Сайт Биологического Факультета - версия для печати


СПЕКТАКЛИ БИОТЕАТРА: Нехорошая квартира или Что бывает, когда кто-то в общежитии не проживает


  Распечатать       
или вернуться       

 


СПЕКТАКЛИ БИОТЕАТРА: Нехорошая квартира или Что бывает, когда кто-то в общежитии не проживает

Прошел в ДКиСЖ 12 декабря 2014 года


Действующие лица и исполнители:


Зорькина – студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Светлана Левковец

Козодубова – студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Елена Демидович

Илья – аспирант кафедры генетики биологического факультета БГУ Илья Ильюшёнок

Наташа – студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Наташа Пономарева

Юля – студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Мария Ларченко

Студентка 1, Яна – студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Яна Минич

Студентка 2 – студентка 2-го курса биологического факультета БГУ Алена Федюкевич

Студентка 3 – студентка 2-го курса биологического факультета БГУ Анна Соколюк

Говорилина – студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Семашко

Алина Михайловна – студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Валентина Павлюченко

Максим – студент 2-го курса биологического факультета БГУ Максим Кучвальский

Валерия Михайловна – студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Валерия Черникович

Арнольд Бернардинович – выпускник биологического факультета БГУ 2005 года Александр Пожах

Казак 1 – студент 1-го курса биологического факультета БГУ Валерий Новик

Казак 2 – студент 5-го курса биологического факультета БГУ Михаил Снегур

Казак 3 – выпускник биологического факультета БГУ 2012 года Аркадий Никитенко

Загорульский – выпускник факультета радиофизики и электроники 2008 года Илья Жебрак

Элеонора – студентка 2-го курса биологического факультета БГУ Алина Кривая

Полина – студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Полина Эрдман

Артем – студент 3-го курса биологического факультета БГУ Артем Зенкевич

Леонид Николаевич – заведующий лабораторией «Центр аналитических и генно-инженерных исследований» института микробиологии НАН Беларуси Леонид Николаевич Валентович


- «» «» -

Финансовые вопросы, аренда зрительного зала – студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Валерия Черникович; учитель лицея БГУ Николай Валерьевич Иващенко

Спонсорская помощь – директор ООО «КАМПИЛАБ» Денис Леонидович Янович

Графический макет билетов – выпускник биологического факультета БГУ 2005 года Александр Пожах

Изготовление и распространение билетов – студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Валерия Черникович

Автор текста песни «Бромистый этидий» – аспирант кафедры генетики биологического факультета БГУ Илья Ильюшёнок

Авторы текста песни «Ягоды годжи» – студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Светлана Левковец, студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Елена Демидович, выпускник биологического факультета БГУ 2013 года Михаил Федорчук

Авторы текста песни «Виагра ЦНС» – студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Семашко, аспирант кафедры генетики биологического факультета БГУ Илья Ильюшёнок, студентка 2-го курса биологического факультета БГУ Анна Соколюк, выпускник биологического факультета БГУ 2013 года Михаил Федорчук. Научный консультант – старший преподаватель кафедры физиологии человека и животных биологического факультета БГУ Галина Сергеевна Полюхович

Автор текста песни «Я искала его» – студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Семашко

Авторы текста песни «Звенит с утра центрифуга» – студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Валентина Павлюченко, студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Семашко

Постановка танца «Танго» – студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Светлана Левковец, студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Яна Минич, студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Валерия Черникович, выпускник биологического факультета БГУ 2005 года Александр Пожах

Постановка номера «The Kazaky» – выпускник биологического факультета БГУ 2005 года Александр Пожах, студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Светлана Левковец, студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Яна Минич

Автор остальной части сценария и режиссер – доцент кафедры микробиологии биологического факультета БГУ Александр Георгиевич Песнякевич




(на сцене перед занавесом Козодубова, она в пальто, ежится от холода, смотрит вдаль. Появляется Зорькина)


Зорькина: Оля! Что ты здесь делаешь? Ты же не куришь!

Козодубова: (глядя вдаль) На «тройку», вот, смотрю: похоже, уже действительно заканчивают…

Зорькина: Ну, ты даешь! Нашла время! Я тебя возле второго зеркала жду, как договорились, а ты тут болтаешься!

Козодубова: Если кто и болтается, так это ты.

Зорькина: Я?!

Козодубова: Нет, я! Ты почему на практических по методике не была?

Зорькина: Чего это я не была? Была, даже два раза!

Козодубова: Но ведь не сегодня?

Зорькина: А когда?

Козодубова: Ты у меня спрашиваешь? Это я у тебя должна спросить «когда»! Ну почему я за тебя вечно оправдываться должна!

Зорькина: Что значит вечно?И причем здесь оправдываться?

Козодубова: Ох уж, мне эти бобруйские со своими вопросами на вопрос! При том! Десять минут назад Евгений Евгеньевич интересовался, с кем ты теперь живешь...

Зорькина: Нет, ну это ж надо! Мало того, что пока куратором у нас был, все выспрашивал, не имею ли я дурных привычек, так теперь ему еще и это расскажи!

Козодубова: Да успокойся ты! Он же не в этом смысле…

Зорькина: Ага, не в этом! Знаешь, что он мне сказал, когда я пробный урок давала? (подражая Гаевскому) «Светлана! Если Вы в таком виде будете в девятом классе рассказывать про мускулатуру конечностей, Вам никаких наглядных пособий не потребуется!»

Козодубова: Вот! И я тебе говорила, что нечего эту мини-юбку надевать! Я, когда к пробному уроку готовилась, специально в Интернете доклад-презентацию нашла, «Культура внешнего вида педагога» называется, автор Ожгихина Полина Владимировна, методист учебно-методического центра в Сыктывкаре. Цитирую дословно: «Психологи утверждают: красота учителей – страшная сила» и дальше: «Одежда учителя несет большую психологическую нагрузку».

Зорькина: Это я несу большую психологическую нагрузку! А насчет красоты – это правильно! Поэтому нечего ее скрывать! И вообще это мое личное дело!

Козодубова: Это ты про ноги?

Зорькина: Это я про Евгения Евгеньевича!

Козодубова: Что ты на него наезжаешь? Он просто хотел, чтобы тебе «ПП» передали.

Зорькина: Это еще что такое? Полный пипец?

Козодубова: Нет, пока последнее предупреждение: Еще одно занятие прогуляешь – отработку не получишь!

Зорькина: Я ж и говорю: полный пипец! Я только договорилась насчет зала для репетиций, а тут все коту под хвост!

Козодубова: Нет, Светка, с тобой не соскучишься! Какие еще репетиции?

Зорькина: Как это, какие? Ты же сама видишь, что «тройку» заканчивают!

Козодубова: Конечно, вижу! Красиво получилось, аккуратненько так! Интересно, а как там внутри?

Зорькина: Алпамыс говорил, тоже красиво.

Козодубова: Кто?

Зорькина: Кто-кто! Алпамыс, богатырь, значит! Ну, помнишь, мы осенью на остановке стояли, а за забором таджики краску размешивали?

Козодубова: Помню, но богатырь-то тут причем? Они же там все как семиклассники были! Я еще своего брата троюродного вспомнила, он у меня черненький такой, и такой худенький, что аж плакать хочется!

Зорькина: Да имя у него просто такое! Алпамыс – по-таджикски богатырь!

Козодубова: А ты откуда знаешь?

Зорькина: Он сам сказал! Я сначала тоже не поверила, а потом в Интернете посмотрела, точно, богатырь!

Козодубова: Да я не про это! Откуда ты его вообще знаешь?

Зорькина: Так он потом в «десятку» в магазин приходил, а я как раз Аню заменяла, очереди не было, ну, мы и разговорились.

Козодубова: По-таджикски?

Зорькина: Нет, по-английски!

Козодубова: Так у тебя же немецкий иностранный!

Зорькина: А у него – русский!

Козодубова: А-а, понятно, и он его также знает, как ты немецкий! Но репетиции тут причем? Вы с ним что-то репетировать будете?

Зорькина: Ну, ты совсем с ума сошла! Мне сейчас высокий нужен и чтобы мог меня на вытянутых руках хотя бы четыре секунды держать!

Козодубова: Так, теперь я вообще ничего не понимаю.

