгоды не сделаете!

Сахаромицес: Извини, это профессиональное! У каждого свой не только метаболизм, но в наше время еще и бизнес. Когда метаболическая выгода от брожения всего лишь полторы АТФ на молекулу глюкозы - сам понимаешь.

Целлюломонас: Ладно, договорились ( в сторону стойки) Клебси, дорогая, сделай нам по одной «4х» на четверых!

Клебсиелла: «4х» кончается, есть только М9. Делать?

Сахаромицес: Давай, толькоMgSO4 не добавляй, у меня от него в хитиновом слое чешется.


(идут к стойке, берут поднос, возвращаются к столику)


(входят Артробактер и Дикея, проходят к стойке, молча смотрят на неё)


Сарцина: (Азотобактеру) Ой, ну что Вы такое говорите! Я уже скоро красная, как Серрация, от смущения буду! Лучше скажите, кто это там, у стойки?

Азотобактер: А-а, это «Дети Агар-агара»! Они недавно осознанно ушли от благ цивилизации

Серрация: А сейчас что? Решили вернуться?

Азотобактер: Нет, они раз в неделю приходят посмотреть, от чего отказались, чтобы еще раз убедиться в правильности выбора


(Артробактер и Дикея смотрят друг на друга, говорят вместе: «Ху!», отходят от стойки и садятся в позе индейцев)


Целлюломонас: Предлагаю освежиться! Немного минералов, я думаю, нам не помешает.

Коринебактериум: Но и не поможет!

Бревибактериум: Ну, почему, хоть осмотическое давление поднимем… (отпивает из стакана) Н-н-да… Чего-то здесь явно не хватает

Сахаромицес: А-а-а! Я же просил магний не добавлять! Сейчас исправим (достает флакон, доливает немного в стаканы)


Бревибактериум: Что-то это мне напоминает… А-а-а, «Приносить и распивать строго запрещается». Ностальгический какой-то утренник сегодня. Так и хочется продолжить: «Ну, вздрогнули!»

Целлюломонас: А что, хороший тост! (поднимает стакан, чтобы чокнуться)


Коринебактериум: Он еще и издевается! Минералкой, знаешь, кто чокаются? Я же тебе не хемолитотроф какой-нибудь!

Сахаромицес: А ты хеморецепторы-то напряги…

Коринебактериум: (нюхает стакан) Ух, ты! Спасибо великому Граму, он опять сотворил чудо! Не зря его некоторые студенты в курсовых с двумя «М» пишут! (выпивает залпом)


Целлюломонас: Ну, как? Полегчало?

Бревибактериум: Что-то это мне напоминает… А-а-а, «И снизошла на него благодать…»

Сахаромицес: …Грамова и апостолов его Циля и Нильсена. Аминь!

Коринебактериум: О, правильно! Амин! Где Нитрозомонас, которому я обещал показать море аммиака? Я сегодня добрый, я все ему расскажу

Целлюломонас: Нитрозомонас еще не пришел, а я уже здесь! Ты же мне тоже рассказать хотел, про голос с неба, про то, что девочки говорили… Хотел?

Коринебактериум: Хотел? Рассказать? А теперь не хочу! Теперь я про это петь хочу!

Сахаромицес: А может не надо?

Коринебактериум: Надо, Сахаромицес, надо!

Бревибактериум: Что-то это мне напоминает…

Коринебактериум: Это я тебе напоминаю: бери инструмент, Брев! (объявляет) Народныя страдания «Доцент уехал в Антарктиду»! (Бревибактериуму) С цифры «три», маэстро!

Коринебактериум: (поет) А я Мямина узнаю а по походке…

Он джинсы, джинсы носит вместо брюк!

Глядишь, на груди скрестил он руки,

Закатаны халата рукава!

А я Мямина узнаю да на работке…

Расскажет он всё да толково разъяснит!

Для кафедры он преподаватель,

Для девочек завидный холостяк!

Зачем я Вас, мой родненький, узнала!

Зачем на семинар ходила я у Вас!

Когда агар по чашкам разливала,

Нарушили Вы мой гомеостаз!

А я Мямина узнаю да по походке…

Пройдёт он по второму этажу да в деканат!

Уехал он выбритым к пингвинам,

Уехал, да вернулся бородат!



