+ /     

Биологический факультет БГУ.    

СПЕКТАКЛИ БИОТЕАТРА: Кое-что из YouTube, Columbia pictures даже не представляет…

Прошел в ДКиСЖ 13 мая 2016 года


Действующие лица и исполнители:


«Трофические сети Серенгети. 27-я серия. КонсуМент последнего порядка»

Голос из-за сцены – выпускник биологического факультета БГУ 2014 года Лев Чеботарёв

Голос Дроздова за кадром – аспирант кафедры генетики биологического факультета БГУ Илья Ильюшёнок

Антилопа – выпускница биологического факультета БГУ 2012 года Анастасия Тумилович

Гриф 1– студентка 1-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Ханько

Гриф 2 – студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Анна Соколюк

Гриф 3 – студент 2-го курса биологического факультета БГУ Евгений Гудный

Шакал 1 – студент 4-го курса биологического факультета БГУ Ислам Ибадов

Шакал 2 – студент 2-го курса биологического факультета БГУ Никита Румянцев

Собака 1 – студентка 2-го курса биологического факультета БГУ Александра Полугодкова

Собака 2 – студент 4-го курса биологического факультета БГУ Артём Зенкевич

Собака 3 – студент 4-го курса биологического факультета БГУ Андрей Кузнецов

Собака 4 – студент 2-го курса биологического факультета БГУ Олег Мазуркевич


Нет повести счастливее на свете, Чем повесть о капусте и о редьке»

Автор (сценическая роль) – выпускник биологического факультета БГУ 2007 года Олег Левданский

Raphanus (Редька) – студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Семашко

Хрен – выпускник биологического факультета БГУ 2014 года Лев Чеботарёв

Капуста – аспирант кафедры генетики биологического факультета БГУ  Илья Ильюшёнок

Пионер – студент 2-го курса биологического факультета БГУ Никита Румянцев


«Основной симптом» 23-я серия. Рождение звезды»

Голос из-за сцены 1 - выпускник биологического факультета БГУ 2014 года Лев Чеботарёв

Моракселла – студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Валентина Павлюченко

Клебсиелла – магистранка кафедры микробиологии биологического факультета БГУ Елена Демидович

Протеус – студент 2-го курса биологического факультета БГУ Олег Мазуркевич

Николь – студентка 1-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Ханько

Энтерококкус – аспирант кафедры генетики биологического факультета БГУ Илья Ильюшёнок

Вибрион – выпускник биологического факультета БГУ 2009 года Юрий Станько

Сальмонелла – студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Яна Минич

Шигелла – студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Валерия Черникович

Ретровирус 1 – студент 4-го курса биологического факультета БГУ Андрей Кузнецов

Ретровирус 2 – студентка 3-го курса биологического факультета БГУ  Алёна Федюкевич

Рабдовирус – студент 3-го курса биологического факультета БГУ Евгений Прохоцкий

Лентец – выпускник биологического факультета БГУ 2007 года Олег Левданский

Мужики, пьющие пиво, - аспирант кафедры генетики биологического факультета БГУ Илья Ильюшёнок, выпускник биологического факультета БГУ 2014 года Лев Чеботарёв, выпускник биологического факультета БГУ 2009 года Юрий Станько

Официантка – студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Татьяна Томан

Вирус Зика – студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Светлана Левковец

Амёба – студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Семашко

Балантидия 1 – зав. кафедрой естественных наук лицея БГУ Николай Валерьевич Иващенко

Балантидия 2 – доцент кафедры молекулярной биологии биологического факультета БГУ Александр Леонидович Лагоненко

Балантидия 3 – студент 3-го курса биологического факультета БГУ Евгений Прохоцкий

Трансдуцирующий бактериофаг – выпускник биологического факультета БГУ 2014 года Лев Чеботарёв

Ассистентки трансдуцирующего бактериофага - студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Яна Минич, студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Валерия Черникович

 Голос из-за сцены 2 - доцент кафедры микробиологии биологического факультета БГУ Александр Георгиевич Песнякевич


- «» «» -

Авторы и постановщики:

Автор текста песни на мелодию группы «Любэ» «Прорвемся, опера»: студентка 5-го курса  биологического факультета БГУ Анастасия Семашко

Авторы «It's Raining Man» – Gloria Gaynor: студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Алена Федюкевич, студент 4-го курса биологического факультета БГУ Андрей Кузнецов.

Автор текста на мелодию песни «Последний герой» группы БИ-2: выпускница биологического факультета БГУ 2012 года Анастасия Тумилович.

Сопроводительный танец к песне Рабдовируса: студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Анна Соколюк, студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Татьяна Томан, студентка 2-го курса биологического факультета БГУ Татьяна Габровская.

Автор текста на мелодию песни «Ели мясо мужики» группы «Король и шут»: студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Семашко, студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Анна Соколюк.

Автор танца на воздушных полотнах вируса Зика на мелодию композиции «A Simple Life» – Brian Crain: студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Светлана Левковец.

Авторы «Felicità» – Al Bano & Romina Power и «Confessa» – Adriano Celentano: выпускница биологического факультета БГУ 2012 года Анастасия Тумилович, выпускник биологического факультета БГУ 2009 года Юрий Станько.

Автор текста на мелодию песни «Wrecking ball» – Miley Cyrus: студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Семашко.

Сопроводительный танец к сеансу переноса генетической информации: студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Яна Минич, студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Валерия Черникович.

Автор остальной части сценария и режиссер: доцент кафедры микробиологии биологического факультета БГУ Александр Георгиевич Песнякевич.


- «» «» -

Организационная деятельность:

Финансовые вопросы, аренда зрительного зала: студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Валерия Черникович.

Графический макет и изготовление билетов: выпускник биологического факультета БГУ 2004 года Виталий Черепович, студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Семашко.

Техническое обеспечение: выпускник биологического факультета БГУ 2005 года Александр Пожах


- «» «» -

Организационная помощь: студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Дарья Минченко, студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Семёнова, студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Сымонович.




Голос из-за сцены 1:   «Белый клык энтертайнмент» и «БурБуга продакшн» совместно с «Зоолоджи групп» и «Бакланз Бразерс» представляют…


"Трофические сети Серенгети". 27-я серия. "КонсуМент последнего порядка".


Голос Дроздова за кадром: Самыми зоркими и осведомленными падальщиками  в заповеднике, конечно же,  являются грифы. Именно они первыми узнают о случившемся и слетаются к месту событий…

Гриф 1: (разговаривает по мобильному телефону) Да поняла, поняла, у водопоя,  возле перекрестка… Лечу! Готовьте полполосы, нет, лучше  полосу (закрывает мобильник). Так, и где тут водопой?  Ага! (устремляется к лежащей антилопе)

(Появляются еще два грифа и также устремляются к месту происшествия)

Гриф 1:  Стой! Это моё! (показывает удостоверение-бэджик) Видел? Пресса! Вчера аккредитована на территории заповедника

Гриф 2:  Не понял! Это в какой такой «Экологии» написано, что твой журнал имеет преимущества?! Гриня! Снимай пока панораму, и попробуй взять крупный план

Гриф 1:  А вот и имеет! Во-первых, в заповеднике узаконена свобода получения информации!  А, во-вторых, не журнал, а газета! «Баобабский вестник» называется!

