+ /     

Биологический факультет БГУ.    

СПЕКТАКЛИ БИОТЕАТРА: О чем говорит эквипмент или Cucaracha forever!

Прошел в ДКиСЖ 17 мая 2019 года


Действующие лица и исполнители:


Валя: магистрант кафедры генетики биологического факультета БГУ Анна Соколюк

Галя: студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Екатерина Шруб

Таракан Юзик: студент 4-го курса биологического факультета БГУ Ярослав Ковалёв

Таракан Настенька: студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Анастасия Ханько

Спиртовка: аспирант кафедры генетики Анастасия Левданская

Пипетка: выпускница биологического факультета БГУ 2012 года Анастасия Тумилович

Кварцевая кювета: студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Оксана Кулешова

Донышко чашки Петри: студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Маргарита Василевская

Качалка: студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Юлия Костевич

Левая перчатка: выпускница биологического факультета БГУ 2017 года Алёна Федюкевич

Правая перчатка: магистрант кафедры генетики биологического факультета БГУ Анна Соколюк

Наконечник 1: студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Ковзан Алёна

Наконечник 2: выпускница биологического факультета БГУ 2016 года Светлана Левковец

Наконечник 3: магистрант кафедры молекулярной биологии биологического факультета БГУ Карина Песоцкая

Наконечник 4: студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Александра Полугодкова

Наконечник 5: студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Татьяна Пинчук

Синий наконечник: студент 5-го курса биологического факультета БГУ Евгений Гудный

Флакон: студент 5-го курса биологического факультета БГУ Олег Мазуркевич

Мужской бек-вокал песни наконечников: ассистент кафедры генетики Илья Николаевич Ильюшёнок

Голос из-за сцены: доцент кафедры микробиологии биологического факультета БГУ Александр Георгиевич Песнякевич

Звукооператор – студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Юлия Король

 

- «» «» -

 

Автор стихотворения «Десять чашек Петри» – аспирант кафедры генетики Анастасия Левданская

Автор текста песни Спиртовки «Нас бьют ‑ мы слетаем» – аспирант кафедры генетики Анастасия Левданская

Автор текста песни Наконечников – выпускница биологического факультета БГУ 2012 года Анастасия Тумилович

Автор речёвки Наконечников – аспирант кафедры генетики Анастасия Левданская

Автор песни Кюветы – ассистент кафедры генетики Илья Николаевич Ильюшёнок

Автор остальной части спектакля – доцент кафедры микробиологии биологического факультета БГУ Александр Георгиевич Песнякевич

 

- «» «» -

 

Постановка танца Перчаток – магистрант кафедры генетики биологического факультета БГУ Анна Соколюк, выпускница биологического факультета БГУ 2017 года Алёна Федюкевич

Постановка танца Наконечников – выпускница биологического факультета БГУ 2016 года Светлана Левковец, студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Александра Полугодкова, студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Ковзан Алёна, магистрант кафедры молекулярной биологии биологического факультета БГУ Карина Песоцкая.

 

- «» «» -

 

Костюмы Кюветы, Чашки Петри и Флакона – магистрант кафедры генетики биологического факультета БГУ Анна Соколюк, выпускница биологического факультета БГУ 2012 года Анастасия Тумилович, студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Ева Жартун

Костюм Спиртовки – ведущий научный сотрудник лаборатории ферментов Института микробиологии НАН Беларуси Татьяна Владимировна Семашко и аспирант кафедры генетики Анастасия Левданская

 

- «» «» -

 

Финансовые вопросы, аренда зрительного зала – выпускник биологического факультета БГУ 2005 года Александр Пожах

Техническое обеспечение звука на сцене ‑ выпускник биологического факультета БГУ 2005 года Александр Пожах

Графический макет билета и афиш ‑ аспирант кафедры генетики Анастасия Левданская, студентка 3-го курса биологического факультета БГУ Маргарита Василевская

Продажа и распространение билетов – студент 4-го курса биологического факультета БГУ Ярослав Ковалёв, студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Кабанькова Анастасия, студентка 5-го курса биологического факультета БГУ Осипчик Мария, студентка 4-го курса биологического факультета БГУ Юлия Король

 




Голос из-за сцены: Уходили ли вы поздним вечером из лаборатории последним? Было ли вам страшно в длинном темном коридоре, в противоположном конце которого слабо мерцают отблески спального района Брилевичи и через единственное окно слабо доносится рокот МКАДа? Вздрагивали ли вы от шума воды в унитазе, спущенной этажом выше, радостно осознавая, что в корпусе есть еще кто-то, кроме смотрящих на далеком первом этаже телевизор вахтеров? Огорчались ли вы, когда до вас доходило, что это Игорь Викторович Семак, который домой не собирается, и по темной лестнице все равно придется спускаться в одиночестве? Если нет, то вам остается только поверить на слово тем добровольным узникам науки, которые утверждают, что все, что вы увидите, сущая правда, и происходит по ночам далеко не однажды, а, простите за не совсем удачный неологизм, всегдажды. Но начинается все только тогда, когда последние работавшие сдадут ключи, и на пульте вахтерши на первом этаже успешно засветятся спокойные огоньки сигнализации.