(по мере исполнения песни собираются остальные жители Агартауна. После исполнения звучат аплодисменты пришедших и одобрительный свист)



Псевдомонада: Дети, дети! Не затеряйтесь в толпе! У вас еще слабые хеморецепторы!

Псевдик: Не волнуйся, мама! У тебя же они нормальные! Если что, ты ведь нас найдешь!

Пантея: Какой умный бактерёнок! Мы в их возрасте такими не были!

Псевдомонада: Так мы же где росли – в почве возле пруда, там, если что и услышишь, так как рыболовы отсутствие клева ругают. А здесь тебе в 303-ей и семинары по истории, и английский, и немецкий…

Пантея: И не говорите! Поэтому населения в нашем Агартауне все прибавляется! Мне говорили, в городе уже есть и китайские бактерии, и туркменские, и даже африканские!

Псевдомонада: Ой, правда Ваша! Я теперь тут и половины присутствующих не знаю!


(появляется Псевдомонас-папа)


Псевдомонас: А, вот вы где! Еле вас нашел! Ну, что тут? Я не опоздал?

Пантея: Ничего существенного не было. Пока, по-моему, концерт.


(подходит Эрвиния)


Эрвиния: Понтея, здравствуй! Хорошо, хоть тебя нашла!

Пантея: Познакомьтесь, моя кузина Эрвиния амиловора! Нас раньше к одному роду относили.

Псевдомонада: Очень приятно! Псевдомонада. Вы там псевдомончиков маленьких не видели? Куда они опять удифундировали? Псевдик, ты их видишь?

Псевдомонас: Не волнуйся, они здесь, в салуне!

Эрвиния: Я их тоже вижу. Они вон там, возле того, высокого и большого, с хвостом! Почему я его не знаю?

Пантея: Так это же Артробактер, он не из местных. Рассказывали, он живет за Первым Отпечатком Михайлова пальца, возле самого гранд-каньона!

Псевдомонада: Так там же поселились Аспергиллусы и нормальные бактерии туда не ходят!

Пантея: А кто Вам сказал, что он нормальный? Был бы нормальный, не называл бы себя Ленмедтех Большой Дозатор!

Эрвиния: И откуда ты все знаешь?

Пантея: Как откуда? Кузину нашу, Эрвинию хризантеми, помнишь? Она, как с ним познакомилась, тоже от имени своего отказалась и ушла жить в дикие места! Поэтому она теперь Дикея дадантии.

Эрвиния: Да ты что?! (начинают без слов обсуждать парочку)



(у края сцены появляются вирусы)


Инфлюэнца: Гера, таки долго мы будем шариться по этим просторам. Я уже всю оболочку стер.

Герпесвирус: Послушайте, Фима. Если я вирус простого герпеса, это не значит, шо вы можете тошнить мне на капсид. Самому надоело вне живого организма.

Инфлюэнца: Ну, так и пойдемте, наконец, найдем то место, где снова появится шо-нибудь эукариотическое. А то эти микробы меня самого никак не умиляют. Вот, кстати, шикарное место (показывает на салун)


Герпесвирус: И шо нас постоянно приносит в какие-то злачные места? И вообще, за шо вы решили, шо мы там шо-та словим?

Инфлюэнца: Ну во первых там мы еще не бывали.

Герпесвирус: А шо во-вторых?

Инфлюэнца:Та без вас знаю шо во-вторых! А во-вторых там много народа. А я вам как вирус гриппа скажу: где много народа – обязательно шо-та словишь.

Герпесвирус: Я вам вот за шо скажу, Фима: хоть вы мне уже надоели, но идея так ... ничего. Не шикарная, конечно, но ничего.

Инфлюэнца: Слушайте ушами моих слов, Гера: щас мы туда заходим, красиво сидим и ждем манну небесную.

Герпесвирус: Это Вы за палец так говорите, шо нас сюда принес… ну да.. Только….

Инфлюэнца: Да шо Вы боитесь, Гера! Они ж все прокариоты!

Герпесвирус:Во-первых – я не боюсь, а опасаюсь.

Инфлюэнца: А шо во-вторых?

Герпесвирус: А во-вторых, они тут в основном дикие. Большинство из них, если и были в человеке, то только сзади и снизу. Вы понимаете, Фима, за што я говорю?