Гриф3: (закончив съёмку) Оно и видно, что бабский! И откуда ты такая взялась?  Сразу видно, что не из нашего заповедника…

Гриф 1:  А что, сильно видно? Я вам честно скажу, это мое первое задание… Редактор сказал, найди хоть что, хоть падаль какую-нибудь, но без материала не возвращайся

Гриф 2:  А тебе не кажется, что для вашей газеты это не совсем подходящий материал?

Гриф 1:  Ну почему? Может,  она была женщиной с трудной судьбой?

Гриф 3: Может и так. Только вряд ли мы об этом узнаем….

Гриф 1:  Нас на журфаке учили, что есть такой жанр – журналистское расследование

Гриф 2:  На журфаке и нас учили, только мы уже, в отличие от тебя, не первый год работаем… У меня такое чувство, что сейчас шакалы набегут… Слушай, сходи лучше опиши, как бабочки цветки опыляют!

Гриф 1:  Скажете тоже! Да у нас все про бабочек и опыление пишут! Мне бы что-нибудь экзотическое

Гриф 3:  А тут,  в Африке, все экзотическое, только не для нас, мы ж местные…Во, напиши, например, где раки зимуют. Видишь вон то озеро? Там они и зимуют! Прилетают из Европы и зимуют!

Гриф 1:  А-а-а! Понимаю, это вы шутите! Это вы такие веселые

Гриф 2:  Слушай, шла бы ты отсюда,  в самом деле! Когда шакалы придут  тут может быть, ох, как весело…

Гриф 1:  Тем более не пойду! Я ж сама такая веселая -  в нашей группе все девочки  это говорили!

Гриф 2:  Вот свалилась на нашу голову! Шакалы – это тебе не девочки…

(появляются шакалы)

Голос Дроздова за кадром: Шакалы тоже не прочь полакомиться мертвой, но еще свежей органикой. Они, в отличие от грифов, ориентируются не с помощью острого зрения, а полагаются на слух и обоняние

Шакал 1: Так,  где ты, говоришь? У водопоя?

Шакал 2: Сам  видел, век воли не видать! Такая – (показывает) во! Во! И во!

Шакал 1: Волосатая, что ли? Только откуда у нас здесь, в Африке,  ламы?

Шакал 2: Да не! Не волосатая! Я ж тебе говорю – (показывает тоже самое) у! У! И у!

Шакал 1: Унау? Двупалый ленивец? Так они только на южноамериканском материке встречаются! Что-то ты не то, кореш, лепишь! Сам, говоришь, видел? Нормальный шакал еду по запаху должен определять! (нюхает)

Шакал 2: Ну?!

Шакал 1: Гну!

Шакал 2: А пошел ты! Я ж тебя серьезно спрашиваю!

Шакал 1: Я ж тебе и говорю – антилопа это! Только вот стервятники эти с перьями уже слетелись, не подобраться теперь…

Шакал 2: А чего там! Мы их сейчас в раз! (направляется к грифам). Здорово, пернатые! Вы чего тут делаете? Валите отсюдова!

Гриф 1:  Здрасте! Чего это вдруг?! Наша газе…

Шакал 2: Заглохни, птаха! Слышь, она тут вякает, что эта газель ихняя!

Шакал 1: Какая газель? Я ж чую, что Гну!

Шакал 2: А, давай,  я им по морде дам!

Гриф 2:  Это у тебя морда, а нас, птиц, висцеральный отдел черепа!

Шакал 1: Ой, да знаем мы, знаем, не студенты ж какие-нибудь! Только череп у вас тропибазальный, и если я тебе сейчас «козу» сделаю, то прям до мозга и достану

Шакал 2: Трохи…. Какой?

Шакал 1: Заглохни! Говорил тебе, читай зоологию, двоечник!

Гриф 1:  Вот-вот! Причем по десятибалльной системе!

Гриф 3: (одергивает Грифа 1) Опять нарываешься! (шакалам) О чем базар? Мы ее первой нашли, нам и делить! У нас и удостоверения есть, а у вас?

Шакал 2: Ты что, собака гиеновидная у меня документы проверять?

Гриф 2:  Не волнуйся, эти скоро появятся! Поэтому я б на вашем месте сваливал, пока не поздно…

Шакал 2: А чего это нам сваливать?

Гриф 1: А потому, что я про вас в газете напишу!

Шакал 2: (Шакалу 1) Ты слышал? Она про меня напишет! Ну, и что?

Шакал 1: А то! Ведь и правда напишет! Эти пернатые, им только волю дай, обделают сверху донизу еще покруче, чем ласточки курчатовские! А нам светиться, сам понимаешь….


(звучит мелодия песни группы «Любэ» «Прорвемся, Опера». Появляются гиеновидные собаки)


Голос Дроздова за кадром: Гиеновидные собаки – это своеобразная милиция африканских саванн. Когда они появляются, остальные обитатели вынуждены отступить, потому что эти собаки очень умные

Собака 1: Ну вот! Эти акулы пера уже здесь! Сейчас опять приставать начнут, а нам работать надо! У меня  есть такое подозрение, что кто-то им  из наших стучит… А?

Собака 2: Нам еще только дятла в африканской саванне искать не хватает!

Собака 1:  А вот на вашем месте,  лейтенант, я бы помолчал! Кто вчера бегемотихе предлагал на баобаб залезть в порядке следственного эксперимента?! Не знаете?! А меня уже дважды на совет стаи вызывали! Всё, идите работать! И смотрите у меня!

Собака 3:  А с журналистами что делать?

Собака 1: Слушай, поговори ты  с ними, ты ж умеешь! А мы пока тело осмотрим


(собаки 1, 2 и 4 идут к трупу)


Собака 4:  Граждане! Разойдитесь! Не мешайте работе органов дыхания собак-ищеек!


(Журналисты подбегают к собаке 3)


Гриф 2:  (Грифу 3) Крупный план! (Собаке 3) Какими версиями располагает следствие?

Собака 3:  А пооригинальней у вас вопросов нет?

Гриф 1:  Есть! Вы не скажете, где раки зимуют?

Собака 3:  Вот это вопрос! Хороший вопрос! Что-то я вас раньше здесь не видел? Вы, наверно, новенькая? Записывайте! Раки у нас проходили по мокрому делу, проходили так, проходили … А тут я, с пистолетом …. Ба-бах! Записали? (Заглядывает в блокнот Грифа 1) Молодец! Три раза!

Гриф 1:  Что три раза? Проходили?

Собака 3:  Нет, ба-бах! Записали? Вот, а  они хоть бы что – у них же органов слуха-то нет! Представляете? Тогда я быстро пишу плакат «Вы где зимуете?», забегаю вперед и показываю! А они давай назад пятиться, пятятся так, пятятся…Записали? Так до самой границы заповедника и допятились. И где они теперь зимуют – неизвестно, там уже не наша территория.


(возвращаются собаки после осмотра)


Собака 1: Ну, что? Пресса довольна?  Вот и хорошо! А нам, извините, работать надо. У нас закрытое совещание.


(журналисты уходят)


Собака 1: Слава Богу! Ну что? Какие версии?

Собака 2:  Смерть наступила полчаса назад, на теле никаких следов борьбы. Думаю,  виновата трава…

Собака 1: Вот только наркотиков нам и не хватало!

Собака 3:  А чего? Сдадим это дело в отдел по борьбе с наркотой – гиенам, пусть разбираются!

Собака 2: Да погодите, я ж не про ту траву! По-моему, она просто объелась и до водопоя не дошла

Собака 1: Так что напишем? Смерть от переедания или смерть от жажды?