(перед опущенным белым занавесом появляются Валя и Галя)


Валя: Ты все ключи пересчитала?

Галя: Да вроде все…

Валя: Что значит вроде? Ты их из коробки высыпала и потом опять собирала или просто так пересчитывала?

Галя: Просто так…

Валя: Смотри, если вахтерша не досчитается, сама наверх побежишь!

Галя: Одна? Ни за что! Я, если честно, темноты боюсь.

Валя: Не понимаю, как можно бояться темноты? Это же просто отсутствие света, то есть что-то нематериальное.

Галя: Как это нематериальное?! А темная материя? Я, когда четвертую серию одна смотрела…

Валя: Чем чушь всякую смотреть, обзор бы лучше для курсовой дописывала! Вам ее в пятницу сдавать?

Галя: Почему в пятницу? В субботу!

Валя: Ага, если к 9-ти утра домой рецензенту отвезти!

Галя: Зато целая ночь в запасе! Вот последние результаты послезавтра получу и… Блин, я, кажется, забыла качалку включить!

Валя: Успокойся, я свои колбочки после тебя ставила и включила. Только бы она ночью не перегрелась, старушка наша ненаглядная!

Галя: Старушка – это ты хорошо сказала, ласково! Ей, наверное, уже лет пятнадцать?

Валя: Ага, пятнадцать! Ей лет двадцать, не меньше, ее же из старого корпуса перевезли.

Галя: Вообще-то, да, а может и лет тридцать! Говорят, что на ней Наталья Павловна бактерии растила, когда еще диссертацию делала.

Валя: Если кандидатскую, тогда вообще сорок получается! И не только Наталья Павловна, кстати, а и Владимир Антонович, и Владимир Васильевич, и… Ладно, если всех профессоров и доцентов, кто этой качалке обязан, будем перечислять, то точно на предпоследний 132-ой опоздаем и придется пешком до метро топать!

Галя: А-а, теперь понятно, почему и мы до сих пор на ней работаем!

Валя: Ну, почему мы на ней, и еще на кое-чём такого же возраста работаем, это надо у тех, кто денежки распределяет, спрашивать, а они уже, наверное, дома чаю попили и спать готовятся, не то, что мы. Так что вперед, молодежь!

 Галя: Нет, Валя, давай ты первая спускайся, а то мне рассказывали, что тут ночью мыши по лестнице бегают.

Валя: Какие еще мыши, трусиха?

Галя: Какие-какие! Белые, из вивария! Мне рассказывали, что когда их ночью погулять выпускают, так они не только в подвале, а по всему корпусу бегают.

Валя: Погулять выпускают? Интересно! А кто рассказывал, если не секрет?

Галя: Как кто? Леша! Он в виварии на полставки работает, ну, клетки чистит, кормит там всех…

Валя: Ага, и погулять их с вечера выпускает?

Галя: Ну, да! А что?

Валя: А ничего! Лучше ответь мне на один вопрос, а может быть даже и на два, святая простота. Первый: «Фамилия у этого Леши не Андерсен случайно?»

Галя: Барабыкин его фамилия, а что?

Валя: Так я и знала! Первый вопрос не срабатывает. Тогда второй вопрос: «Может этот Леша тебе еще и дудочку показал? »

Галя: Что показал? Да как же можно! Мы же с ним только второй раз встречались! И вообще, причем здесь какая-то дудочка?

Валя: А на чем же он играет, чтобы мышей обратно в клетку после прогулки заманивать? Да-а, не читает современная молодежь Ганса Христиана, не читает!

Галя: А-а! Вот ты про что! Да читала я эту сказку, читала! Просто у меня сейчас в голове 32 еще неоформленных ссылки на английском и…

Валя: И врожденная мышебоязнь, как я вижу. Поэтому, чтобы начать с ней бороться, ты пойдешь первой, а Леше своему скажешь, что девушек обманывать нехорошо. Обещаешь?

Галя: Обещаю, но первой не пойду!

Валя: Ладно, трусиха, идем вместе! Сейчас только перила нащупаю… Ну, пошли!


(уходят)


Голос из-за сцены: И вот теперь, когда представительницы двух последних поколений университетской науки аспирантка второго года обучения Валя и третьекурсница Галя бегут к предпоследнему автобусу №132, от которого к третьему и десятому общежитиям уже потекли два тоненьких ручейка вернувшихся из города студентов БГУ, заглянем в покинутую людьми лабораторию.