Зорькина: Что тут непонятного? Вот ты какая в списке на заселение?

Козодубова: Двадцать четвертая.

Зорькина: Ну, вот! А я – сто двадцать шестая! А Пантохина была девяносто вторая, но когда справку принесла, что в «Крыжачке» танцует, стала сорок седьмая! Соображаешь?

Козодубова: Если честно, то с трудом…

Зорькина: А потому что нечего так много учиться! Объявление на 3-ей аудитории видела? БРСМ ищет таланты, и он их найдет в моем лице! Я в школе в 10-ом классе в танцкружок ходила, кое-что помню. Правда, там танец на четверых, но одну девочку я уже нашла, Юля со второго курса, она в списке на заселение 117-ая, так что затанцует. Вот парень еще нужен с хореографическими способностями, а с этим, сама понимаешь, у нас тут проблема. Я объявление на всякий случай повесила, но надежды как-то маловато… Может, ты кого посоветуешь?

Козодубова: Третий год тебя, Светка, знаю, и не перестаю восхищаться! Нет, чтобы учиться нормально и быть первой в списке на заселение…

Зорькина: Нет, ну, ты, прямо, как моя бабушка! Я тебе вот, что скажу: если она –заслуженная учительница с 50-летним стажем – меня не воспитала, то ты можешь и не стараться!


(Появляется Илья)


Зорькина: О! На ловца и зверь бежит! Илья! Можно тебя на минуточку?

Илья: Здравствуйте, девочки! Только если на минуточку: мне еще надо среду по флаконам разлить. Автоклав, точнее Лия Семеновна, ждать не будет.

Зорькина: Тогда я сразу к делу! Илья, ты ведь у нас такой умный, такой всегда занятой…

Илья: Светлана, можно опустить констатацию очевидного. Переходите к просьбе, к самой, так сказать, сути. Только коротко, я пойму.

Зорькина: Ну, если так… Мне нужен парень!

Илья: Что?! (пауза) Польщен, конечно, но почему именно я?

Зорькина: А кто тебе сказал, что именно ты? Хотя… (критически осматривает Илью) Нет! Ты такого не сделаешь! Мне надо так, чтобы я как бы взлетела, затрепетала там вся, а потом упала как бы на самое дно, но чтобы меня успели поймать (замирает в полумостике у самого пола).

Илья: (Ольге) Оля, с ней все в порядке?

Козодубова: Да, по-моему! Это ее обычное состояние, когда она чего-то сильно хочет.

Илья: Знаешь, я, пожалуй, пойду…

Зорькина: Стоять! (переходит в нормальное положение) Илья, я видела к вам в лабораторию парень такой высокий заходит, черноволосый, стройный… Его, кажется, Максим зовут, но я не уверена.

Илья: Ну, да, Максим, он как раз сейчас флаконы моет… Только вы это прекратите, он еще только на втором курсе!

Зорькина: Мы еще и не начинали! Оля, Элеонора ведь сегодня на посиделках?

Козодубова: Сегодня среда? Да, она сегодня в Доме искусств, а там у них до десяти.

Зорькина: Валерия в командировке, Арнольда я вообще уже неделю не видела… Короче, можете сегодня вместе с Максимом к нам в гости прийти, часиков в семь?

Илья: Ну, я не знаю… Вроде, работы на сегодня немного, только среды разлить, да штаммы на завтра засеять…

Козодубова: Илья, соглашайся! Она ведь не отстанет!

Илья: А ты тортик мой любимый со сгущенкой испечешь?

Козодубова: Ой, неужели он тебе за три года не надоел?

Илья: Как говорил кумир моего детства, величайший философ В. Пух «Сладкое надоесть не может, ибо его надо есть и именно этим оно и прекрасно!»

Зорькина: Значит, договорились? Адрес помнишь?

Илья: Красная, 3? Второй подъезд, третий этаж направо, четыре звонка?

Зорькина: Вот всегда поражаюсь, как это все у тебя в голове помещается! Ладно, идите, работайте, но помни – Максим мне нужен сегодня, причем живой и здоровый.

Илья: Ох, темнишь ты, Светлана, что-то… Ну, да ладно, вечером посмотрим (уходит).

Козодубова: А-а! Совсем забыла: ко мне же сегодня Лиля должна в шесть прийти!

Зорькина: Говорилина, что ли? Да, тяжелый случай!

Козодубова: А я уже как-то и привыкла. И потом ей главное поводу не давать.

Зорькина: Это правильно! И это я возьму на себя! Ну, что? Как поедем?

Козодубова: А сколько сейчас? (смотрит на телефон) А-а, нормально – уже 96-ой ходит, так что сразу на метро и до площади Победы. Пошли, через 6 минут будет!


(уходят)

(занавес поднимается. На сцене обстановка учебной лаборатории. Несколько девочек сидят в углу и смотрят журнал, одна в другом месте стоит у окна, две что-то пишут, и только одна возиться с эппендорфами)


Наташа: Девочки, ну давайте начинать!

Студентка 1: Сейчас, только вот журнал досмотрим!

Наташа: Так вы его уже полчаса смотрите. А нам сегодня надо ДНК выделить и трансформацию поставить.

Студентка 2: Наташа, ты начинай, мы потом подключимся (перелистывает страницу). Ой, девочки, я вот про эту блузку вчера говорила. Смотри, здесь вот вытачка не от плеча идет, а сбоку.

Наташа: Что, опять я?

Студентка 3: Ну, а кто ж еще, Наташа?

Наташа: Так я же уже в четвертый раз выделять буду, а вы ни разу.

Студентка 1: И неправда! Я в прошлый раз эппендорфы подписывала.

Наташа: Ага, помню я, все четыре одинаково и шариковой ручкой.

Студентка 1: А что я виновата, что маркер не пишет?

Наташа: Конечно не пишет, если его открытым бросать.

Студентка 2: Ну, ты, Наташка, и зануда! То тебе это не так, то то! (перелистывает страницу) А это вообще супер! Видишь, какие блестки по краю? Они, когда поворачиваешься, то видны, то не видны, то видны, то не видны. А вечером так и вообще…

Наташа: Юля, давай хоть ты поработай, хватит в окно смотреть.

Юля: Нет, Наташка, не могу я сегодня.

Наташа: Случилось что-то или болит что-нибудь?

Юля: В том-то и дело, что не болит ничего, а чувствую себя плохо.

Студентка 3: В 19-ом веке это называлось меланхолия, а в 20-м – синдром хронической усталости.

Студентка 1: Ты эти вещи не путай: первое – от безделья, второе – от переутомления.

Наташа: А в 21-м – переутомление от безделья! Так мы будем трансформацию делать или нет?

Студентка 2: Конечно будем! Ты начинай, Наташа, начинай!

Наташа: Ну как вы не понимаете – это же большой спецпрактикум. Практикум! Здесь практиковаться надо!

Студентка 2: По-моему, Наташа, ты не так акценты расставляешь. Сама же говоришь, что спецпрактикум, к тому же большой. Девочки, а кто у нас самый большой спец? Правильно – это Наташа!

Наташа: Да ну вас! Где пипетка на двадцать – двести?

Студентка 2: Давно бы так! (закрывает журнал) Все, девочки, хватит сидеть! Надо идти кофе попить!


(входит Говорилина)


Говорилина: А у вас здесь что? А-а-а, вижу – большой спецпрактикум! ДНК выделяете, да?

Студентка 2: Да! Выделяем! А что?

Говорилина: А со СТАБом или как? А то мне СТАБ позарез нужен, потому что без СТАБа она рвется, а мне Валя, которая в прошлом году из псевдомонад выделяла, ну, у которой парень с радиофизики, здоровый такой, у него еще куртка такая «Polar bear» на спине написано, а он и правда такой, как медведь, только не белый, так она мне и говорит…

Студентка 2: Кто говорит? Куртка?

Говорилина: Почему куртка? Валя! Потому что у нее сначала тоже рвалась, а потом ей Эдик про СТАБ сказал, а он тоже не просто так, ему надо было для магистерской диссертации четыре гена отклонировать, и два нормально, а два ну, никак…

Студентка 2: Стоп! Эдик, СТАБ, белый медведь … Кто-нибудь что-нибудь понимает?

Студентка 3: А-а! Вспомнила! Эдик этот с радиофизики, только фамилия у него Штуб.