Собака 4:  Не пойдет! У неё на копытах песок, который есть только у самой воды. То есть до воды она дошла, что-то там увидела и …. Умерла

Собака 1: Ну что она могла там увидеть? Акул здесь у нас не водится…

Собака 3:  Я все понял! Это же дама? Так вот! Подходит она к воде, наклоняется на себя полюбоваться, а там – крокодил!

Собака 4:   На теле никаких следов от зубов не имеется, так-то!

Собака 3:  Причем тут зубы? Она ожидала увидеть свою симпатичную мордашку, а там – рожа крокодилья! Она, как дама, этого не выдержала и умерла от разрыва сердца!

Собака 1: Версия не правдоподобна потому, что крокодил бы ее обязательно укусил. Не пойдет!

Собака 2: Нет, в этом что-то есть! У этого водопоя на самом деле крокодил живет. Но только он такой старый, что почти все время спит! Так что пишем: разрыв сердца от огорчения!

Собака 1: Ну, разрыв сердца подтвердится только после вскрытия (раздается звонок мобильного телефона) Слушаю! Понял Вас, товарищ генерал! Да, охраняем! Так точно!

Собака 4:  Что,  опять лев?

Собака 1: Ну, а кто ж ещё? Лео Лео! На то он и царь!

Голос Дроздова за кадром: Но высшим последним звеном в трофических цепях Серенгети является конечно лев – самый главный консуМент! Но о нем мы узнаете из нашей  следующей серии


(звонок мобильного телефона)


Собака 1: Да? Что там у вас? Труп жирафа? Едем!


(С песней уходят)

(Гиеновидные собаки исполняю песню на мелодию группы «Любэ» «Прорвемся, опера»)


Собаки (все вместе): (поют)
На Серенгети опускается туман,
Крадет бананы стая диких обезьян
Рванем в саванну мы стрелой,
Туда, откуда слышен вой,
В цепях трофических оберегать покой!

Гав! Пускай спокойно спят и зебра, и жираф!
Гав! Слон, леопард или удав!
Гав! Мы разберем, кто виноват и кто не прав!
Прорвемся! Гав-гав-гав!
Прорвемся! Гав-гав-гав!


(занавес опускается)


Голос из-за сцены 2: Нет повести счастливее на свете, Чем повесть о капусте и о редьке


(неувядающая драма со счастливым концом. 40-летию Биотеатра посвящается)


(занавес поднимается. На сцене Автор, Капуста, Редька, Хрен)


Автор: На огороде, близ лесной опушки,

У дома в деревеньке захудалой

История любви прекрасной,

О кой поведать я собрался,

Произошла.

У края огорода, вдоль канавы,

Где почва влагою наполнена целебной,

Забыта с осени цвела весной капуста.

Немудрено ей было зацвести.

Ведь будучи растением двулетним,

Она весной входила в пору ту,

Которая порой любви зовется.

Невдалек, у скотного сарая,

Где куры землю роют в день погожий,

Развился он, Raphanus raphanistrum,

И солнца луч весенний,

Когда цветков его коснулся нежно,

Его вдруг разбудил, и он увидел

Весь мир таким, каким его природа

И руки бабкины, что огород сажала, сотворили…

Raphanus: Что вижу я?

Кругом мои собратья

Так весело листвою шелестят!

Но не один из них мне душу не согреет, я чувствую.

Скажи мне, старый хрен, о многолетник мудрый,

Со мною что и почему неймется мне?

Хрен: Таков закон природы, друг Raphanus!

В семействе крестоцветных, как и в прочих,

Весна порой всегда любви зовется

И вижу я: сейчас тебе неймется

Позвать пчелу или шмеля в подмогу,

Да по соседству присмотри ты редьку-недотрогу

Raphanus: Да я уж присмотрел! Вон там вот, у канавы!

С цветами белыми, нежна так и стройна!

Хрен: Я вижу, шустрый ты! Дай глянуть…

Это вот она?!  Да ты с ума сошел!

Ведь тож капуста!

Raphanus: Ну так что ж!

Она прекраснее всех редек вместе взятых!

О, милая!

Капуста: Ой, кто меня зовет? Иль показалось мне?

Raphanus: Нет! Это я, Raphanus raphanistrum!

Я здесь, за хреном, что меня не слаще.

А как тебя зовут, прекрасное созданье?

Капуста: Известно, по законам мирозданья,

Я имя рода своего ношу

Raphanus: Его ты назови, тебя прошу!

Мне хрен сейчас сказал, что ты капуста

И к роду Brassica должна принадлежать.

Он лжет? Тогда проткну его я шпагой!

Капуста: Я сражена твоей отвагой!

Но знает мудрый хрен, что со времен Линнея

Я к роду этому принадлежу…

Raphanus: Ах, как я сожалею!

Ведь всем известно: в мире этом

К гамете тянется гамета,

Но даже слившись воедино…

Не та получится картина!

К различным мы принадлежим родам!

Уж лучше камбий вскрыть и, высохнув,

Упасть к твоим ногам!

Капуста: Я не смогу прожить и дня,

Коль ты не опылишь меня!

Пусть лучше кролик или кенгуру

Сожрут меня, и я умру!

Хрен: Ах, Боже! Вот любви поэма,

Любви трагический пример!

Тоскою переполнилась флоэма!

Но кто там?  Юный пионер,

Ботаник, станцию юннатов

Он посещает много лет,

Он книжки умные читает

И в них всегда найдет ответ!

Он знае средство, что поможет

Капусте с редькой в их любви

Гибрид он плдодовитый сделать сможет!

Ботаник юный, помоги!

Автор: Как вы конечно догадались

Счастливый близится финал

Их хромосомные наборы

Ботаник лихо сосчитал,

Колхицин нашел по блату

За валюту прикупил.

Догадались вы, ребята,

Что за прием он применил?

И ныне: счастлив хрен,

Raphanus счастлив,

Капуста вся в прострации

Помогла в любви несчастной

Полиплоидизация!


(занавес опускается)


Голос из-за сцены 1:  кинокомпания «Парамаунт паразишн» и телеканал «Инфекция-2» представляют

«Основной симптом»

Познавательно-развлекательный сериал к общему курсу «Вирусология», а также

спецкурсам «Паразитология» и «Медицинская и санитарная микробиология»

Краткое содержание предыдущих серий. Кишечная палочка Николь после неудачного кастинга на участие в съемках  рекламы средств ухода за жгутиками снова возвращается к мысли вернуться в аппендикс. Но жизнь в перенаселенном Анус-сити в очередной раз  преподносит ей сюрприз. Ее сосед Энтерококкус фекалис знакомит ее с троюродными сестрами Моракселлой и Клебсиеллой, которые готовятся к участию в очередном  выпуске телевизионного шоу «Я – патоген». 23-я серия. «Рождение звезды»


(занавес поднимается. На сцене появляются Моракселла и Клебсиелла)


Моракселла: Я только что узнала, что в этом туре три новых участника, и среди них знаешь кто?

Клебсиелла: И кто? Амеба дизентерийная? Так она уже который год выступает, и ни разу даже до второго тура не дошла! От ее занудных монологов так и хочется включить систему секреции типа два! Это же  болтовня чистой воды!

Моракселла: Вот именно – чистой! Я бы даже сказала - хлорированной! Но не в амебе дело, она нам не соперник. Шустрик сказал, что ее взяли в шоу просто так, для массовости. Но зато они включили вирус Зика и, страшно подумать, какого-то лентеца


(появляется Протеус моргани по кличке Шустрик)


Протеус: Что значит «какого-то»? Лентеца широкого!