Инфлюэнца: Сзади и снизу? Понимаю! За прямую кишку! И почему Вы мне за это говорите?

Герпесвирус: Они ж ни одного человеческого вируса не видели! Примут нас за бактериофагов и начнут немного стрелять.

Инфлюэнца:Ну, тогда идите первым!

Герпесвирус: Шо та я не понимаю, а когда я не понимаю – я начинаю нервничать. Шо эта я первый?

Инфлюэнца:Ну, вы толще, больше и тегумент у вас белковый. Если начнут немного стрелять, то, может, вы еще и выживете.

Герпесвирус:Да шо б вам всю жизнь на свиньях паразитировать, шо Вы такой добрый!

Инфлюэнца: Да заходите уже


(подталкивает Геру и входит за ним)



(Артробактер и Дикея вскакивают на ноги, пригибаются и начинают обходить вирусов с флангов, к ним пристраиваются Мона и Псевдик)


Герпесвирус: Фима, как Вам кажется – это они танцуют или шота еще?

Инфлюэнца: Шоб я так жил, если это балет!

Герпесвирус: Таки хто был правый, Фима, когда говорил?

Инфлюэнца: Да ладно, Гера, я ж уже молчу за приоритет! Вы лучше делайте что-нибудь

Герпесвирус: Если шо и делать, так это делать ноги


(поворачиваются, чтобы уйти, но Мона и Псевдик забегают вперед и становятся перед ними)


Псевдик: Стоять!

Мона: Не с места!


(Вирусы поворачиваются кругом, а перед ними стоят Артробактер и Дикея)


Инфлюэнца: И здравствуйте!

Герпесвирус: И чьи это такие хорошие детки? Ваши?


(подбегает Псевдомонас)


Псевдомонас: Это дети Агар-Агара! Свободные охотники аспергилловых лесов!

Инфлюэнца: Да не, мы не про этих

Герпесвирус: Мы про тех, шо сзади!


(подбегает Псевдомонада)


Псевдомонада: Псевдик, Мона! Что это такое? Как вы себя ведете?

Псевдик: Как настоящие охотники! Мы вирусов поймали!

Мона: И сразу двух разных: вот этот нитевидный, а вот этот гекра… грекса… гексаэдрический, вот!

Псевдомонас: Молодцы, бактерята, что запомнили! Но это вирусы эукариот, на них не надо охотиться!

Артробактер: Это что, у них на капсиде написано?

Псевдомонас: Не хочу вас разочаровывать, дети, и дети Агар-агара в том числе, но считайте, что написано. Вот у вируса гриппа гемагглютинин, ни у одного бактериофага такого нет. А у вируса простого герпеса – антиген, специфичный к рецепторам нервных клеток.

Псевдик: А про это в песне ничего не было!

Мона: Да, мы не виноваты! Если бы в песне было, мы бы запомнили!

Инфлюэнца: Шота вы, мадам, в крайней степени странно воспитываете детей?

Псевдомонада: А мы им, пока они маленькие, все в песенках рассказываем, так лучше запоминается! Только песенку про вирусов эукариот мы пока не придумали.

Герпесвирус: (между собой)Фима, сейчас мы будем петь!

Инфлюэнца: (между собой)Што так, Гера? Мы ж тут по другим делам!

Герпесвирус: (между собой)Ты посмотри на них! Они ж скоро вырастут, и тогда у них уже будут не детские игрушки. Так пусть они нас лучше знают, чем не знают! (Пседомонадам) Ну что, дети, в том числе и Агар-агара? Вам хочется песен – их есть у меня! А музыка туточки имеется?

Псевдомонас: А как же! Вон там!


(подходят к таперу, договариваются)


Герпесвирус: Фима, договоритесь с маэстро.

Артробактер: Не нравятся они мне!

Дикея: И мне тоже!