(Белый занавес поднимается. На заднике сцены высвечивается фотография обстановки одной из лабораторий. На краю сцены появляются таракан Юзик и таракан Настенька)


Таракан Юзик: Ну, вот и добрались! Добро пожаловать, Настенька, как говорится, в мои хоромы!

Таракан Настенька: Сырости и тепла хоромам вашим, а жителям их добра и процветания! (кланяется в пояс) Да не коснутся их голод и мор веки вечные, да не придут лихие сотрудницы ни государственного унитарного предприятия «ЦПД», ни частного предприятия «Экосепт», да не подействуют ни аэрозоли «Raid Max» и «Раптор», ни гели «Глобал» и «Дохлокс», ни порошок «Экокиллер», ни ультразвуковой отпугиватель «Экоснайпер» AR-130, ни мелки «Чистый дом» и «Машенька»!

Таракан Юзик: (ошеломленно) Аминь!

Таракан Настенька: Не аминь, а тьфу-тьфу-тьфу через левое плечо! Заговор, все-таки. Извините, Юзик, это у меня профессиональное. Уже две недели как фирма закрылась, а я все никак отойти не могу.

Таракан Юзик: Фирма? Это не «Антидез – заговор» случайно?

Таракан Настенька: Она самая.

Таракан Юзик: А чего ж закрылась-то? Вроде процветающая была, реклама в каждом мусоропроводе висела, да и в социально-канализационных сетях постоянно выскакивала. Одно время в «Мандибулабук» или «Однопомётники» войти не возможно было, чтобы ее не посмотреть.

Таракан Настенька: Да сволочь какая-то в «Таракантюб» видеозаписи всех заговоров выложила и теперь каждый бесплатно может новое жилище заговорить прямо со своего телефона. Короче, прогорел бизнес, а я ведь там уже магом второй категории была, на первую готовилась экзамен сдавать.

Спиртовка: Мне кажется, или кто-то здесь сегодня шепчется?

Таракан Настенька: Юзик, кто это? Студенты? Ты же говорил, что здесь ночью никого не бывает!

Таракан Юзик: Конечно не бывает! Это же не в общежитии вашем, где все наоборот!

Таракан Настенька: Что значит наоборот?

Таракан Юзик: Ну, днем почти никого нет, а кто есть, тот спит…

Таракан Настенька: Погоди! У меня такое чувство, что я это недавно где-то слышала… Вспомнила! Мне подружка одна, что в большой аудитории живет, прямо теми же словами про лекции рассказывала. Извини, Юзик, продолжай!

Таракан Юзик: Ну, на лекциях, оно, может, так и есть, только надо еще добавить, что кто не спит, тот в телефон пальцем тыкает, но я же не про это хотел сказать. Итак, в общежитии днем почти никого нет, а кто есть, тот спит, а ночью все на месте, но не все спят. Поэтому у вас можно спокойно погулять днем, а здесь ночью.

Таракан Настенька: Что правда, то правда! Но не везде. Не поверишь, но в некоторых блоках нам, тараканам, совсем житья не стало. Днем нормально не погуляешь, потому, что воспитатели с комендантом в отсутствии жильцов чистоту проверяют или запрещенные электроприборы ищут, а ночью потому, что гуляем не мы, а студенты, а оперотряд их усердно успокаивает.

Спиртовка: Пипетка, Вы что-нибудь слышите? Вам не кажется, что здесь кто-то есть?

Пипетка: Мне никогда не кажется! Точность, точность и точность! Я откалибрована на погрешность в одну сотую микролитра! Поэтому на Ваш вопрос, уважаемая Спиртовка, я отвечу как всегда точно: «Есть. Это два таракана, один из них наш Юзик, а второго я не знаю».

Спиртовка: Юзик, так это ты здесь шумишь? Ай-я-яй! Ты же воспитанный таракан из высшего учебного заведения, а ведешь себя так, как-будто вырос не здесь, а в цехе заготовки кормов свинокомплекса в Фаниполе.

Таракан Юзик: Ну, сколько можно меня этим попрекать! Ну, привезли меня с курсовой работой «Оптимальная стерилизация кормов в условиях свиноводческого комплекса «Фаниполь»…

Пипетка: Да, как сейчас помню: выбежал такой маленький из переплета, по столу мечется, страшно ему, и в разъем для USB-штекера в ноутбуке – шасть!

Спиртовка: «И сидел там два дня и две ночи,

Затаившись, почти не дыша,

И лишь недоеденный пончик

Сумел выманить малыша

Он рванулся на запах съестного

И спасительным был тот рывок

Ведь от флэшки металлоразъема

Он, конечно, спастись бы не смог»

Извините, выскочило!

Таракан Настенька: Юзик, что это?!

Спиртовка: Пусть это будет фрагмент из ненаписанной поэмы «Песнь о Блателле из БГУ».