Студентка 1: Да никакой он не Штуб, а Штырь! И не фамилия это, а погоняло, а фамилия у него Каретников.

Студентка 2: (Лиле) Ну, и зачем тебе этот Штырь нужен?

Говорилина: Да не нужен мне ваш Штырь! Мне Леонид Николаевич нужен!

Наташа: Чтобы он тебе объяснил, как правильно читать латинские аббревиатуры? Лиля! Це-Тэ-А-Бэ – это сокращение в латинском написании от N-Цетил-N,N,N-триметиламмоний бромид, и если уж читать это по-русски, то ЦТАБ, а не СТАБ получается. А ты всех только путаешь!

Студентка 2: Вот именно! Путает тут всех! Наташа, Юля, давайте начинайте, а мы скоро придем! Если кто спрашивать будет, то мы за чем-нибудь отошли.

Наташа: Например, за N-Цетил-N,N,N-триметиламмонийбромидом?

Студентка 3: Ой, нет! Давай что-нибудь покороче…

Наташа: Ладно, за бромистым этидием. Запомнили?

Студентка 2: Ох, уж мне эти Складовские-Кюри!


(уходят, беседуя по дороге)


Студентка 1: Аня, а кто это?

Студентка 2: Жертвы науки, нам в 10-ом классе физик про них фильм показывал.

Студентка 3: Интересный?

Студентка 2: Физик? Ничего такой был, блондин, а глаза карие, рост 182. К нему Ленка из «Б» класса подкатывала, но завуч на нее наехала…

Наташа: Лиля, мы плазмидную ДНК из E. coli выделяем, тут все и так получается, и цетилтриметиламмонийбромида у нас нет.

Говорилина: Да это я так, на всякий случай спросила, я уже знаю, где его можно достать. А на самом деле я Леонида Николаевича ищу, задание по геномике отдать.

Юля: Так его же надо было три недели назад сделать!

Наташа: О, отошла немного? А то такая кислая с утра была!

Говорилина: Так я и сделала, а когда печатала, принтер три листа затянул, бумага, сами знаете какая, а хорошую Светка на инструкцию про ягоды годжи потратила, а я ей говорила, что дереза эта чушь собачая, у моей мамы знакомая, ну, та, у которой собака три щенка принесла, хорошенькие такие, три месяца ела, только чесаться стало у нее за ухом, а так как была 68 килограмм, так и осталась…

Наташа: Стоп-стоп-стоп! Так ты к сроку не сдала, и теперь…

Говорилина: И теперь то он в академии, то я в академии, а на прошлой неделе я в автобусе еду, а он на остановке стоит, на той стороне, а возле дверей женщина с сумками, она на Наполеона Орды села, ну, там, где магазин «Живое пиво», что в сумках у нее не знаю, но думаю сейчас перепрыгну, а нога за ручку зацепилась, а я в переднюю дверь, а он уже уехал, на 96-м, ему до метро, наверное, лучше…

Юля: Лиля!Не тарахти, а то я опять пойду на иней смотреть, успокаиваться. Я не поняла: ты говоришь, то он в академии, то ты в академии…

Говорилина: Ну, да, только он на Купревича, а я на Академической, он же в ИнМи, а я в ИГиЦ, а все это НАН, а я когда НАН читаю, сразу нан бухарский вспоминаю, некоторые его не любят, а я так очень люблю, только чтобы не очень твердый был, а если твердый, то в чай его надо макать, но только макнуть и сразу вынуть…

Наташа: Короче, ты его поймать не можешь… А в 126-ой спрашивала?

Говорилина: Спрашивала, но там такое было! Постучала я, заглядываю, амплификатор мигает, а никого нет, я тихонечко так: «Леонид Николаевич», и тут голос, неизвестно откуда: «А кто его спрашивает?» Я говорю: «Студентка 4-го курса». А голос отвечает: «Нет его! И для четвертого курса не будет! Вышло ваше время! Он сам так сказал». А у меня, аж, мороз по коже! Теперь вот не знаю, что и делать.

Юля: Лилька! А тебя, оказывается, пугать надо, чтобы ты не тарахтела!

Наташа: А вообще это известный прием, как с заиканием: либо пугать, либо петь. Ой, ладно, что мы все болтаем и болтаем, нам же еще трансформацию ставить.

Говорилина: Ой, и мне же бежать надо! Да, девочки, кто-нибудь сто тысяч разменяет? Обещала сегодня 32 тысячи Вале отдать, так две у меня есть, а тридцать не получается, а Валя же совсем без денег, у них хозяин в фирме такой, сам на «Мерседесе» ездит, а менеджерам по три месяца не платит, потому что армянин, а я всегда думала армяне не жадные…

Юля: Лиля, ты на первом этаже новый автомат видела? «Робокопи» называется…

Говорилина: Видела!Стоит такой в темном углу, мигает, он мне космический корабль пришельцев напоминает, ну, в том фильме, где она из Канзаса едет, и потом…

Юля: А ты знаешь, что он сдачу дает?

Говорилина: Это как?

Юля: Деньгами! Откопируй что-нибудь на 13 тысяч, а он тебе 87 семь отдаст.

Говорилина: То есть ты хочешь, чтобы я в это страшилище последние сто тысяч засунула? Да не вжисть! Я лучше к ботаникам забегу, они…

Наташа: Правильно, Лиля, правильно! У них как раз сейчас пара закончилась, слышишь, топают? Беги быстрей, а то уйдут.

Говорилина: Ой, точно! Это же Анины каблуки! Она наверняка разменяет! (убегает с криком) Аня, стой!

Наташа: Все Юлька, работаем!

Юля: Сейчас, я, вот, только еще раз на Рощу посмотрю, уж больно она в инее красивая!

Наташа: Только не долго, надо еще этидиумбромид приготовить.

Юля: (глядя в окно) А хорошая песня была, мне ее мама в детстве пела (напевает) «Синий-синий иней, лег на провода».

Наташа: Юля! Напоминаю: бромистый этидий.

Юля: (напевает) Бромистый этидий…

Наташа: (напевает) Бромистый этидий…


(постепенно выходят на исполнение песни на мелодию «One-way ticket»)


Бромистый этидий! Бромистый этидий!

Бромистый этидий! Бромистый этидий!

Бромистый этидий! Бромистый этидий!

У-у-у-у!


Бромистый этидий капну я в раствор.

Что это такое, знаете? Позор!

Ууу, знают все про бромистый этидий!

Бромистый этидий – это мутаген.

ДНК окрасить может без проблем,

Ууу, но не пейте бромистый этидий!

В двойную спираль включится он, тогда рамка считыванья

Сдвинется, и ваш белок изменится навсегда.

Бромистый этидий! Бромистый этидий!

Бромистый этидий! Бромистый этидий!

Бромистый этидий! Бромистый этидий!

У-у-у-у!


Если же не выпил ты его пока -

Лучше для здоровья выпить молока,

Ууу, и перчатки одевать на руки.

В двойную спираль включится он, тогда рамка считыванья

Сдвинется, и ваш белок изменится навсегда.

Бромистый этидий! Бромистый этидий!

Бромистый этидий! Бромистый этидий!

Бромистый этидий! Бромистый этидий!

У-у-у-у!


(появляется Алина Михайловна)


Алина Михайловна: Так, что это у нас тут за дискотека?

Юля: Ой, Алина Михайловна! У нас случайно получилось…

Наташа: Как-то само собойзапелось…

Алина Михайловна: Да-а, когда-то и мы на лабораторных капустниках чего только не пели… (Поет)

Звенит с утра центрифуга,

Пробирки мчатся по кругу,

Мембраны бьются упруго

И шумит термостат.

Не видят люди друг друга

За грудой грязной посуды.

И нет другого досуга

Как сидеть и писать свой доклад.


Студентка 2: А я знаю! Это из «Иван Васильевич меняет профессию»! Давайте еще попоем!

Алина Михайловна: Попоем, попоем! Только вот ДНК выделим, трансформацию поставим…

Студентка 1: И пойдем в морозильник номер 3 на лекцию по охране труда! Эх, нет счастья в жизни!