Клебсиелла: О, Шустрик! Легок на помине! Ты же должен был насчет фонограммы договариваться

Протеус: Уже!

Моракселла:  Что «уже»?

Протеус: Ты, похоже, забыла, что я Протей! Как поется у Джоаккино Россини (поет): «Протеус здесь, Протеус там! Протеус здесь, Протеус там!». Когда я…

Клебсиелла: Ой, да ладно! Про то, что ты пел в опере, пока у тебя голос не пропал, мы уже сто раз слышали! Скажи лучше, что это еще за лентец объявился?

Протеус: По моим данным это плоский червь из класса Ленточные, возбудитель дифиллоботриоза человека…

Моракселла: Червь?! И что делает этот гельминт среди нас, неклеточных  и одноклеточных? Ему в зоопарке, а не в нашем шоу, выступать надо!

Протеус: Вот и я тоже самое креативному продюсеру говорил, но у него на все один ответ, и вы его прекрасно знаете

Клебсиелла: Да уж! «Я ради рейтинга родную маму инфицирую и зрителю покажу». И ведь и правда покажет!

Моракселла: Меня больше волнует, нас он покажет или нет? Шустрик, что такое опять?

Протеус: Дамы, вы же знаете, я делаю все, что могу…

Клебсиелла: Я не поняла: мы что, и в этот раз пролетаем?!

Протеус: Ну, не совсем так… Даже совсем не так! Но у них в этом туре перебор с возбудителями респираторных заболеваний.  К тому же, ринит и пневмония - это по симптоматике не так уж зрелищно…

Моракселла: Это я, Моракселла катаралис, сочлен паразитоценоза у 23% ВИЧ-инфицированных,  не зрелищна?! Шустрик, мы тебе за что платим? Ты агент или кто?

Протеус: Да говорил я ему все! И про пневмонию с прободением висцерального и париетального листков плевры, и про…

Клебсиелла: А про мое факультативное участие в осложнениях при урогенитальных инфекциях?

Протеус: Говорил, конечно! Только для  него это все -  БэТэ

Моракселла: А причем здесь белорусское телевидение? Нас будут снимать для программы «Здоровье»?

Клебсиелла: Это там, где Елена Малышева и два дядьки с двухметровой моделью печени?

Моракселла: Да нет! Это где один дядька и без моделей. А вместо сердца и буквы «О» у них яблоко красное.

Клебсиелла: Да что ты меня путаешь! Яблоко – это «Эппл»

Моракселла: Это ты меня путаешь! У «Эппл» - яблоко надкусанное, а на БТ – целое. И вообще, причем здесь «Эппл»?

Клебсиелла: А причем здесь БТ?

Моракселла: Ты у меня спрашиваешь?

Протеус: Да успокойтесь вы! БТ на продюсерском жаргоне – это сокращение от «банально» и «тривиально»

Клебсиелла: Так это он так о белорусском телевидении?

Протеус: Нет, это он так о вызываемых вами инфекциях!

Моракселла: Нет! Ну, какая сволочь! А сам ведь тоже из наших, из условно-патогенных


(Входит кишечная палочка Николь)


Николь: Кто сволочь? Шустрик? Он же такой милый!

Клебсиелла: Да это не Шустрик, а Мямлик какой-то! Продюсера он не может уговорить!  Протеус моргани! Я официально заявляю, что дуэт «Опа-2» разрывает с Вами контракт в одностороннем порядке!

Николь: Как я вам, условно-патогенным, завидую! Контракты, телевидение… Я же ради этого в город и приехала…

Моракселла: Нечему тут завидовать! Репетировали-репетировали и все Протеусу под жгутик! Все, Шустрик! Как говорится: «Гудбай, Протеус, гудбай, мой миленький!»


(входит Энтерококкус фекалис)


Энтерококкус: Я слышу, Шустрик, ты получаешь очередное «прощай»? Которое по счету? Четыреста тридцать второе? Здравствуйте все! Что опять не так?

Протеус: Не попадаем в ближайший тур  на «Я - патоген». Привет, Энтик!

Николь: Здравствуйте, дядя Энтерококкус!.

Энтерококкус: О, я вижу тут дело серьезное! Дуэт-то наш даже поздороваться не соизволил…

Клебсиелла: Ладно, Энтик, не обижайся! Просто сколько можно в стену биться: уже и музыку поменяли, и танец два раза переделывали,  и все им не так!

Моракселла: А теперь они еще и гельминта запускают, а на нас, нормальных бактерий, места у них, видите ли, нет!

Энтерококкус: О, гельминт – это что-то новенькое…

Протеус: Да. И против этого, как говорится, не попрешь! Нам бы тоже что-нибудь новенькое предложить…

Николь: А если не что-нибудь, а кого-нибудь? Слушайте, возьмите меня, я у себя в аппендиксе за сборную колонии выступала, мы в ДКБК …

Клебсиелла: О чем это Вы, душа моя? Я уж не знаю что такое ДКБК, но …

Николь: ДКБК – это дом культуры бактериальной колонии, у нас он очень хороший… был…, пока его диареей не снесло

Клебсиелла: …но любому прокариоту понятно,  что, во-первых, перебивать старших невежливо, а во-вторых, от любого  ДКБК до ведущего телеканала ЖКТ по уровню подготовки  как от аминокислоты до белка в четвертичной структуре!

Николь: Да я все понимаю! Но я ж упорная, я, когда надо было на аттестат в конце логарифмического роста сдавать, все тесты по секреции за одну ночь выучила!  У меня и  грамота «Лучшему выпускнику» есть! Вы меня только учить начните, сами увидите!

Моракселла: Ух, ты! Фу, ты, ну ты, жгутики погнуты! Только мы ведь к какому шоу готовимся? «Я-патоген»! Так что учи тебя,  не учи, но без предъявления факторов патогенности, туда не попадешь.

Энтерококкус: Да, Николь, тут, уж, ничего не поделаешь! Вид ваш, Эшерихия коли, официально к патогенам не относится, даже к условным.

Николь: Да вы ткните любой сайт в ЖеКаТенете по запросу «Инфекции человека»! Там энтеропатогенных штаммов Эшерихия коли сотни приводятся!

Энтерококкус: Так потому они там и приводятся, что у них-то факторы патогенности как раз есть.

Николь: А у меня почему нет?

Энтерококкус: Потому что ты из колонии, в которую патогены не попадали. Ладно, Николь, не огорчайся! Если уж так тебе на телевидение хочется, попробуй в  другую передачу устроиться. Например, «Здоровое питание»

Николь:  Ага, и с умным видом рассказывать, как целлюлозу тремя способами перерабатывать. Я же хочу, чтобы меня во всем толстом кишечнике узнавали, чтобы… Эх, да что там говорить!

Протеус: А я, вот, смотрю на эту молодежь недозрелую, и себя вспоминаю! Какой запал, какой энтузиазм!

Клебсиелла: Ой, ну, прямо мэтр!

Моракселла: Ага, я бы даже сказала микрометр и два нанометра! Ты бы лучше подумал, что делать будем?

Протеус: Так вы же меня уволили? Или нет?

Клебсиелла: Да ладно тебе, Шустрик! Куда ж мы без тебя! Так что думай, чем мы можем продюсера удивить

Николь: Я одного не понимаю, откуда у энтеропатогенных эшерихий  факторы патогенности, если мы, эшерихии, изначально не патогенные?