Таракан Настенька: Извините, я хотела спросить кто это! Для меня так необычно, что вещи разговаривают!

Пипетка: А то, что тараканы разговаривают, это, значит, нормально! Ну-ну!

Спиртовка: Юзик, извини, но мне приходится указать тебе на некоторый моветон

Пипетка: Уточняю: слово «некоторый» здесь не к месту

Таракан Настенька: Ага, а слово «моветон» так в самый раз!

Спиртовка: Ну, если хотите, то я могу его заменить на «не комильфо». И то, и другое здесь подойдет.

Таракан Юзик: Позвольте с Вами не согласиться, мадемуазель! Беседуя с подругой в полголоса, мы никак не хотели нарушить ваш заслуженный отдых, но если мы вели себя, все-таки, слишком шумно…

Спиртовка: Моветон не в этом, моветон – это не представить свою гостью собеседникам!

Таракан Юзик: Прошу прощения! Позвольте представить – специалист по заговорной охране жилищ, маг второй категории Анастасия.

Таракан Настенька: Извини, Юзик, не Анастасия, а Настенька! Я получила это имя за разработку заклинания против мелка «Машенька». Шеф наш покойный, светлая ему память, так и сказал: «Теперь у нас на их «Машеньку» есть своя Настенька!»

Пипетка: Интересный факт из этнографии насекомых! Кстати, Юзик ведь у нас тоже неспроста Юзик. Вы думаете, Юзик – это бытовое сокращение от Иосиф? Ничего подобного! Это имя он получил в честь спасительной обители, умело найденной им в первые минуты пребывания здесь, но об этом я уже вспоминала.

Спиртовка: И носит его с честью! Юзик, сколько раз ты совершал перелеты в общежитие и обратно, используя USB-разъем студенческих ноутбуков?

Таракан Юзик: Четырнадцать! Причем одиннадцать из них в зимний период!

Пипетка: А Вы, Настенька, если не секрет, как сюда добрались? Вы, ведь, как я слышала, в «Десятке» проживаете?

Таракан Настенька: Чартерным рейсом в чемоданчике сантехника Саши. Юзик мне заранее сообщил, что его в общежитие на собрание сотрудников хозчасти вызывают, так что долетела, можно сказать, бизнес-классом, с комфортом.

Спиртовка: Вы к нам надолго? Ой, что это я! Может, вас с Юзиком можно поздравить?

Таракан Настенька: (смущаясь) Ой, что это Вы, нет… пока. Я к депутату нашему районному от Щемыслицкого избирательного округа попасть хочу, у него сегодня в вашем корпусе выездной прием. Но заодно, конечно и посмотреть, как тут у вас с новым комендантом, а теперь уже и с новым деканом живется. Юзик, а мы не опоздаем? Я же там четырнадцатая по очереди, а ночи ведь уже короткие.

Таракан Юзик: И правда, мне вот сообщение прислали, что уже одиннадцатый пошел.

Таракан Настенька: Извините, но нам уже пора. Приятно было познакомиться! Может, даст Бог, еще и свидимся.


(Тараканы уходят)


Кварцевая кювета: Свидимся! Я, хоть и атеистка от рождения, но здесь прямо скажу: «Не дай ей Бог!». А Вы, уважаемая Спиртовка, тоже хороши: «Может вас можно поздравить!» А это ее «пока» после «нет» вы слышали? Это же почти наверняка «да» получается!

Спиртовка: А Вам-то, Кварцевая кювета, чего волноваться? Вы же всегда на полочке, на мягенькой салфеточке, в коро… А почему Вы сегодня не в коробочке?

Кварцевая кювета: А потому, что магистрант-аспирант у нас нынче такой пошел стремительный! Ополоснули кое-как и бросили!

Пипетка: Уточняю: поставили сушиться.

Кварцевая кювета: Если бы! Не поставили, как положено, вертикально, бросили набок на сквозняке, пыль на внутренние стенки залетает, а вы еще и тараканов призываете плодиться! Я как вспомню их последнюю экскурсию, так меня сразу в дрожь бросает: «А это, дети, тот самый хрустальный гроб из старинной легенды, в котором спала заколдованная страшным Дихлофосом принцесса, пока прекрасный принц из старинного германского рода Blattella ее не поцеловал!». Это же варвары! Вы что, хотите, чтобы и на мне было написано «Тарик и Каник здесь были» или «Cucaracha forever!»?!

Спиртовка: Не надо так волноваться, дорогая!

Пипетка: Уточняю: дорогая и старинная! Теперь таких уже не делают!

Кварцевая кювета: Спасибо, пипетка! Хоть Вы меня понимаете!

Спиртовка: А хотите, чтобы Вы успокоились, я вам стихи почитаю?

Кварцевая кювета: Не хочу!