(занавес опускается)

(перед занавесом появляются Илья и Максим)


Максим: Илья, ты действительно считаешь, что мне надо туда идти? У меня сегодня в планах новый обзор по индукции апоптоза посмотреть. Я вот все время думаю, почему именно тримеризация доменов смерти и в CD95, и в THFR1, и в DR3 обязательна для активации каспазы 8?

Илья: Понимаете ли, коллега... На этот вопрос у меня есть не совсем материалистический, но соответствующий нынешней ситуации ответ: «Бог троицу любит».

Максим: Ты серьезно?

Илья: Серьезней не бывает! И знаешь, что меня в твоей последней фразе больше всего настораживает? Два слова: «…все время…». Поверь мне, как опытному человеку, что если все время о доменах смерти думать, то тут и до шуршания недалеко.

Максим: В каком смысле до шуршания?

Илья: В переносном, но очень правильном! Есть такое выражение: «Тихо шифером шурша, едет крыша не спеша». Короче, отдыхать тоже надо, Максим!

Максим: Так ты же говорил, что мы по делу идем…

Илья: А это и есть наше главное дело на сегодня – от-ды-хать! И лучше всего это делать в приличной компании двух милых дам, одна из которых питает к Вам, юноша, определенный интерес!

Максим: А может, я лучше сразу домой пойду?

Илья: А ты, случайно, открытых дверей не боишься?

Максим: А причем тут двери?

Илья: Ключевое слово здесь «открытые»! Так боишься или нет?

Максим: Илья, я тебя, конечно, уважаю, но…

Илья: Так боишься или нет?

Максим: А пошел ты…

Илья: Понимаю, не боишься!

Максим: Ну, и что это было?

Илья: Ну, как мне было еще проверить, страдаешь ты агорафобией или нет?

Максим: Илья, тебе не кажется, что что-то шуршит?

Илья: О, молодец! Ценю! Ваш намек, юноша, на то, что у меня едет крыша, принят! И счет пока один : ноль в Вашу пользу! Но дело в том, что известный психотерапевт Карл Кёниг, и тут я не виноват, считает одним из проявлений агорафобии… чтобы Вы думали? – женобоязнь!

Максим: А с чего это ты решил, что яих боюсь? Просто не считаю нужным время зря тратить.

Илья: Нет, ну, вылитый я в молодости! Ладно, не обижайся, мы уже почти пришли, нам вон в ту арку.

Максим: Слушай, а дома эти каких лет постройки?

Илья: Я думаю, годов пятидесятых.

Максим: И кто здесь живет?

Илья: Теперь Оля и Света. Когда им в общежитии места не дали, они тут комнату в шестикомнатной квартире нашли.

Максим: Шестикомнатной? Никогда не думал, что такие квартиры бывают.

Илья: Вот, а ты боялся, что время бесполезно потратишь. Когда вернешься домой, не забудь в дневнике в разделе «Узнал новое» записать: «Видел шестикомнатную квартиру».

Максим: Да пошел ты…

Илья: Это ты пошел, вот сюда, в этот подъезд!


(уходят, занавес поднимается)

(на сцене обстановка большой общей комнаты в большой квартире. Козодубова и Зорькина готовятся к приходу гостей)


Козодубова: Ну, вот! Тортик для Ильи, считай, готов. Только выпечь осталось. Ты духовку включила, как я просила?

Зорькина: Включила, уже двадцать минут назад.

Козодубова: Двадцать? Хорошо, значит, уже нагрелась.Пойду, поставлю. А ты ветчину из упаковки достань.


(уходит в кулисы)


Зорькина: Достала уже!

Козодубова: (из-за сцены) А сыр?

Зорькина: Достала уже!

Козодубова: (из-за сцены) Чашки посмотри. Я их вчера мыла, но, может, Арнольд приходил, он их вечно в буфет немытыми ставит.

Зорькина: Достала уже!

Козодубова: (из-за сцены) Куда ты их достала? Надо же скатерть постелить!

Зорькина: Достала ты уже со своей хозяйственностью! Ты как будто свекровь в гости ждешь, а не Говорилину!

Козодубова: (вернувшись) Да причем тут Лиля! Я просто люблю, чтобы красиво было. (поправляет что-то на столе). А знаешь, Светка, в квартире, все-таки, лучше, чем в общежитии, уютнее как-то.

Зорькина: Да-а, в общежитии, даже блочном, все равно ощущение какое-то… постоялого двора, что ли… Нет, даже кошары для овец!

Козодубова: Ну, у тебя и сравнения! А студенты, значит, как овцы.

Зорькина: А ты знаешь, как в Украине общежитие называется? Гуртожиток! Так и написано, «Гуртожиток номер 3». Интересно, а в «тройке» общая кухня осталась?

Козодубова: Осталась, наверное. Придется через весь этаж с кастрюлями бегать.

Зорькина: Да уж лучше с кастрюлями по этажу бегать, чем зимой по улице в туфельках осенних. Да, нам когда за квартиру платить?

Козодубова: Послезавтра.

Зорькина: Значит, еще месяц без сапог! Нет, как здесь не хорошо, а надо общежитие получить! Как ты думаешь, Илья малого этого приведет?

Козодубова: Нашла малого! Он тебя на три головы выше.

Зорькина: Да я не в смысле роста, я по возрасту. И даже не столько по возрасту, сколько по поведению: здоровый лоб, а по полдня из одной маленькой пробирки в другую маленькую пробирку по 10 микролитров переливает.

Козодубова: Ох, Светка, и представление у тебя о научной работе! По-твоему, ученый должен тяжести поднимать, что ли?

Зорькина: Меня он должен поднимать! А это, все-таки, 52 килограмма.

Козодубова: Сколько?

Зорькина: 52, а без тапочек, вообще 51. Не веришь? Где-то тут Валерии весы напольные должны стоять… (становится на весы). Вот, смотри! 52 два ровно!

Козодубова: Что-то здесь не то! Дай-ка, я … (становится на весы вместо Светы). Непонятно как-то… Тоже 52… А давай-ка вместе… (становятся на одни весы).


(входит Валерия)


Валерия: Это что еще такое? Весы мне решили сломать?

Зорькина: Ой, здрасте! А мы думали Вы в командировке…

Валерия: Я тоже думала, но эта бегемотиха из отдела снабжения умудрилась купить мне билеты не на тот поезд! И чего я в этот Минск попёрлась? Сидела бы в своем Могилеве в маминой трехкомнатной квартире и горя не знала! А тут мало что по съемным квартирам шатаешься, так еще и работать нормально не дают! Слезь с весов говорю! А почему здесь ветчиной пахнет? Меня же от этого запаха сразу мутить начинает!

Козодубова: Валерия Михайловна! Вы бы присели, а то на Вас лица нет!

Валерия: Вот, лица нет, а три лишних килограмма на бедрах есть! (садится) Что-то меня второй день подташнивает… Надо еще, наверное, выпить… (достает из сумки термос, наливает немного, выпивает). Фу, гадость какая! Хоть ты вылей! (смотрит на термос) И ведь не выльешь же! Столько денег потрачено…

Зорькина: Валерия Михайловна, а это у Вас что?

Валерия: Это целебная китайская ягода, годжи называется. По блату из России привезли. Причем эта – самая настоящая, прямо с Тибета! Её там шаолиньские монахи выращивают.

Козодубова: (переглянувшись с Зорькиной) Ну-ну!

Валерия: Не нуну, а шуньфу! Или фуньшу? В общем, похудеешь за три недели!

Зорькина: Ага!

Валерия: Что «ага»?

Козодубова: Понимаете, Валерия Михайловна, как бы это…

Валерия: Тоже хочешь купить? Так я достану, я ж говорю, мне по блату привозят.

Зорькина: Да мы скорее наоборот…

Валерия: Что наоборот?

Козодубова: Да обман это все, Валерия Михайловна.

Валерия: Вот те здрасте, Потап да Настя!

Зорькина: А Вы откуда знаете?

Валерия: Про что?

Козодубова: Про Потапа и Настю.

Валерия: Да это у меня поговорка такая! От бабушки моей по наследству передается. А что?

Зорькина: Просто мы с Олей песенку про ягоды годжи сочинили, давно еще, летом…

Козодубова: Когда эти ягоды еще только в моду входить начали, а сейчас вспомнили…

Валерия: А Потап и Настя тут причем?

Зорькина: Ну, это исполнители такие…

Козодубова: Это их песня, мы в ней просто слова переделали.