Энтерококкус: Н-да… Надеюсь, что ты, несмотря на свою молодость, слыхала, что существует половой процесс?

Николь: Да рассказывали нам когда-то в середине логарифмической фазы роста, что есть что-то такое. Мол,  в случае крайней необходимости, при удачном стечении обстоятельств, скорее всего это вам не понадобится… А  вы почему спрашиваете?

Энтерококкус: А ты случайно не помнишь, что является результатом  этого процесса?

Николь: Помню, ГэПэГэ.

Энтерококкус: Ну, вот тебе и ответ!

Николь: На что ответ?

Энтерококкус: Какая, ты говорила, у тебя грамота есть? Лучшему выпускнику?

Николь: Да, а что?

Энтерококкус: И что такое ГПГ?

Николь: Как что? ГПГ – результат полового процесса у бактерий. Я отлично помню этот  тест: «Конечным результатом полового процесса у бактерий является» и четыре ответа: а) ГПГ, б) БКТ, в) ППП и г) ДББ. И надо выбрать правильный. Что с Вами, дядюшка Энтерококкус?

Энтерококкус: Да, ничего, детка! Вот уже в который раз думаю, какой это, прости Господи,  умный прокариот из Министерства образования эту тестовую систему ввел? А скажи мне, ты знаешь, что такое ГПГ?

Николь: А зачем мне это знать? Я просто запомнила, что этот ответ правильный, и все. А что? Это что-то важное?

Энтерококкус: Это, Николь, горизонтальный перенос генов

Протеус: Вот оно! Я понял, что предложить креативному продюсеру! Перенос генов в прямом эфире еще никто не показывал! На это он точно клюнет! Дамы, нам надо найти донора и придумать номер на четверых! Уже вижу: Николь в танце получает плазмиду и вполне обоснованно заявляет в финале: « Я – патоген!».

Николь: Так вы меня берете? Ура! Меня покажут по телевизору!

Моракселла: Рано еще радоваться! Тут еще, как говорится, начать и кончить!

Клебсиелла: Да, это тебе не в ДКБК по сцене прыгать!

Николь: Вот увидите, я справлюсь!


(занавес опускается. Перед занавесом появляется Протеус, навстречу ему из-за кулис выходит  Вибрион)


Протеус: Привет конкурентам!

Вибрион: (мрачно) Привет!

Протеус: Что, Вибрионушка, не весел? Что ты жгутик свой повесил?

Вибрион: А ты не радуйся! Сейчас к Салли зайдешь, таким же выйдешь!

Протеус: Как я вижу, Красотка Салли и  тебя послала куда подальше?

Вибрион: Ну, да, в район  анального сфинктера. Как я понимаю, ты  у нее уже был и все знаешь?

Протеус:  Что все?

Вибрион: Что лентец, как говорится,  подкрался незаметно! В программе на этот тур нет ни вас, ни нас!

Протеус: Это я еще вчера узнал.

Вибрион: И чему тогда радуешься?

Протеус: А я только что от креативного продюсера! Идею ему новую изложил и вот (показывает файлик с письмом), несу Сальмонелле Тифимурьевне распоряжение от Клостридиума.

Вибрион: А ну, покажи! (хочет взять бумаги)

Протеус: Спокойно! (показывает бумагу на расстоянии). Подпись видишь?

Вибрион: Да вижу! И почему ты, Шустрик, такой шустрый?!

Протеус: А потому, что перитрих!

Вибрион: То есть ты считаешь, что нам, полярным монотрихам,  с  вами в плане хитрости не тягаться?

Протеус: А причем здесь хитрость? Я же про подвижность

Вибрион: А я про хитрость! Ведь не скажешь, что ты там такого Клостридиуму наплел, что он решил тебя в шоу оставить?

Протеус: А почему нет? ГэПэГэ, как говорит маленькая Николь

Вибрион: ГэПэГэ? Это три буквы или что?

Протеус: Или что! Конечно три буквы, аббревиатура называется.

Вибрион:  Гибель полка гренадеров?

Протеус: Не а!

Вибрион: Гломерулонефрит после грыжи?

Протеус: Не а!

Вибрион: Гнойная послеродовая горячка?

Протеус: Не а! Сдаешься?

Вибрион: Ладно, сдаюсь!

Протеус: Вот и хорошо! Так где, ты говоришь, сейчас Салли? (собирается уходить)

Вибрион: Эй, ты куда? Так нечестно!

Протеус: А честно было в прошлом сезоне Клебсиеллу с Моракселлой переманивать?

Вибрион: Не, ну, это же шоу-бизнес! Это же действия по обстановке! Тем более, они теперь снова с тобой симбиозят…

Протеус: Что да, то да! А ты, кстати, сейчас с кем?

Вибрион: Да ни с кем! Поэтому Салли меня и поперла. Говорит, сольников в этом туре уже три

Протеус: Как три?! Было же два:  Рабдовирус и Лентец широкий

Вибрион: Олимпиада же на носу! Как говорится, на злобу дня, добавлен вирус Зика

Протеус: Да-а-а… Это сейчас на слуху, а рейтинг, черт бы его побрал, решает все… Вибриоша, а не сделать ли нам с тобой гешефт, как говорят в Одессе?

Вибрион: Шустрик, знаю я твои гешефты: ты потом, как в LB (произносится как «эль би») с дрожжевым экстрактом, на всем готовом, а я  - как на минимальной среде с мочевиной в качестве единственного источника азота и углерода!  

Протеус: Ну, не хочешь, как хочешь! Пойду другого донора искать

Вибрион: Что значит донора? Или ты имел в виду спонсора?

Протеус: Спонсоры у нас потом появятся, когда выступим! А сейчас мне нужен донор генетической информации

Вибрион: Не понял! Ты хочешь сам выступать в шоу? Шустрик, ты же агент, а не артист! Думаешь, я не знаю, что в опере ты не пел, а был рабочим сцены?

Протеус: Да знаю я, что многие знают, но так мне прикольнее.

Вибрион: Тогда зачем тебе донор?

Протеус: Ладно, пошли к Салли. По дороге расскажу.


(уходят. Занавес поднимается. На сцене за столом Сальмонелла.)


Сальмонелла: Шиги! Шиги! Где мой кофе? ( продолжает писать что-то) Шиги!


(появляется Шигелла)


Шигелла: Ну что опять?!

Сальмонелла: Не опять, а снова! А опять  - это ты!

Шигелла: Что я?

Сальмонелла: Ты (пауза) опять (пауза) хамишь.

Шигелла: Ни (пауза) фига (пауза) подобного.

Сальмонелла: Хочешь меня из себя вывести?

Шигелла: Это невозможно

Сальмонелла: Слава Богу, хоть это понимаешь.

Шигелла: А Вы – нет! Нельзя вывести то, что не входило.

Сальмонелла: Ты хочешь сказать…

Шигелла: Я не хочу, я уже говорю

Сальмонелла: Что ты говоришь?

Шигелла: Что слышите

Сальмонелла: Кофе где?

Шигелла: Какой кофе?

Сальмонелла: Мой!

Шигелла: Не знаю. Может, выпили

Сальмонелла: Кто выпил?

Шигелла: А я почем знаю? Раз его нет, значит, кто-то выпил. Или вылил

Сальмонелла: Шиги, я прошу приготовить мне кофе!

Шигелла: Так бы сразу и сказали


(появляются Протеус и Вибрион)


Протеус: Приветствую вас, патогенненькие вы мои!

Сальмонелла: Кто впустил? Шиги! Почему в моем кабинете посторонние?