Спиртовка: А я почитаю! Из неизданного сборника «Дипломиада», глава вторая «Материалы и методы».

Десять чашек Петри

Хотел студент засеять.

Одну вдруг уронил он ‑

И их осталось девять.

 

Девять чашек Петри

Он в сухожар относит.

Одну разбил случайно ‑

И их осталось восемь.

 

Из сухожара чашки

На стол поставил все,

Но тех, кто холод выдержал,

Всего осталось семь.

 

Но, прежде чем залить их,

Решил студент поесть.

Пролил свой чай в одну из них ‑

И их осталось шесть

 

Решил студент в шесть чашек

Агар весь заливать,

Но был агар горячим ‑

И их осталось пять.

 

Пять чашек Петри

Вдруг приглянулись Ире

Одну она стянула

И стало их четыре

 

В четыре чашки Петри

Культуру ты вотри

Но вот агар вспахался

И их осталось три

 

Три чашки Петри

Остались на столе

В одну забрался таракан ‑

И их осталось две

 

Двум чашкам Петри

Судьба уж улыбалась

Но… про одру студент забыл

И вот одна осталась

 

Одну чашку Петри

Он в термостат поставил,

Но соскользнула с полки…

И больше не осталось.


(на последних словах появляется Донышко)


Донышко чашки Петри: (рыдая) Зачем? Зачем вы про это опять?! Я уже третий день одно! Я уже почти смирилось с тем, что я теперь без крышки, а Вы! Зачем, зачем Вы так!

Пипетка: Не надо так расстраиваться – Вы не первое и не последнее одинокое донышко. Если быть точной, ежемесячно в зависимости от степени нерадивости студентов теряется от 23, 17% до 32, 71% запущенной в начале учебного года стеклянной посуды.

Донышко чашки Петри: А знаете что? Вы такая же сухая, как и Ваша статистика, вот! У Вас нет сердца!

Пипетка: А вот перекручивать не надо! Я этого терпеть не могу! Статистика, может, и сухая, а я точная! И сердце у меня есть – это специальный прецизионный механизм регулировки объема выталкиваемой жидкости. И если посмотреть с технической стороны, сердце млекопитающих работает по такому же принципу – точный объем за нужное время. И работа его, как и моего, тонко регулируется.

Донышко чашки Петри: Вы не понимаете! Я и моя крышка были вместе целых полгода, после каждой мойки мы всегда находили друг друга по еле заметным выщербленкам по краю и вновь становились одной чашкой Петри. Нет, нашу совместную жизнь не назовешь легкой: обработка хлороформом в тесте на бактериоциногенность, удушающий запах флюоресцирующих псевдомонад, неумелые руки третьекурсников, но…(всхлипывает), но…(всхлипывает) мы были счастливы вместе! (рыдает)

Спиртовка: Ну, тише, тише, бедняжка! Я же не хотела тебя расстраивать! Я тебе сейчас что-нибудь успокоительное прочту, жизнеутверждающее…

Жизнь хрупкая у нас, стеклянных

Нас бьют везде, куда не глянь

Но мир устроен справедливо:

На каждый инь всегда свой янь

И если инь ушел от яня

То ненадолго, уж поверь

Гляди вперед, не унывая,

И не считай своих потерь

И новый день когда настанет,

Ты твердо помни лишь одно:

Что может быть еще полезным

Без крышки чашки Петри дно!

Донышко чашки Петри: Да это я и без вас знаю! Только разве это жизнь, стоять под вазоном на подоконнике и ждать, пока какая-нибудь первокурсница, возвращаясь из места для курения, в тебя жевательную резинку положит? А кто науке служить будет?

Пипетка: Ну, чего уж так сразу под вазоном? Можно, ведь, и на письменном столе у аспиранта со скрепками для ежеквартальных отчетов постоять. Это гораздо ближе к науке!

Спиртовка: Это вы про отчеты так – ближе к науке? Ну-ну! Это ближе к администрации!

Кварцевая кювета: А вот и неправда! Ближе к администрации – это на столе у секретаря проректора по науке для факсимильной печати, которой она эти отчеты штампует!

Донышко чашки Петри: Не хочу я на письменном столе, я на лабораторном хочу! И с крышкой!

Пипетка: Вот с этим похуже! Я краем уха слыхала, что и в этом году новые чашки можно будет только в декабре купить, причем за три дня до Нового года и при условии, что казначейство платежки пропустит.

Донышко чашки Петри: Ах, зачем я не слетело на бетонный пол в препараторской!