Валерия: А-а-а! Вспомнила! Это толстый такой, думает, что он рэпер, а баба его черноволосая всё бюстом перед камерой крутит?

Зорькина: Ну, в общем-то, да… Но в целом они прикольные.

Валерия: Ага! Как Надежда Кадышева, когда Виктора Цоя под баян исполняет.

Козодубова: Ну, Валерия Михайловна! А Вы, оказывается, крутая.

Валерия: Да голодная я просто, и поэтому злая.

Зорькина: А Вы бутербродик возьмите, сразу полегчает.

Валерия: Нельзя мне, я же годжу пью!

Козодубова: Мы тоже пили, а где результат? Никакого!

Зорькина: Ну, не скажи! Песенку мы, всё-таки, написали.

Валерия: Да что там за песенка? Спели бы, что ли.

Козодубова: Что, Света? Споем, пока Валерия Михайловна будет из диеты выходить? Валерия Михайловна, прошу к столу!


(Валерия берет бутерброд и садиться смотреть)


Зорькина: Сегодня в нашем клубе дуэт из Рощи Зорькина Светка и Олька Коза с песней «Ай Эм Люциум барбарум! или «Я – Коза-дереза»!

Козодубова: Я поправилась за зиму

Зорькина: Хочешь сбросить ты жиры

Козодубова:В интернете прочитала

Зорькина: Ты про ягоды Годжи

Козодубова: Все худеют моментально и решила, наконец, буду есть их ежедневно

Зорькина: Чтобы выглядеть пипец!

Козодубова: Но, увы, для белоруса

Зорькина: Нереальная цена

Козодубова: Чтобы как-то сэкономить заказала семена.

Зорькина: Может иногда я бываю не права

Козодубова: Но решила для начала посадить гектара два


Припев:

Зорькина: Как ты не крути теперь во время обеда,

Козодубова: В пище только строгая диета, диета,

Зорькина: Как ты не крути, нам не по пути,

Козодубова: Ужин мой прощай и прости. Давай еще раз Света!

Зорькина: Как ты не крути теперь во время обеда,

Козодубова: В пище только строгая диета, диета,

Зорькина: Как ты не крути, нам не по пути,

Козодубова: ужин мой прощай и прости.


Козодубова: Представляешь до чего дошел

Зорькина: Технический прогресс.

Козодубова: В интернете обещают

Зорькина: За неделю сделать прЭс.

Козодубова: Но опять не подфартило:

Зорькина: Не хватило воли силы

Козодубова: И пошла себе купила M&M's

Зорькина: Булка с маслом!

Козодубова: Это блюдо не подходит для фигуры!

Зорькина: Потому что ты не влезешь в своё платье от Кутюры?

Козодубова:Хочу кушать!

Зорькина: Неа.

Козодубова: Почему же?

Зорькина: Терпи!

Козодубова: Говорила ты мне покупая пирожки…


Припев


Козодубова: Растирала, не жевала

Зорькина: и готовила коктейль.

Козодубова: Но не мало занимает

Зорькина: Похудение недель.

Козодубова: Только время пролетело и на практике в лесу, осознала то, что ела я простую дерезу!

Зорькина: Когда вижу я тебя… то мне грустно и смешно. Тебя бросили, подруга…

Козодубова: Развели как в казино. Жизнь такая штука,

Козодубова: Может всякое случиться.

Зорькина и Козодубова: Но не ягоды сгоняют жир на ягодицах!


Припев 2 раза


(в конце песни Валерия выдает танец)


Зорькина: Ничего себе!

Козодубова: Я же говорила, что крутая!

Валерия: А то! Есть еще порох в пороховницах, несмотря на жир на ягодицах! Я в торговом техникуме в ансамбле танцевала.

Зорькина: Валерия Михайловна, а не хотите тряхнуть стариной? Я тут тоже ансамбль организовываю.

Валерия: Насчет старины ты поосторожней! Да ладно, шучу! А вы что танцуете?

Зорькина: Танго!

Валерия: Мы в наше время говаривали танГО! Спасибо за угощение, пойду к себе.

Козодубова: Да не за что!

Зорькина: Валерия Михайловна, так я на Вас рассчитываю.

Валерия: Ладно, поживем – увидим!


(уходит)

(раздается 4 дверных звонка)


Козодубова: О, это к нам. Света, открой!


(Зорькина уходит и появляется вместе с Говорилиной, Ильей и Максимом)


Говорилина: Здравствуйте! А мы к вам в гости! Я, вообще-то, одна собиралась…

Козодубова: И, вообще-то, к шести…

Говорилина: Так, конечно же, к шести, но я, все-таки, решила на Купревича съездить, успею, думаю, и туда и сюда, а по дороге…

Козодубова: Лиля! Погоди, дай хоть ребятам раздеться. И сама раздевайся. Вот здесь можно куртки повесить.

Говорилина: Вот и хорошо, а то я уже бежала вся, а от площади Победы там сначала вверх, и скользко сегодня, а я, можно сказать, бегом, а жарко же, когда бегом…

Илья: Максим, поухаживай за дамой! Ну, здравствуйте, девочки еще раз! Это вот к столу (отдает пакет).

Максим: Илья, можно тебя на минуточку? (шепотом Илье) За какой из?

Илья: (шепотом)Что за какоиз?

Максим: (шепотом)За какой из дам?

Илья: (шепотом) За бубновой! Да просто помоги Лиле пальто снять!

Максим: А-а! (идет к Лиле)

Козодубова: Илья, это у тебя тоже к столу? (достает книгу)

Илья: А что, очень даже застольная книга. Можно сказать, пища, но для ума. Да шучу я! Просто у меня ручка в сумке оторвалась, пришлось ее на работе оставить, а я хотел сегодня перед сном почитать, вот и сунул в пакет.

Зорькина: (берет книгу) Монтень, «Опыты». Ой, только про работу и читают! Я думала интересное что (кладет книгу на стол).

Илья: Очень даже интересное! Вот ты знала, например, что благородные дамы, во время осады императором Конрадом III одной из крепостей во владениях герцога Баварского вынесли своих обессиленных мужей из осажденной крепости на руках?

Зорькина: Нет, ну это ж надо! И он еще этим гордиться! Мужики должны женщин на руках выносить, правда, Максим? Вот ты бы вынес?

Максим: Из осажденной крепости?

Зорькина: Причем здесь крепость? Тут дело в принципе и в физической силе, конечно! Я понимаю, что женщины разные бывают, я имею в виду по весу, но меня, например бы, вынес?

Максим: Не знаю,не пробовал

Зорькина: А попробовать не хочешь?

Максим: В каком смысле?

Зорькина: В самом прямом.

Максим: Илья, можно тебя на минуточку? (шепотом) Как это понимать?

Илья: (шепотом) Тебе же сказали – в самом прямом.

Говорилина: (берет книгу) О, « Опыты»! Илья, чего это тебя на физиологию потянуло?

Илья: Почему на физиологию? Эта книга о человеке, его сущности в плане психической деятельности…

Говорилина: Ну, я же и говорю: на лабораторных по ФЧЖ сейчас ЦНС, опыты на себе ставим, на животных ведь не гуманно, и правильно, они-то чем виноваты, а я как раз это занятие пропустила, из академии ехала, причем на «сотом», а он тащится как черепаха, а у черепах электрическая активность мозга во время зимней спячки падает на 80%, а я же не знала почему, а, оказывается, проницаемость мембраны нейронов для ионов падает, а за пропущенное занятие отчитаться надо, прихожу, а Людмилы Николаевны нет, только высокий такой…

Зорькина: Ну, затарахтела! Давайте чай пить!

Говорилина: Точно! Этот высокий чай пьет и в компьютер смотрит, а тут Анатолий Георгиевич заходит, а я его как вижу, так сразу песня у меня в голове, а высокого я имя-отчество не помню, анатомию на первом курсе вел, так это же когда было…

Козодубова: Александр Викторович его зовут. Лиля, передохни чуток…

Зорькина: Оля, ты чайник поставила? Нет? Пойду, поставлю. Максим, ты мне не поможешь?

Максим: Илья, можно тебя на минуточку?

Зорькина: Нельзя! Он Лилю слушает! Пойдем, там надо сахар с верхней полки достать, а ты высокий (уводит Максима за руку).