Шигелла: А я почем знаю?

Сальмонелла:  Шиги, вот, скажи мне, ты кто?

Шигелла: Я -  Шигелла зоннеи.

Протеус: А я, осмелюсь напомнить, Протеус моргани! И какие же мы для Вас, Сальмонелла Тифимурьевна, посторонние? Обижаете!

Сальмонелла: Шустрик, не мешай воспитательному процессу! Шиги, на работе ты секретарь и должна докладывать мне о посетителях

Шигелла: И зачем? Вы же и так их видите.

Сальмонелла: Я не про этих говорю!

Шигелла: Так чего тогда говорите?

Сальмонелла: О, Боже! Ладно, иди, я жду кофе! (Шигелла уходит) Никогда не берите родственников, даже далеких, на работу!

Протеус: А кто это?

Сальмонелла: Да попросили сородичи из слепой кишки это чудо пристроить, так теперь не знаю, что и делать!

Вибрион: Похоже, тут не пристраивать, а строить надо

Сальмонелла: Легко сказать! Они же там у себя в прериях аппендикса простые, как правда, и закаленные, как сталь.


(входит Шигелла)


Шигелла: Тут эта, Зика какая-то …

Сальмонелла: Шиги! Ты же видишь, я занята, попроси подождать.

Шигелла: Кого?

Сальмонелла: Вирус Зика! Я освобожусь и поговорю.

Шигелла: С кем?

Сальмонелла: С ней

Шигелла: Не получится

Сальмонелла: Почему?

Шигелла: Она приехать не может

Сальмонелла: Шиги! Ты же сказала: «Тут эта…»

Шигелла: А Вы до конца дослушайте. Сказали докладывать, а тут эта Зика письмо на компьютер прислала: «Приехать не могу. Обложили эпидемиологи. Выступлю после Олимпиады. Зика»

Сальмонелла: Вот те на!

Шигелла: Давайте

Сальмонелла: Что давайте?

Шигелла:  Что хотели

Сальмонелла: Я хотела?

Шигелла: А кто сказал: «Вот те на»?

Сальмонелла: (Протеусу и Вибриону) Видели? А вы говорите строить! (Шигелле)  Шиги, ты молодец, что доложила, а сейчас иди! Я потом вирусу Зика отвечу. (Шигелла уходит). Ответить-то я отвечу, а вот с программой что делать?

Протеус: А мы тут зачем?

Сальмонелла: Да, вы тут зачем?! Я же ясно обоим сказала: «Вы в этом туре не участвуете».

Протеус: Сальмонелла Тифимурьевна! Как говаривал один из пациентов  отделения острых кишечных инфекций: «Все течет, все из меня». Вот тут Вам креативный продюсер письмецо просил передать (отдает письмо).

Сальмонелла: (смотрит на подпись) Да, это Клостридиум. Только он так расписывается, с крестиком после tetani. И как ты его уговорил?

Протеус: Предложил показать в прямом эфире то, о чем все говорят, но никогда не показывают.

Сальмонелла: Интригуешь, Шустрик? Ну-ну! Я, конечно, не Андрей Малахов, но такого уже напоказывалась…, аж, самой страшно. Шучу! Так чем хочешь зрителя удивить?

Протеус: А слабо догадаться? Сокращенно ГэПэГэ

Сальмонелла: Гроздьевидный патогранулез?

Протеус: Не а!

Сальмонелла: Глиальный перфорационный гистиоцитоз?

Протеус: Не а!

Сальмонелла: Гистиопатогенез, естественно, инфекционный?

Протеус: Не а!

Сальмонелла: Гетеропситтакоз гватемальский? Да, действительно, этого еще не было. Но где мы попугая для натурных съемок найдем?

Протеус: Вот, Вибриоша, учись! Только название прозвучало, а профессионал сразу видеоряд представляет! Вы, Сальмонелла Тифимурьевна, просто гений!

Сальмонелла: И вот знаю же, что ты, Шустрик, мелкий интриган и профессиональный подхалим, но все равно приятно! Так что? Пситтакоз?

Протеус: Нет, Сальмонелла Тифимурьевна, горизонтальный (пауза) перенос (пауза) генов!

Сальмонелла: Что?! У нас же террибл-шоу! Мы должны пугать зрителя, а не, извините, сю-сю му-сю показывать!

Протеус: Кто говорит о сю-сю му-сю?! Смотрите сюда, Сальмонелла Тифимурьевна! (показывает на Вибриона). Вы видите этого брутального матерого патогена, способного уложить в инфекционные больницы половину населения страны?! Он почему такой молчаливый? Потому что не надо слов - за него говорит его холероген! А теперь представьте безвредную и потому незаметную для иммунной системы Эшерихию коли, которая на глазах у зрителей превращается в ЭТКП – энтеротоксигенную кишечную палочку.

Сальмонелла: Да ладно, эшерихиозы для медиков не новость! И мы их уже показывали: и сальмонеллоподобные и холероподобные….

Протеус: А мы и не будем показывать сам эшерихиоз! Мы покажем первопричину его появления. А дальше пусть работает фантазия зрителя.

Сальмонелла: А что? В этом что-то есть… Ладно, ставим этот номер в шоу. (Записывает) Кто тут у тебя в исполнителях? Моракселла, Клебсиелла…

Протеус: Сальмонелла Тифимурьевна, есть тут один нюанс: Моракселла и Клебсиелла в этот раз  работают с Вибрионом, а я представлю молодое дарование – кишечную палочку Николь. Ты же знаешь, у меня чутье на таланты

Сальмонелла: Погоди, погоди, при чем тут Вибрион?

Протеус: Как причем? Заслуженный артист прямой кишки, народный артист складчатого эндотелия кишечника Вибрио холера биовар Эль-Тор любезно согласился стать донором генетической информации в моем номере «Рождение звезды патогенеза» только при условии его участия с отдельным номером

Сальмонелла: Ни за что! У меня правило - сольных номеров не больше трех. А уже есть рабдовирус, дизентерийная амеба и лентец!

Протеус:  Так в том-то и дело, что теперь это будет не моноинфекция, а смешанная! Итальянский лимфогранулематоз с тремя возбудителями! Одновременный удар по пищеварительной, дыхательной и мочеполовой системам! Новая головная боль медицинским микробиологам!

Сальмонелла:  Неплохо вещаешь. Погоди, я запишу (записывает). Спасибо. Я подумаю. Может,  в следующем году…

Протеус: (возмущенно)  В следующем году? Сальмонелла Тифимурьевна! Я тоже в шоу-бизнесе не первый год, но это переходит всякие границы…


(входит Шигелла)


Шигелла: Тут эта…

Сальмонелла: Шиги, «эта» – это седьмая буква греческого алфавита

Шигелла: Знаю. И что?

Сальмонелла: Знаешь?! А буква «пи» какая?

Шигелла: Шестнадцатая.

Вибрион: Ух ты! А буква «фи»?

Шигелла: Двадцать первая

Вибрион: И откуда ты такая родом, если не секрет?

Шигелла: В нашем роду все из поколения в поколение чтят профессора Киёси Шига, а он, когда нас открывал и описывал, любил напевать греческий алфавит

Вибрион: Мать честная! Вот это память поколений!

Сальмонелла: Что-то тут не так… Насколько я знаю, Киёси Шига был японец

Шигелла: Но это не помешало ему знать не только греческий, но и латинский, а также  проработать в Германии около 5-ти лет. А теперь докладываю: тут эта, проблема у нас - кофе будет только завтра. У хозяина нашего кишечника осталось 12 тысяч до стипендии. Поэтому он выбрал беляш, а не кофе. Беляш будете?