(говорят вместе «Ху!», ударяя ладонь в ладонь, и отходят к своим стульям)



Герпесвирус: (объявляет) Лекция о вирусах человека в оригинальном исполнении

 

Инфлюэнца: Шо скажу мы крайне разные

Герпесвирус: Мы-таки совсем заразные

Инфлюэнца и Герпесвирус: (вместе) Но людьми навеки связаны

Мы с тобою

Инфлюэнца: Скажите мне, Гера, куда вы

Суете свою ДНК

Герпесвирус: Таки есть я в любом человеке

Но патогенен увы не всегда

Инфлюэнца: Ты и я одна компания

Герпесвирус: Я и ты одна компания

Инфлюэнца и Герпесвирус: (вместе) Хоть кислоты различаются

У нас с тобой

Герпесвирус:Таки честно признайтесь мне, Фима

Какой же у вас серотип

Инфлюэнца: За шо могу точно ответить

Сегодня свинячий я грипп

Герпесвирус: Грипп я совсем уважаю

Инфлюэнца: Я Герпес конечно люблю

Герпесвирус: Грипп я совсем уважаю

Инфлюэнца: Я Герпес конечно люблю


(присутствующие аплодируют. Вирусы уходят за столик)


Бревибактериум: (встает, смотрит на часы)Полдень! (садится)


Коринебактериум: Брев, в чем дело?А где вторая половина?«Джентльмены пьют и закусывают!»? Забыл?

Бревибактериум: Нет, я вижу уважаемого мэра славного Агартауна!


(на середину салуна выходит Стафилококкус)


Стафилококкус: Уважаемые микроорганизмы! Прокариоты и эукариоты! Кажется совсем недавно вы избрали меня, Стафилококкуса эпидермидиса, мэром Агартауна. При тогдашней плотности микробоценоза меня и моих бактериоцинов хватало, чтобы поддерживать в городе и окрестностях относительный порядок. Но сейчас настало время подумать, на кого мы возложим почетную миссию контроля за правопорядком и демократией. Говоря другими словами, городу нужен шериф. От лица мэрии я призываю вас выдвигать кандидатуры прямо сейчас. Кто хочет высказаться?

Протеус: Я - микроорганизм простой. Кто не знает, я - Протеус вульгарис. И это говорит само за себя. Вот нам здесь говорят, Агартауну нужен шериф. Поэтому у меня есть вопрос. И это вопрос ко всем. Не поставить этот вопрос, значит оставить его висеть над нами, как нестерильную бактериальную петлю в дрожащих руках студента. Я думаю над этим вопросом уже не первый день, и не второй, и прихожу к выводу, что этот вопрос звучит так:

Коринебактериум: Почему не наливают?

Протеус: Спасибо, конечно, но этот вопрос, которые некоторые считают вопросом вопросов, таковым не является. Вопрос в том, что основной вопрос…

Стафилококкус: …А нельзяли ближе к теме?

Протеус: Можно!Если остановиться на поставленной теме, то, понимая преимущество этой темы перед всеми другими темами, нельзя не сказать, что эта тема, ни в коей мере не умаляя значимость других тем, все-таки остается насущной темой…

Артробактер: А можно я его застрелю?

Коринебактериум: Нельзя!

Артробактер: Почему?

Коринебактериум: Я тоже хочу!

Стафилококкус: Джентльмены, прошу соблюдать порядок! Ваша кандидатура, Протеус?

Протеус: Моя кандидатура - действительно самая лучшая! Причем, заметьте, Вы ее сами предложили.

Стафилококкус: Принято! Первая кандидатура на место шерифа - Протеус вульгарис. Кто еще?


(появляется студент Миша)


Миша: А можно мне?Я не помешаю?

Стафилококкус: А Вы, собственно, кто?

Миша: Я не совсем уверен, но мне хочется навести здесь порядок! Я чувствую себя в какой-то мере ответственным… И я уже теперь понимаю…

Коринебактериум: Зато мы не понимаем! Ты, вообще, кто такой?

Миша: Я весь практикум прошел, ни одного занятия не пропустил…

Артробактер: Микробы, его кто-нибудь знает? Может, я его застрелю?

Миша: Зато я вас теперь хорошо знаю! Я самому декану отвечал, и рейтинг у меня был хороший… Не самый высокий, но хороший…

Сахаромицес: Я, кажется, что-то начинаю понимать…

Миша: А я Вас знаю, Вы – Сахаромицес церевизи! Я про Вас столько бабушке рассказывал, а то она пекла пироги, пекла, а не знала, что Вы, на самом деле, гриб.

Коринебактериум: Брев, завязываем пить! Откуда это чудо с пятипалыми жгутиками? Он правда есть, или это мне кажется?