Говорилина: Да! Так этот высокий…

Илья: …Александр Викторович или Анатолий Георгиевич? Они оба не маленькие.

Говорилина: Александр Викторович! Так он и говорит: «А какое у Вас занятие пропущено?», ЦНС, говорю, порог и возбуждение, а в голове песня вертится, Опишите, говорит, например, зависимость возбуждения от силы раздражителя и дело с концом. Сейчас, думаю, отвечу, а в голове, кроме «Виагры», ни-че-го, так я и молчу.

Козодубова: Ты, и молчишь?!

Говорилина: Представь себе! Потому что, если рот открою, то запою, а это же «Виагра».

Илья: Представил! Круто было бы, если бы запела! А давай, попробуем… На доктора Сидорова я как-то не похож… А на Анатолия Георгиевича… Погодите, погодите (идет к одежде, достает галстук, очки, халат – одевается) Ну, как?

Козодубова: Здорово! А на Александра Викторовича Максим похож.

Илья: Максим, иди сюда!

Зорькина: (из-за сцены) Он занят!

Максим: Нет, я уже сахар достал, а чайник и без нас закипит.


(Максим и Зорькина выходят из кулис)


Говорилина: Максим, ты анатомию помнишь?

Максим: Человека?

Говорилина: Ну, да!Того человека, который ее читал, помнишь?

Максим: А что, у Александра Викторовича что-то не так с анатомией?

Илья: Да все у него так! Не волнуйся! Мы тут ситуацию моделируем: что было бы, если бы два доктора биологических наук запели, как «Виагра»!

Максим: А я-то здесь причем?

Козодубова: А ты на Сидорова похож! Споешь?

Максим: Ну, что за день сегодня такой?! То, говорят, танцуй, то теперь, вот, пой! Да не умею я!

Зорькина: Вот заладил! Не умею – это каждый сказать может, а ты попробуй!

Говорилина: Максим, попробуй! А Илья за Анатолия Георгиевича споет.

Илья: Попробую, по крайней мере.

Максим: Ладно, а что поем?

Говорилина: Очень физиологическая песня, оригинал вы точно слышали «Чем выше любовь, тем …» дальше сами знаете. Она у меня сама сложилась после лекции про порог и возбуждение. Сейчас я вам на телефоны текст сброшу. Готово?

Илья: Готово, сейчас, только покрупнее сделаю.

Говорилина: Максим, готово? Включаю фонограмму минус один!


(исполняется песня на мотив ВИА ГРА «Поцелуи»)


Илья: Демонстрируйте свои знания,

Максим:Распознайте все сигналы ЦНС.

Илья: Что же отвечать нет желания?

Говорилина: Я всё помню! Это было Где-то здесь!

Максим: Оправдываться не стоит:

Илья: Нас это расстроит.

Говорилина: Возбуждением отвечают нам

Возбудимые нейроны… Или нет?

Выделяются медиаторы,

Вызывая возбужденье как ответ.

Максим: Ответили Вы неважно –

Илья: Придётся сдать дважды!

Максим: Сквозь каналы проникает ион,

Илья: Проявляет волокно раздражимость.

Максим: Наизусть пора бы помнить закон:

Илья: Чем ниже порог,

Максим: Тем выше возбудимость.

Говорилина: Я готова, но что-то не идёт:

Не могу понять сигналы ЦНС.

Илья: Что ж, в другой раз Вам точно повезёт:

Максим: В сессии ещё предметы другие есть.

Илья: И нас винить точно не в чем…

Говорилина: Но Юрин не легче!!

Максим и Илья: (вместе) Сквозь каналы проникает ион,

Проявляет волокно раздражимость.

Наизусть пора бы помнить закон:

Чем ниже порог, тем выше возбудимость

Говорилина: Теперь уже всё не важно,

Мне больше не страшно.

Сквозь каналы проникает ион,

Проявляет волокно раздражимость.

Я готова Вам озвучить закон,

Чем выше порог, тем ниже возбудимость.

Максим, Илья и Говорилина: (вместе) Сквозь каналы проникает ион,

Проявляет волокно раздражимость.

Наизусть пора бы помнить закон:

Чем ниже порог, тем выше возбудимость


(появляются Арнольд и его друзья)


Казак 1: Арнольд, я что-то не понял – здесь тоже караоке?

Казак 2: Ты же говорил, посидим спокойненько, без этого пьяного крика…

Арнольд: Добрый вечер, молодежь! Что празднуем?

Козодубова: Здравствуйте, Арнольд Бернардинович!

Зорькина: А мы думали, Вы опять уехали…

Арнольд: И не угадали – я опять приехал! Да ладно, чего вы перепугались? Мы с друзьями в моей комнате посидим. Пошли, мужики!


(проходят в свою комнату)


Говорилина: Девочки, а это кто?

Козодубова: Сосед наш. Загадочная в целом личность! Мы его редко видим…

Зорькина: Даже не поймешь, живет он или не живет.

Илья: Ну, Светлана, ты и характеристику выдала! По ней Арнольд Бернардинович знаешь кто? Зомби!

Козодубова: Илья, ты что! Типун тебе на язык!

Илья: Мне бы тортика обещанного на язык! Чайник, скорее всего, опять включать надо? Пока мы тут пели, остыл небось. Света, сама включишь, или Максима с тобой делегировать?

Зорькина: Ой, да сидите уже! Шутить он тут будет! (уходит)


Козодубова: Мальчики, Лиля! Берите бутерброды, угощайтесь! А то мы как-то все песни да разговоры… Максим, давай, не стесняйся! Или ты все еще из образа Александра Викторовича не вышел?

Максим: Очень может быть! Вот, когда про бутерброды заговорили, мне сразу его рисунок человека с точки зрения строения пищеварительной системы вспомнился – цилиндр с двумя отверстиями. В одно отверстие пища входит, через другое то, что от нее осталось, выходит.

Говорилина: Да, я тоже этот рисунок помню! А ведь уже три года прошло.

Илья: И я, хотя у меня на три года больше! Витрувианский человек Леонардо да Винчи (показывает) по силе впечатления, можно сказать, отдыхает по сравнению с цилиндрическим человеком Александра Викторовича. Но не пора ли нам залить в свои цилиндры горяченького чайку? Света, как там чай?

Зорькина: (из-за сцены) Оля! Иди сюда! Надо тортик посмотреть, я не пойму, он готов или нет?

Козодубова: Ой, я же и забыла про него совсем! (убегает)


(раздается 4 дверных звонка)


Зорькина: (из-за сцены) Откройте кто-нибудь! Это Яна, наверное, ко мне пришла!

Илья: Максим, не в службу, а в дружбу, сходи, открой, а то я притомился чуток.


(Максим выходит и возвращается с Загорульским)


Загорульский: Добрый вечер! Позвольте представиться – Загорульский, Ян Казимирович, старший инспектор налоговой службы Центрального района (показывает удостоверение). (Максиму) Вы здесь проживаете, молодой человек?

Максим: Нет, я на Курчатова, 8 живу.

Загорульский: (Илье) Тогда Вы? Позвольте поинтересоваться, на каких основаниях Вы пользуетесь данной жилой площадью?

Илья: А почему Вы решили, что я ей пользуюсь, как жилой? У меня почти отдельная комната в блоке на Курчатова, 8.

Загорульский: Допустим. Но тогда Вы в гостях у…(Лиле) Позвольте поинтересоваться как Вас по имени-отчеству?

Говорилина: Лилия Порфирьевна!

Загорульский: …тогда вы в гостях у Лилии Порфирьевны! А Вы, Лилия Порфирьевна, на каких основаниях здесь проживаете?

Говорилина: Сейчас я Вам все объясню! Только присядьте, пожалуйста! Максим, дай Яну Казимировичу стул, а сам сходи на кухню табуреточку возьми.

Максим: Так здесь же стульев хватает.

Илья: Ты не прав, Максим, не хватает! Ведь когда все соберутся... Ладно, сиди, я сам схожу! (отдает свой стул Загорульскому, уходит за кулисы)

Говорилина: Спасибо, Илья! Ты все правильно понял

Загорульский: А я вотнет! (садится). Слушаю Вас, Лилия Порфирьевна. Вы проживаете здесь с какого числа, какого месяца?

Говорилина: Кто Вам сказал, что я здесь проживаю?