Спиртовка: Это что еще за суицидальные настроения? Если уж летать, так как у Аллы Борисовны (поет на мелодию песни из репертуара А Пугачевой «Нас бьют, мы летаем»):

Стеклодувы старались, нас по парам сложили,

Чтобы мы год от года науке служили

Но приходит беда, что всем чашкам знакома

Ведь без пары своей живут миллионы

Миллионы

 

Нас бьют, мы слетаем из шкафа и полок

На стол выставляют и месяц не моют

Агар засыхает, студент равнодушен

Вот так разбивая не тело, а души... Наши души

 

Стекло от ударов вдруг крепче не станет

И треснувших вновь в сухожар не поставят

Их выбросит в урну бездушный дипломник

Лишь маркера след о их прошлом напомнит, напомнит...

 

Он бьёт отмывая, сушить соберется

И нас расставляет уже как придется

Но трудно держаться, ведь скользкая полка

Летим, разлетаясь на сотню осколков

Повсюду напасти, не жизнь, а ужастик

Ещё и стекло заменяют на пластик

Всё чаще на пластик

 

Зря вы нас продавали, зря по парам сложили

Ведь не все чашки полный свой срок отслужили

История эта всем битым знакома

И без пары своей живут миллионы, миллионы

 

Нас бьют, мы слетаем из шкафа и полок

На стол выставляют и месяц не моют

Агар засыхает, студент равнодушен

Вот так разбивая не тело, а души... Наши души

 

Качалка: (продолжая работать) Спасибо, Спиртовка! Жаль, не могу поаплодировать! А, вообще-то, могу! (аплодирует, держа руки над головой и продолжая крутить хулахуп, и скандирует): Алла! Алла!

Кварцевая кювета: Чего это с ней? Перегрелась, наверное?

Спиртовка: Крутелина Стационаровна, что с Вами? Вам плохо?

Качалка: Мне хорошо! Пока ты пела, я молодость вспоминала! Во мне же двигатель из стробоскопа, который во Дворце спорта висел! Его за литр спирта купили и меня, качалку круговую, сделали. А во Дворец спорта кто только не приезжал: и Эдуард Хиль, и Иосиф Кобзон, и Лили Иванова, и Алла, тогда еще не Борисовна! А студенты университетские из общежития, напротив Дворца спорта которое стоит, на разгрузке вагонов деньги на билеты заработают, и на концерт! И после каждой песни (скандирует, аплодируя над головой): Алла! Алла!

Пипетка: Уточняю: общежитие уже не стоит. Снесли его в октябре 2011 года

Качалка: Батюшки-светы! А сейчас какой год-то?

Спиртовка: 2019-ый, Крутелина Стационаровна!

Качалка: Точно?

Пипетка: Точнее не бывает! Или вы Thermo Scientific не доверяете?

Качалка: Так это значит у меня юбилей скоро?

Кварцевая кювета: Я не пойму: это Вы спрашиваете или намекаете?

Качалка: Вспоминаю… Да, действительно, качалкой я стала в 79-ом

Донышко чашки Петри: В каком, простите?

Пипетка: Уточняю: 1979-ом. В 1879, во времена Пастера и Коха, для получения культуры бактерий сосуд с засеянным бульоном привязывали подмышку, выступая тем самым и в роли термостата, и в роли встряхивателя-аэратора

Донышко чашки Петри: Так это Вам… У кого-нибудь калькулятор есть?

Кварцевая кювета: Дожились! Вот они – результаты поголовной компьютеризации и телефонизации! Крутелина, говорят, что сороковник справлять не положено

Спиртовка: Не слушайте ее, Крутелина Стационаровна, все это суеверия и предрассудки! И верить надо не им, а внутреннему чувству. Я вот, когда замечаю, что фитиль подсыхать начинает, чувствую, что надо добавить и добавляю, а, ведь, многие говорят, что добавлять не хорошо.

Левая перчатка: (поднимаясь) Точно, точно! Я сама слышала, как бармен одной девушке такое говорил!

Пипетка: Тут есть еще кто-то более точный, чем я? Кто Вы такая, дорогуша?

Левая перчатка: Я? Перчатка нитриловая черная, артикул 70316re2014-1083.Пригодна для контакта с пищевыми продуктами

Пипетка: И что Вы здесь делаете, если не секрет?

Левая перчатка: Сама не понимаю! Если б могла, ни на минуту здесь не оставалась!

 Кварцевая кювета: Что творится! Не лаборатория, а проходной двор! Вы как здесь оказались?

Спиртовка: Да! И что Вам здесь надо?

Левая перчатка: Мне?! Мне здесь ничего не надо! Тоска тут у вас, ни музыки нормальной не послушать, ни потанцевать! Пугачеву они тут слушают! Вы бы еще Марию Мордасову поставили!

Качалка: Мордасова? (поет) «Валенки, да валенки! Ой, да не подшиты-стареньки!» И вот эта хорошая была (поет): «В роще калина, тёмно-не-видно, соловушки не поют»! А про частушки я уж и не говорю!

Левая перчатка: А-а-а! Я все поняла! У вас тут ретро-клуб!

Кварцевая кювета: Послушайте, кто-нибудь знает, откуда это сумасшедшая?