Сальмонелла: Шиги! Ты не перестаешь меня удивлять…

Шигелла: Так будете или нет?

Сальмонелла: Нет, Шиги. Спасибо. (Шигелла уходит) Видели, каков экземпляр?

Вибрион: Видели! Какой типаж! Какая мощь и простота! Я от нее просто балдею!

Сальмонелла: И что мне с ней делать?

Вибрион: А отдайте ее мне! Я из нее актрису сделаю!

Протеус: А что, Сальмонелла Тифимурьевна? Чудесный гешефт намечается: вы не мучаетесь, родственники довольны, Вибрион выступает в ближайшем туре…

Сальмонелла: Ладно! Уговорили! Начинаем работать с завтрашнего дня!


(занавес опускается)


Голос из-за  сцены 2: И вот наступил он – звездный час Николь.


(звучит музыкальная заставка шоу «Я - патоген». Занавес поднимается.


Ретровирус 1 и Ретровирус 2 исполняют танец на мелодию Gloria Gaynor «It's Raining Man»)


Ретровирус 1: Факторы патогенности!

Ретровирус 2: Экзо- и эндотоксины!

Ретровирус 1: Адгезины и агрессины!

Ретровирус 2: Тайны патогенеза!

Ретровирус 1: Взгляд изнутри!

Ретровирус 2: Динамика инфекционного процесса!

Ретровирус 1: Секреты эпидемий и пандемий!

Ретровирус 2: Все это и многое другое в шоу

Ретровирус 1 и 2: (вместе) «Я – патоген!»


(музыкальная отбивка)


Ретровирус 1: Сегодня мы начинаем с возбудителя болезни, от которой нет лекарств

Ретровирус 2: Вялость и апатия, галлюцинации и водобоязнь,  обильное слюноотделение и приступы ярости

Ретровирус 1: Смогло ли бы выжить человечество, если бы не Луи Пастер?

Ретровирус 2: Встречайте! Только что от собаки, возбудитель бешенства - Рабдовирус!


(звучит музыка песни группы БИ-2 «Последний герой».

На заднем плане трио девушек исполняет танец милитаризованного толка )


Рабдовирус: (поет) Я Рабдовирус. Путь мой -  разрушенье,

Вы, жалкие, не стойте на пути.

Ведь если жизнь сведет на поле боя,

Поймете многое вы о литическом пути!

Живым не уйти,

Ты плачь об одном.

Что будет моим,

Твой последний геном.

Всю клетку я заполоню собою,

В ней будет моя армия расти.

Создам, прекрасных, миллиарды копий,

Все сокрушим мы на своем пути

И вот твой белок,

Пошел на капсид.

Который солдат,

Моих защитит.

Теперь ты завод,

И сборка идет.

Но помни о том,

Там мой геном.

Захват завершен,

Ты наш полигон.

Получим свободу,

И в атаку пойдем.

Отряд наш готов,

И гибель грядет.

Захват новых клеток,

Вперед нас зовет.


(Идет музыкальная заставка шоу. Появляются ретровирусы)


Ретровирус 1: Кто еще сомневается, что мы, вирусы, страшная сила?

Ретровирус 2: Как писал поэт,  «Нас - тьмы, и тьмы и тьмы! Попробуйте – сразитесь с нами!» Прокариоты мы, неклеточные мы, но не единственные, убедитесь сами.

Ретровирус 1: Сегодня впервые в нашей программе, властелин тонкого кишечника млекопитающих

Ретровирус 2: Облигатный анаэроб

Ретровирус 1: Мастер мистических превращений по схеме  корацидий – процеркоид – плероцеркоид - сколекс

Ретровирус 2: Половой гигант, но при этом гермафродит

Ретровирус 1: Один из самых обаятельных  паразитов Дифиллоботриум латум – Лентец широкий!

Ретровирус 2: Встречайте!


(Под веселую музыку на сцене появляются трое мужиков с пивом и рыбой.

Располагаются и начинают бражничать. Появляется Лентец.

Звучит мелодия песни группы «Король и шут» «Ели мясо мужики»)


Лентец: (поет) За столом сидели мужики и ели:

Рыбой  конюх угощал своих гостей.

Все расхваливали ужин, и хозяин весел был,

Только рыбу эту он не доварил...

Ели рыбу мужики, пивом запивали,

А, что они заражены, еще не понимали!


Раньше этот окунь жил не очень плохо,

Он циклопов поедал и не тужил.

А в циклопе процеркоиды жили, уж три дня,

И пройдя весь цикл, появился в рыбе Я!


Ели рыбу мужики, пивом запивали,

А, что они заражены, еще не понимали!

Рыбу кто не доварил - тот большой глупец,

И тогда, уж точно, к вам придет лентец!


(Идет музыкальная заставка шоу. Появляются ретровирусы)


Ретровирус 1: Внимание! Только что мы получили экстренное сообщение!

Ретровирус 2: Вирусу Зика удалось прорвать кордоны, установленные Всемирной организацией здравоохранения и Министерством общественного здоровья Бразилии!

Ретровирус 1: Мы прерываем показ, чтобы продемонстрировать уникальные кадры, запечатлевшие побег самого популярного патогена последних недель.

Ретровирус 2: По непроверенным данным вирусу Зика удалось вырваться из цепких лап медиков благодаря отваге доблестных воздушных переносчиков – тигровых комаров вида Aedes aegypti.

Ретровирус 1: Судя по имеющимся у нас видеоматериалам, бесстрашный Зика совершил перелет из Южной Америки даже не поднимаясь в тело переносчика и успешно приземлился в одном из укромных уголков Европы.

Ретровирус 2: Включаем запись!


(Вирус Зика исполняет  танец на воздушных полотнах на мелодию композиции «A Simple Life»  Brian Crain)


(Идет музыкальная заставка шоу. Появляются ретровирусы)


Ретровирус 1: Пожелаем герою успехов в борьбе с эпидемиологами

Ретровирус 2: И как говорится «Шоу маст гоу он!» - наше шоу продолжается!

Ретровирус 1: Да, лентец – молодец! Он всегда одинок,

Как отшельник в пустыне кишечной

Ретровирус 2: Но куда веселей быть в компаньи  друзей

В микст-инфекции, пусть быстротечной

Ретровирус 1: Тихо стонут врачи, озабочена ВОЗ,

Не поставить диагноза сразу

Ретровирус 2: Паразитоценоз, паразитоценоз

Коллективно проводим заразу!

Ретровирус 1: Итальянский лимфогранулематоз с тремя возбудителями!

Ретровирус 2: Моракселла, Клебсиелла и Вибрио холера Эль-Тор! Встречайте!


(появляются Моракселла и Клебсиелла. Звучит мелодия песни «Феличита)


Моракселла и Клебсиелла: (поют дуэтом) Жизнь хороша!

Из многих стратегий

Выбрали эту

Жизнь хороша!

Патогенности лучше

Нету на свете

Жизнь хороша!

Мы в любом организме

Словно как дома

Жизнь хороша!

Жизнь хороша!

Жизнь хороша!


Вибрион: (поет) В пору юности я был в почве,

Жил в лесу и, мечтая, ожидал.

Чтоб скорее пришли туристы,

И организм человека домом стал.


И настанет пора счастливая!

Прорастем, и пойдет деление

Экзотоксинов будет уйма,

Без них не комильфо!