Загорульский: Мы свои источники информации обнародовать не обязаны, но, будьте уверены, сигнал поступил. Итак, если Вы здесь не проживаете, то что Вы здесь делаете?

Говорилина: Сегодня? Мы собрались…


(раздается 4 дверных звонка)


Говорилина: Максим, открой дверь, пожалуйста! Мы собрались здесь, и, как видите, еще не все, по поводу…


(входят Максим и Яна)


Яна: Здравствуйте! А где Света? Она мне сказала сюда прийти, по поводу репетиций…

Говорилина: Вот! По поводу репетиций!

Загорульский: Так, а Свету я могу увидеть?


(появляются Козодубова и Илья)


Загорульский: Как я понимаю, Светлана – это Вы?

Козодубова: Нет, я Ольга. А в чем, собственно, дело?

Загорульский: Ольга, эти люди пришли к Вам?

Козодубова: Вообще-то, это Света всех собирала. Она у нас за состав отвечает.

Загорульский: А сама она где?

Козодубова: Утрясает проблемы с солистами: Арнольд и Валерия, как всегда, капризничают. Илья, она сейчас у кого?

Илья: Уже у Валерии.

Козодубова: То есть с Арнольдом она уже поговорила? Это хорошо! А, Вы собственно, кто? Фокусник?

Загорульский: Кто? Я финансовый инспектор второй категории! Вот мое удостоверение!

Козодубова: Да причем здесь удостоверение! Нам ведь все равно, кто Вы по профессии.

Загорульский: А мне не все равно! Вы проживаете в этой квартире?

Козодубова: Хотела бы! Да кто же мне ее даст?

Загорульский: Так! Кто тут у вас еще есть? Правильно сигнализировали – нехорошая квартира!


(появляется Зорькина)


Илья: Ну, как дела, Светлана? Арнольд и Валерия готовы?

Зорькина: Они-то да, а, вот, Яна… Я не вижу.

Говорилина: Да вот же он! Ян Казимирович! Только он все время про место жительства спрашивает и говорит, что он налоговый инспектор…

Зорькина: Лиля! Что ты несешь? У меня и так голова кругом идет! О, Яна! Ты почему опаздываешь? Иди, быстро переодевайся, только в ту комнату, что справа, в левой мужчины. Оля, проводи ее и все расскажи, я сейчас приду.

Загорульский: Извините, я вижу, Вы здесь главная?

Зорькина: А что Вы хотели?

Загорульский: Я налоговый инспектор, Ян Казимирович Загорульский…

Говорилина: Я же говорила!

Зорькина: Лиля! Помолчи!Мы не коммерческая организация, в чем, собственно, вопрос?

Загорульский: Я хотел бы знать, кто проживает в этой квартире?

Зорькина: Иванова Эсфирь Исааковна, только она сейчас за границей. А что?

Загорульский: Это мы и без вас знаем! Кто сейчас в ней реально проживает?

Зорькина: Никто.

Загорульский: А что вы все здесь делаете?

Зорькина: Как что? Репетируем!

Загорульский: Но почему здесь?

Зорькина: Здесь места много, а наш подвал недавно затопило! И Эсфирь Исааковна, наша большая поклонница, любезно разрешила нам пока здесь порепетировать.

Загорульский: И как же она разрешила, если она в Америке?

Зорькина: Как-как? По Скайпу! Она женщина продвинутая, в Интернете, как дома! Знаете, вот Лиля Вам все дальше расскажет, а мне перед прогоном размяться надо. Максим, Илья, стол отодвиньте, пожалуйста.

Говорилина: А что рассказывать?

Зорькина: Лиля! Не мне тебя учить, как рассказывать! Ты же у нас мастер! Но помни, Ян Казимирович человек занятой, ему уже, наверное, давно идти надо!

Говорилина: Знаете, Ян Казимирович, это было ужасно! Там такая большая труба, а идет она прямо по потолку, подвал же, сами понимаете, и в ней периодически урчит что-то, причем иногда коротко так – р-р-р, р-р-р, а иногда длинно так протяжно…

Загорульский: Не надо мне про трубу! Что вы репетируете?

Говорилина: Разное! Иногда танцы, иногда песни, иногда танцы с песнями. Вот, например, (поет голосом Ольги Воронец, пританцовывая): «Пойду ль я, выйду ль я да»…

Загорульский: Да что вы мне тут театр какой-то устраиваете! Подозрительно это все!

Илья: Позвольте, вмешаюсь! Ключевое слово уже прозвучало – театр! Да, театр! Пусть самодеятельный, пусть пока дилетантский, но как это прекрасно, когда люди хотят приобщиться к искусству! И хорошо, что есть еще такие люди, как Эсфирь Исааковна, которые безвозмездно…

Загорульский: Не верю!

Илья: Вы читали Станиславского? Что именно? «Моя жизнь в искусстве», или «Работа актера над собой»?

Загорульский: Не верю я, что Эсфирь Исааковна и безвозмездно! А вы мне здесь цирк устраиваете!

Илья: Мы работаем во всех жанрах!Цирковые номера у нас тоже есть, но сегодня мы репетируем современный балет. По-моему, это должен быть падекатр, то есть танец на четверых.

Козодубова: (из-за сцены) Илья! Ну, что там? Сцена свободна?

Илья: Ян Казимирович сторонник системы Станиславского! Говорит, что не верит, пока не увидит собственными глазами.

Козодубова: Ладно, начинаем прогон.


(звучит музыка, идет падекатр «Танго Пожах и девочки»)

(после окончания танца танцевавшие остаются на сцене, только Арнольд сразу же уходит за кулисы)


Зорькина: Так! Всем спасибо! Уже лучше. Но, Яна, ты все равно во второй части опаздываешь.

Яна: Да не опаздываю я! Просто Арнольд на перехват не так заходит.

Зорькина: Арнольд, я же тебе… А где Арнольд?

Загорульский: Да, где этот ваш Арнольд? У меня к нему есть вопрос.

Зорькина: Вы еще здесь? Знаете, э-э-э…

Говорилина: …Ян Казимирович.

Зорькина: Да, спасибо, Лиля! Понимаете ли, Ян Казимирович, у нас тут репетиция и…

Загорульский: А у меня тут работа! По нашим сведениям здесь нелегально проживает мужчина, очень даже похожий на этого вашего Альфреда…

Говорилина: Арнольда! Ян Казимирович, Арнольд в переводе с древненемецкого означает Орлиная сила, а Альфред – это же совсем другое дело, это Советник эльфов…

Загорульский: Да мне не важно,каких орлов он советник! Мне важно, где он живет! Позвольте, я пройду…

Козодубова: Ни в коем случае! Он сейчас на следующий танец настраивается и лучше его не беспокоить!

Загорульский: Ладно, я и следующий ваш падекатр посмотрю! Меня танцами не поразишь!

Зорькина: Да-а-а …Уж и не знаю, Ян Казимирович , чем Вас поразить…

Арнольд: (из-за сцены) Я знаю!


(идет танец а-ля «The Kazaky»)


Загорульский: (аплодируя)Ну, вы и молодцы! Такого я никогда не видел!

Илья: Понравился танец, Ян Казимирович?

Загорульский: Да причем здесь танец? Никогда не видел, чтобы так круто от налоговой косили! Что притихли? Это Эсфирь Исааковна мне поручила проверить вас на прочность! Ладно, отстучу бабусе, что все в порядке! Все, побежал, еще дела есть! (уходит)

Зорькина: Ну, Эсфирь Исааковна! Была б она здесь – убила бы собственными руками! Такое устроить!

Козодубова: Да, Светка! Ты, хоть и из Бобруйска, но до госпожи Ивановой Э.И. тебе далеко!

Илья: Не скажи! Светка, ты гений шоу-бизнеса: за 15 минут такой ансамбль сколотить!

Зорькина: А ведь, и правда, получилось! Арнольд Бернардинович! Валерия Михайловна! Спасибо большое! У меня к вам просьба – надо выступить у нас в университете на смотре талантов. Ну, пожалуйста! Тогда мне, может, общежитие дадут!

Валерия: А что? Мне, вообще-то, понравилось! Это лучше, чем ягоды годжи!

Арнольд: Когда там у вас этот конкурс? Главное, чтобы на командировку очередную не попало.