Донышко чашки Петри: Я видело, как их магистрант Петр принес!

Кварцевая кювета: Их?! Час от часу не легче!

Спиртовка: Спокойно, Кювета Кварцевна, сейчас разберемся! Перчатка нитриловая черная, с какой целью Вы проникли в помещение и где Ваши подельники? Отпираться не советую! У нас есть свидетели.

Левая перчатка: Да что вы ко мне пристали!

Пипетка: Уточняю: как утверждают производители, нитриловые перчатки с наружной поверхности покрыты препятствующим адгезии полимерным слоем толщиной 14 микрон, поэтому пристать к Вам невозможно.

Правая перчатка: (поднимаясь) Мы тоже так думали! Но вы на нас посмотрите (показывает пряди покрашенных волос). Как Вы думаете, откуда это мелирование?

Спиртовка: Фуксин водный? Или бромкрезоловый красный в низкой концентрации?

Правая перчатка: Подсказываю: если посветить ультрафиолетом…

Донышко чашки Петри: Ни фига себе! Неужто этидиумбромид?

Пипетка: Если быть точным 3,8-диамино-5-этил-6-фенилфенантридиумбромид, впервые синтезирован Т. Ваткинсом и Г. Вульфом в 1952 г, интеркалирующий агент, широко применяемый в молекулярной биологии для выявления нуклеиновых кислот…

Спиртовка: Спасибо, уважаемая Пипетка! Мы же не на сдаче промежуточного зачета по спецпрактикуму! Так, все ясно: студенты вами гель брали, но помыть, конечно, не удосужились!

Кварцевая кювета: Они вообще толком ничего не моют, я же говорила!

Спиртовка: Кювета Кварцевна, давайте не уходить от основного вопроса – как здесь оказались эти перчатки. По имеющимся сведениям их принес некто Петр. Кто такой этот Петр, кто-нибудь знает?

Пипетка: Петр, магистрант третьего года обучения…

Кварцевая кювета: Как это третьего? Сколько же лет у нас теперь магистратура?

Пипетка: Вы дослушайте сначала! Петр, магистрант, академический балл 6 и 0, пошел в магистратуру, чтобы откосить от армии, один раз брал академический отпуск, вернулся, через год был отчислен, но в текущем году восстановился.

Спиртовка: Понятно, магистрант-рецидивист! Погоняло имеется?

Пипетка: Имеется: Петр-привратник.

Качалка: Апостол, что ли? Неужто нынешняя молодежь такая религиозная? Вот в наше время…

Донышко чашки Петри: Нет, Крутелина Стационаровна, религия здесь не причем! Просто он охранником в ночном клубе работает. Его половина студентов после очередного конкурса «Мисс Биофак» хорошо запомнила!

Кварцевая кювета: Дожились, магистранты с баллом 6 и 0 из ночного клуба! Но, что поделаешь, похоже, конкурсы «Мисс Биофак» и «Мистер Биофак» в ночных клубах – единственный результат Болонского процесса в Беларуси!

Спиртовка: Не отвлекаемся! Итак, Перчатки, Вы из ночного клуба?

Правая перчатка: Да, за барной стойкой работали. А теперь, вот, здесь оказались.

Донышко чашки Петри: По голосу слышу, что вы не особенно довольны. Но почему? Ведь теперь вы можете послужить науке!

Левая перчатка: Ага! Всю жизнь мечтала!

Кварцевая кювета: Послушайте, просто дежавю какое-то! Сегодня днем меня на спецпрактикум брали, ферментативную активность померить. Так одна студентка меня в спектрофотометр ставит, а остальные в другом конце что-то в телефоне рассматривают. Она им и говорит: «Девочки, идите посмотрите, что получается». А они ей отвечают: «Ага, всю жизнь мечтали! Ты меряй, меряй, и не забудь потом файл с результатами в Контакте в группе выложить, а то как же мы отчитываться будем». И таких, как мне кажется, больше половины!

Пипетка: Уточняю: ответы на вопрос «Почему Вы выбрали биофак?» в рамках анонимного соцопроса распределились следующим образом. Ответ «биология – это модно» выбрали 22% опрошенных, ответ «хочу диплом о высшем образовании» – 36%, ответ «настояли родители» – 17%, ответ «потому, что в торгово-экономический колледж не попасть» – 13%. Итого 88%, что существенно больше половины.

Кварцевая кювета: Вот, я же говорила!

Левая перчатка: И чего здесь удивительного? Как я уже успела понять, тут даже не лютики-цветочки, тут химия какая-то! Меня, когда я к гелю этому первый раз прикоснулась, чуть, извините, на изнанку не вывернуло! То ли дело стакан чистенький для коктейля «Секс на пляже» или, это я особенно люблю, бокал на тонкой ножке широкий. Талия узкая, плечи широкие, внутри у него все так и играет… Прасковья, как сделать, чтобы Петр нас обратно отнес?