Бревибактериум: Что-то это мне напоминает… А-а-а, коллективный delirium tremens

Коринебактериум: Чего?

Миша: Delirium tremens – это белая горячка. Не волнуйтесь, у бактерий этого не бывает. Хоть Вы и поете, как Сукачев, это ни о чем не говорит. Я сам все время хочу так петь, но стесняюсь.

Сахаромицес: Так на сухую не споешь! Сейчас что-нибудь придумаем…

Артробактер: (перейдя поближе) А, может, я его просто…

Сахаромицес: Не торопись, Большой дозатор! (Мише) У вас какая любимая песня?

Миша: У меня - про бабушку. Я ее очень люблю

Сахаромицес: А что, бабушка курит трубку?

Миша: Нет, бабушка стучит мне в «Аську», но я все равно ее очень люблю

Сахаромицес: (наливает стакан, протягивает Мише) За бабушку! Только сразу!

Миша: Нет, я не пью

Сахаромицес: Я тоже! Но петь-то хочется?

Миша: Хочется!

Сахаромицес: Тогда назад пути нет!


(Миша выпивает стакан залпом)


Сахаромицес: Ну как?

Миша: Вот вы говорите, что пути назад нет. А я чувствую, что он есть! (покачивается)


Сахаромицес: А вот этого не надо! Погасили обратную перестальтику! Так, сколько пальцев видишь? (показывает два пальца)


Миша: Ни одного!

Сахаромицес: Что?!

Миша: У дрожжей нет пальцев! И жгутиков у них тоже нет!

Сахаромицес: Ну, значит, всё не так плохо.

Коринебактериум: Так, я вообще ничего не понимаю! Сахаромицес! Что это за глюк? Ты что, его знаешь?

Мона: Ой, смотрите! Мама, папа, смотрите! Монстр вернулся! Один! Без бабушки!

Стафилококкус: Что это за безобразие? Как представитель власти я требую объяснений! Псевдомонады! Вы что, в сговоре с контрабандистами? Решили захватить власть в городе?!

Псевдомонас: Ничего подобного! Мы просто…

Псевдик: Мы его нашли! Это мы его нашли! Там, где метеорит упал!

Стафилококкус: Метеорит?

Бревибактериум: Что-то мне это напоминает… А, «Ковбои против пришельцев!» Смотрите во всех кинотеатрах города Минска!

Артробактер: А может, я …

Стафилококкус: Никаких «может»! Беззакония в Агартауне я не допущу! Вначале надо разобраться! Псевдомонады, успокойте детей и расскажите, наконец, что происходит!

Пседвомонас: Никакой это не монстр, и не инопланетянин. Это студент, третьекурсник с биофака. Мы его к Эшерихии проводили, он с ней насчёт трансформации поговорить хотел.

Стафилококкус: (с интересом)Надо же! И что, уговорил?

Псевдомонада: Куда ему! Хорошо, что бабушка пришла на помощь.

Целлюломонос: В первый раз о таком слышу! Бабушка помогает студенту договориться о трансформации – с бактерией?

Сахаромицес: О, ты просто не знаешь Анну Николаевну Булат-Дунайскую. В семидесятые она в разведке трудилась… бухгалтером, так её даже генерал побаивался. И внучка своего она держит твёрдой рукой.

Целлюломонас: Ну и осведомлённость у тебя! Откуда ты только всё знаешь?

Сахаромицес: А ты про мой видовой эпитет вспомни! Пекарские дрожжи, пекарские!

Целлюломонас: Ну, и…

Сахаромицес: Что «ну, и»? Нуи – это атолл в Тихом океане, а вот третьекурсники, как обычно, ушами хлопают, когда им объясняют, что пирожки бабушкины с черникой за лабораторным столом нельзя трескать.

Миша: Я больше не буду!

Сахаромицес: Ладно, прощаю. По крайней мере, у меня теперь свой бизнес есть! И весьма прибыльный, кстати. Ты про бабушку петь будешь?

Миша: Попробую. (Пытается) Моя баблушка, нет, балабушка… Извините. Моя блаблушка стучит мне в аську…

Сахаромицес: Мда, перебор. В следующий раз нужно внимательнее подбирать дозу.

Миша (жалобно): Так что же мне теперь делать?