Зорькина: Так вы согласны? Ура-а-а!

Арнольд: Ладно, поживем-увидим! Пойду к себе, пиво с мужиками допивать (уходит).

Валерия: Я тоже пойду, отдохну! За пять лет сегодня оттанцевалась! Ну и денек! (уходит)

Илья: Да-а-а, насчет денька не скажу, но вечерок, прямо скажем, удался! Одного только не хватает для полного счастья… Как вы думаете чего? Правильно! Чаю с тортиком!

Козодубова: Сейчас пойду чайник включу! Мальчики, ставьте стол на место!

Зорькина: Ну что, Яна? Даст Бог, и мы вместе с Олей в «тройке» жить будем.

Говорилина: А я, если Леонида Николаевича не найду, могу после сессии сюда на ваше с Олей место заселиться. Не допустят ведь до сессии!

Илья: О, экспромт! «Как дух астральный он не уловим, для тех, кто леностью томим».

Говорилина: Да причем тут леность! Все я к сроку сделала, и сама! Мне теперь эти праймеры и Г-Ц-пары ночами снятся! Даже песня придумалась.

Максим: Опять?! Мне что, теперь Леонида Николаевича изображать?

Говорилина: Не бойся, там песня сольная, Земфира, «Я искала тебя».


(появляется Козодубова с подносом)


Козодубова: Ну, вот и чаек! Илья, тортик режь сам. А то вечно ты говоришь, что я не так режу.

Илья: Конечно не так! Максим, дай-ка ножик!


(Максим протягивает нож, но он падает на пол)


Яна: О, значит, скоро мужчина придет!

Зорькина: Да все уже тут!

Говорилина: Погоди, сейчас я его подниму (не вставая со стула, пытается достать нож, со стола падает вилка)

Яна: А теперь еще и женщина!

Козодубова: Женщина-то ладно, это Элеонора! А вот мужчина кто?

Максим: Значит, Элеонора с мужчиной.

Зорькина: Как-то мало вероятно. За все время, пока мы здесь живем, я видела ее только с сантехником, когда она расплачивалась за починку крана.

Илья: Да неужеликто-нибудьв эти приметы верит? Дайте, кто-нибудь ножик, тортика хочется. А, ладно, сам возьму (тянется за ножом, со стола падает вторая вилка).

Яна: Придут две женщины!

Говорилина: Яна, у тебя голос такой, что, аж, мороз по коже! Ты и в правду в это веришь?

Яна: У меня прабабка знахаркой была, от сглаза лечила… Они уже близко.

Зорькина: Да ну тебя! И правда как-то не по себе…


(входят Элеонора, Полина и Артем)


Элеонора: Добрый вечер! А что тихо так? Я дверь открывала, думала, нет никого, а тут вон какая компания.

Козодубова: Добрый вечер, Элеонора Сергеевна! Мы тут чай пьем, давайте с нами, если хотите!

Элеонора: А почему бы и нет? Давайте знакомиться! Это мои знакомые из России, Артем и Полина, приехали к нам на конференцию по проблемам белой и черной магии.

Козодубова: Очень приятно! Меня Оля зовут, мы здесь со Светой живем. А это наши друзья Максим, Илья, Лиля и Яна. Присаживайтесь к столу, я чашки сейчас принесу.


(рассаживаются вокруг стола)


Илья: Вы из Москвы, или из Питера?

Артем: Из Вологды.

Полина: Там лучше, чем в мегаполисах, работается.

Максим: А над чем работаете?

Артем: Если в двух словах, то связь через астрал.

Полина: Ну, еще и по оберегам немного.

Элеонора: Полина и Артем – одни из лучших молодых специалистов. Я сегодня их доклад с удовольствием послушала.

Полина: Да полноте, Элеонора Сергеевна! Мы сейчас смущаться начнем.

Элеонора: А как же оберег от смущения?

Артем: Если бы не он, уже бы смущались. Да ладно, шутим мы, нет такого оберега! Смущение – это чувство хорошее.

Говорилина: А правда, что через астрал любого человека можно найти?

Зорькина: Молодец, Лиля! Кому что, а курке просо! Дай ты людям от работы отдохнуть!

Максим: А что бы в вашей области работать, надо, ведь, какой-то дар природный иметь?

Полина: Наверное, да. Но тут главное еще и желание. Вот Элеонора Сергеевна заинтересовалась, и у нее уже что-то получаться начинает.

Элеонора: Ну, теперь я буду смущаться!

Артем: А давайте, Элеонора Сергеевна, попробуем? Вот мы сейчас магический круг создадим, а Вы определите, кто из присутствующих медиум. Естественно, мы с Полиной не в счет.

Полина: Никто не возражает?

Илья: А что? Даже интересно! Я – за!

Козодубова: А я, почему-то, боюсь…

Зорькина: А чего тут бояться! Я – за!

Говорилина: Я – за! Что делать надо?

Артем: Надо просто всем взяться за руки и подумать о ком-то, кто тебе очень нужен.

Максим: Каждый о своем?

Полина: Конечно! А Элеонора Сергеевна почувствует, кто из вас мысленно достигает астрала.


(все берутся за руки)


Артем: Готовы? Думаем!

Илья: Стойте! У меня не получается! Я не про человека, я про тортик думаю! Все, сосредоточился!

Артем: Думаем! Ну что, Элеонора Сергеевна?

Элеонора: Это – Яна! И еще Лиля, но немного…

Полина: Браво, Элеонора Сергеевна!

Говорилина: Ну, вот! Всегда мне чуть-чуть до чего-нибудь не хватает!

Артем: Связь через астрал можно усилить. Раньше для этого читали или пели заклинания, которые, по сути, и являются усилителями.

Илья: Это даже интересно – заклинания как энхансеры! Лиля, а что ты там про песню говорила? Может она сработает, как заклинание?

Говорилина: Может и правда попробовать? А-а-а! Хуже не будет! Я сейчас!


(уходит, возвращается с гитарой и в прикиде под Земфиру)


Говорилина: Только вы мне все помогайте – думайте про Леонида Николаевича.

(поет)

Я искала его

По кабинетам.

Я отчет не сдала.

Занятий больше нет.

Чего я ждала?

Сама не знаю…

Только, если б нашла,

С ума б сошла!


Ведь я даже во сне, я даже во сне

Всё опять выясняю белка структуру.


Я отчет не сдала.

Уже неделю

Я смотрю на геном

Глазам не верю,

Что из четырех букв в

Правильном порядке

Жизнь возможно создать

Прям на биофаке.


И я снова во сне, я снова ищу

Всё ещё в базах данных белок похожий…


Большой GC-состав…

И шпильки снова есть…

И где 5′-конец…


Ведь теперь я во сне смогу без проблем

Вспомнить все сайты для рестриктаз, конечно.

Да! Теперь и во сне, я с ходу во сне

Без проблем распишу ПЦРа циклы.


Я искала его,

Что б защитить отчет,

Искала его,

Надеясь на зачет.

И всё же нашла, но

Несмотря на это

Снятся праймеры мне

Ночами чами чами чами…


(появляется Леонид Николаевич)


Леонид Николаевич: Добрый вечер! Извините за вторжение! Я зашел сказать, что у вас дверь не закрыта.

Говорилина: Леонид Николаевич! Наконец-то я Вас нашла!

Леонид Николаевич: А в чем дело…э-э-э… Говорилина, кажется? Передали мне Ваш отчет. Хороший! Давайте Вашу зачетку (ставит отработку). Доброй всем ночи, извините еще раз и дверь открытой больше не оставляйте!


(уходит)


Говорилина: Что это было?

Зорькина: Зачетку покажи! (берет, смотрит) Везет же тебе, Лилька! Настоящая отработка!

Максим: Ну, вот! Теперь первокурсники будут думать, что без магии отработку не получишь!

Илья: И будут правы, только это магия называется любовь к биологии! И если принесут они сегодня клятву и будут ей следовать, то все у них будет сбываться! Первокурсникам для посвящения встать!


Идет Посвящение


© 2003-2019   Л. Валентович, П. Тумилович
Наш адрес: г. Минск, ул. Курчатова, 10, тел/факс. +375 (17) 209-58-08
Адрес для корреспонденции: пр. Независимости, 4, БГУ, Биологический факультет, 220030, г. Минск
http://www.bio.bsu.by