Где же ты?…………приходи с друзьями,

Где же вы?............очень вас мы ждем.

Где же ты?............ешь с земли, не парься,

И тогда дом мы обретем!.....


Моракселла и Клебсиелла: (поют дуэтом) Жизнь хороша!

Из многих стратегий

Выбрали эту

Жизнь хороша!

Патогенности лучше

Нету на свете

Жизнь хороша!

Мы в любом организме

Словно как дома

Жизнь хороша!

Жизнь хороша!

Жизнь хороша!

(2 раза)


Вибрион: (поет) Мы попали к тебе в кишечник,

Получилось так, сам ведь виноват.

Продукты были чисты не очень,

Ну, а повар, в готовке слабоват.


Он готовил не умело,

Мол «горячее сырым не может быть»!

За эту мудрость мы благодарны,

И повару поклон!


Молодцы!............что ничего не мыли,

Молодцы!............что слабым был огонь!

Молодец!............ кто повара назначил

Повар сделал нам в твоем теле бронь.


На себя вы пеняйте,

Мы уже проросли и внутри.

Токсин выделяем …

Вспомнишь ошибки свои?

В клозет ты беги!


Мы в тебе!............будет очень плохо,

Но зато, ты наш отчий дом.


Вибрион, Моракселла и Клебсиелла: (поют трио) Жизнь хороша!

Из многих стратегий

Выбрали эту

Жизнь хороша!

Патогенности лучше

Нету на свете

Жизнь хороша!

Мы в любом организме

Словно как дома

Жизнь хороша!

Жизнь хороша!

Жизнь хороша!


(Идет музыкальная заставка шоу. Появляются ретровирусы)


Ретровирус 1: И снова вас ожидает смешанная инфекция

Ретровирус 2: Но теперь это эукариоты!

Ретровирус 1: Непревзойденная разрушительница стенки толстой кишки

Ретровирус 2: Красотка с непостоянной формой тела

Ретровирус 1: Самая обаятельная и привлекательная среди амеб

Ретровирус 2:Амеба дизентерийная!

Ретровирус 1: И сочлены паразитоценоза – Балантидии!

Ретровирус 2: Такое разрушение стенки толстого кишечника не под силу даже группе «Дип Папл»!


(на сцене появляется Амеба, садится в позу лотоса. Звучит буддийская музыка)


Амеба: (читает речитативом) Достаточно давно амёбы решили отказаться от формы. Но мы, дизентерийные амебы пошли дальше по пути просветления. Для нас, одноклеточных, смерти нет. Есть лишь цепь перерождений – сансара. Из цист после метацистной стадии развития выходим мы, просветленные формы, делимся, и лишь лучшие из нас смогут достичь нирваны. Остальным снова суждено стать цистой и пройти весь путь сначала. Те же, кто готов освободиться от желаний, привязанностей, цитоплазматических включений.. Только те превратятся в тканевую форму, двигаясь к высшей цели наших устремлений – к большой вегетативной форме. Достигая именно этого состояния, мы освобождаемся от круга перерождений, обретаем способность ясно видеть внутренние органы хозяина и фагоцитировать эритроциты. Что касается меня, я ещё совсем юная просветная форма и наверняка в скором времени вновь окружу себя оболочкой и превращусь в шаровидную цисту. Покинув хозяина – окажусь во влажной почве, где буду медитировать, пока великий АмеБудда не услышит песни моей души и не приведет мне нового хозяина.


(звучит мелодия песни из репертуара Miley Cyrus «Wrecking ball», в ходе исполнения песни на заднем плане Балантидии имитируют разрушение стены аналогично таковому в видеоклипе Miley Cyrus)


Амеба: (поет)
Я день за днём в тебе иду
Едва опускаясь вниз
Как только цель свою найду
Крушить – станет мой девиз

Что ж, мне очень жаль: не смотрел ты вдаль
Думал ли головой?
Как же глуп ты был – руки не помыл
И теперь я с тобой

Разрушу ткань твоей кишки
И лёгкие мои шажки
Отразятся в твоей жизни вдруг
Вечеринкой для нас станет недуг
Для нас тво-ой недуг…

Попасть бы только в кровоток
И всё! Печень тут как тут!
Нас легион, наш нрав жесток
И все осложнений ждут

Если не лечить, не остановить
То постигнет беда
Случай запустив, грозный наш мотив
Ты услышишь тогда

Как разрушаем всё в тебе
В неравной с нами ты борьбе
Проиграешь, ведь назад пути
Давно уже нет! Не-е найти
Брюшная полость, перикард
Устроим в теле авангард
Разрушая на своём пути
Что бы цистой опять в цикл войти
Опять во-о-ойти.

Пойми, я не хочу войны,
Но, стоило в тебя войти,
Со мною ты забыл про сны,
И нет уже назад пути.
Пойми, я не хочу войны,
Но, стоило в тебя войти,
И нет уже назад пути…

Если вдруг опять станет скучно спать –
Знаешь, как нас найти…

И мы к тебе ворвемся вновь
В кишечник, а оттуда в кровь
Разрушая всё внутри тебя
Наша встреча с тобой – это судьба!
И так всё будет день за днём
Твои мысли будут об одном
Я готова это повторять
Только честно скажи:
Будешь ли ждать?
Меня, будешь ли ждать?
Меня.. Бу-удешь ждать…


(Идет музыкальная заставка шоу. Появляются ретровирусы)


Ретровирус 1: Патогеном быть не просто

Жизнь в хозяине сложна

Ретровирус 2: Жди, иммунного ответа

Захлестнет тебя волна

Ретровирус 1: Антител высокий титр

Лейкоцитов мощный строй

Ретровирус 2: Тот, кто не был паразитом

Не поверит нам с тобой

Ретровирус 1: Кто решится на такое?

На такую жизнь в аду?

Ретровирус 2: Но Николь сказала смело

Я хочу и я пойду!

Ретровирус 1:Только здесь!

Ретровирус 2: И только у нас!

Ретровирус 1: Превращение сапротрофа

Ретровирус 2: В оппортунистического патогена!


(идет сеанс переноса генетической информации. На сцене появляются две ассистентки и исполняют танец, предваряющий появление трансдуцирующего бактериофага. Звучит мистическая музыка и появляется трансдуцирующий бактериофаг в облачении мага-иллюзиониста. Ассистентки выводят на сцену Эшерихию коли и Вибриона. Трансдуцирющий фаг, делая характерные для иллюзионистов пассы руками, поочередно погружает бактерии в транс. Ассистентки укладывают каждую из бактерий на отдельный стол. Музыкальное сопровождение нарастает. Бактериофаг красиво вытягивает из лежащего вибриона алую ленту с написанными на ней обозначениями пар нуклеотидов и переносит ее к лежащей на другом столе Эшерихии. Под заключительные аккорды бактериофаг внедряет генетическую информацию в клетку реципиента)


Голос из-за сцены 2: Дамы и господа! Только что вы стали очевидцами горизонтального переноса генов путем трансдукции! Вы увидели то, что не видел никто и никогда! А почему? Потому что сегодня ….


Все участники выбегают на сцену и вместе кричат: «День биолога!»

Исполняется песня «День биолога – радостный день»


Страница обновлена: 29.06.2017 12:54

Расписание 47 автобуса Расписание занятий Следуйте за белым кроликом...

 

Наверх Наверх Наверх 


На главную | © 2003-2019 Л. Валентович, П. Тумилович | Авторские права |