Сахаромицес: Ну ладно. В память о тех черничных пирожках, благодаря которым я стал преуспевающим бизнесменом… Смотри и учись, салага!

Сахаромицес: (поет на мелодию песни «Моя бабушка курит трубку»)

Моя бабушка стучит мне в аську,
Каждый день поутру.
Моя бабушка стучит мне в аську,
А у меня – агент мэйл ру.
Моя бабушка стучит мне в аську
И пишет: «Внучек, вставай!
Разогрей себе борщ, не забудь про котлеты
И на лекцию не опоздай!»

А мне снится креольское танго
И над джунглями в небе заря!
Но моя бабушка стучит мне в аську;
На занятия будит бабушка моя!

И вот я под прицелом вебкамер
Закрываю дверь за собой,
А потом поднимаюсь на крышу
И сквозь окно возвращаюсь домой.
Словно вор, я крадусь между камер,
Пробираюсь ползком в туалет,
Достаю из бачка айфон серии пятой
И логинюсь в сети интернет!

Меня ждёт там «Весёлая ферма»,
Сериала сюжетный подвох,
И креольское танго, и толстые книги.
Автор книжек – Леопольд Захер-Мазох!

Моя бабушка стучит мне в аську,
А после – звонит в деканат.
И тогда мне приходит месседж
От замдекана в контакт.
А я рад бы соврать, что на парах
В интернет с телефона залез..
Но у бабушки есть GPS-локатор,
Она видит меня в Гугл Мэпс!

У меня ничего не осталось,
Без свободы свет белый не мил.
Но моя бабушка – this is advanced user!
Ах, зачем я её научил!


(закончив песню Сахарамицес припадает на одно колено, все аплодируют.
Во время исполнения песни вирусы пытались добраться до Миши, но тут Целлюломонас хватает Мишу у них из-под носа и ведет к Сахаромицесу)



Целлюломонас: Фото для вечернего выпуска «Микробиан Ньюс»! (щелкает) Как вам подпись «Пришелец с небес и его музыкальное воплощение»? Еще один снимок! (переставляет Мишу и Сахаромицеса местами, отворачивается и в это время вирусы оказываются рядом с Мишей, оттеснив Сахаромицеса)


Сахаромицес: Позвольте, вы-то тут причем?

Герпесвирус: Ша! Шо Вы так орете? Мезосомы простудите!

Инфлюэнца: Всем оставаться на местах! Это инфицирование!

Артробактер: (встает)Не нравятся они мне!

Герпесвирус: Вы мене тоже не умиляете! И шо?


(Артробактер начинает наступать на вирусов)


Сахаромицес: А-а-а! (с криком несется на вирусов. Вирусы подхватывают Мишу под руки и отпрыгивают вместе с ним в сторону. Сахаромицес налетает на Артробактера. Тот пятиться и падает на Коринебактериума. Коринебактериум отвечает Артробактеру. Завязывается всеобщая потасовка. Тапер начинает играть и играет до конца потасовки. Миша мечется, спасаясь от вирусов и остальных дерущихся. Появляется бабушка Аня и спасает Мишу)


Миша: (оглядывая поверженных микроорганизмов) Бабушка, что ты наделала? Зачем ты помешала проявлению защитных свойств нормальной микрофлоры?

Бабушка: Миша! Ты что, не знаешь, что половина из них условно патогенны? И потом, я же их только слегка, серьезный дисбактериоз нам не нужен!

Коринебактериум: Ничего себе слегка… (показывает переломанную бабушкой доску)


Целлюломонас: Пару слов для «Микробиан ньюс»! У нас есть данные, что Вы служили в разведке? Да или нет?

Бабушка: Служила!

Целлюломонас: Где и когда? Или это военная тайна?

Бабушка: И не какая это не тайна! Белнефтегазразведка. Но теперь на пенсии. Вот только праздник профессиональный в первое воскресенье сентября всегда отмечаю! О, праздник! Миша, ты не забыл, что у тебя сегодня праздник?

Все микробы: А какой?

Бабушка: День Биолога!


(все поют «День Биолога – радостный день»)



Страница обновлена: 19.06.2013 22:09

Расписание 47 автобуса Расписание занятий Следуйте за белым кроликом...

 

Наверх Наверх Наверх 


На главную | © 2003-2019 Л. Валентович, П. Тумилович | Авторские права |