Правая перчатка: Нет, Лена, это невозможно! Он один форез уже сделал, чтобы научный руководитель отцепился, и улетел сегодня в Турцию аниматором в отеле работать. Так что придется здесь приспосабливаться. Слушай, у меня от этого этидиумбромида все чешется. Может от него отряхнуться как-нибудь можно?

Левая перчатка: Отряхнуться не знаю, но встряхнуться хочется! Что станцуем? Тверк, флосс, бэкпакдэнс или шафл?

Правая перчатка: А всё вместе! Выступают Левая – Лена и Правая – Прасковья перчатки нитриловые!


(исполняют танец Перчаток, Круговая качалка танцует вместе с ними)


Кварцевая кювета: (к концу танца) А можно чуть поспокойнее! Здесь вам не ночной клуб! Вся полка трясется! Вон, уже наконечники скатываются!

Наконечник 1: Типсы, хорош сохнуть! Тут какие-то две перчатки зажигают!


(наконечники исполняют свой танец с песней)


Левая перчатка: Вот, это уже похоже на нормальную ночную жизнь! Смотришь, мы из этого скучного сарая нормальное место сделаем! Правильно я говорю, малыши? Давай! Дэнс, дэнс, дэнс!

Кварцевая кювета: Спиртовка! Пипетка! Они же нас сейчас всех на пол посбрасывают!

Спиртовка: Эй, мелочь многоразовая! То, что вы после купания сохли, как на пляже, еще не значит, что вы в отеле 4 звезды! А вы, Перчатки, что себе позволяете? Или вы решили, как ваш крестный отец магистрант-рецидивист Петр, аниматорами поработать? Здесь вам не Турция!

Пипетка: Уточняю: и не Египет, и не Крым, и даже не санаторий Чаборок в деревне Павлиново Брестской области!

Наконечник 2: Так скучно же!

Пипетка: Весело будет, когда вы от этого беспорядочного скакания деформируетесь, и вас потом нормально на меня не наденешь! Или того хуже, будете не тот объем набирать! Кто у вас старший?

Наконечник 3: А он на другом подносике сохнет! Со своими!

Спиртовка: А-а-а, я поняла! Здесь синий наконечник нужен, только он их успокоит. Куда их сегодня поставили? Никто не видел?

Донышко чашки Петри: По-моему, они за полкой.

Спиртовка: Донышко, не в службу, а в дружбу, скатайся, позови! Сами мы их не успокоим!


(появляются Синий наконечник и Донышко)


Синий наконечник: Почему в подразделении бар… Г-м!... беспорядок?! Становись! Кто дежурный?

Наконечник 4: Ну, я!

Синий наконечник: Доложите обстановку! И без ну!

Наконечник 2: Ну, мы ж на отдыхе, командир!

Синий наконечник: Опять «ну»?! Эппендорфы гну! Почему команды не выполняем? Становись!

Наконечник 1: А можно вопрос?

Синий наконечник: Отставить вопросы! В одну шеренгу становись! (наконечники выстраиваются в одну шеренгу). Смирр-на! (наконечники выполняют команду) Вот так оно лучше, понимаешь! Вы наконечники или что?

Наконечник 3: Или кто!

Синий наконечник: Разговорчики в строю! Кто сказал «или кто?» Выйти из строя! (наконечник 3 выходит из строя, покачивая бедрами)

Синий наконечник: Отставить! Как надо выполнять команду «Выйти из строя»?

Наконечник 3: Вы же сами в прошлый раз говорили! Не помните?

Синий наконечник: Командир помнит всё! И всех, понимаешь! Вот, ты, Лисичка, помнится мне, в прошлую помывку, тоже выпен… Гм!... выражала неудовольствие…

Наконечник 3: Никак нет, командир!

Синий наконечник: Что значит «нет»? Не выражала? Я же помню!

Наконечник 3: Я не Лисичка, я Одуванчик!

Синий наконечник: Вот я и говорю: все вы желтые хороши! Всё норовите командира подъе…Гм!...подъегорить, понимаешь! А строевую подготовку забыли напрочь! Так как я говорил, надо из строя выходить?

Наконечник 3: «Из строя надо выходить красиво, понимаешь!»

Синий наконечник: Правильно! А ты как выходишь?

Наконечник 2: Вот! Я же тебе говорила! Давайте, я покажу, как надо красиво!

Синий наконечник: Вот, молодец, Лисичка!

Наконечник 2: Я не Лисичка, я Лютик!

Синий наконечник: А Лисичка, понимаешь, где? В самоволке? Дежурный, доложите!

Наконечник 4: Наконечник Лисичка еще не вернулась с боевого задания! Прибудет со следующей партией либо после практических с 18.40 до 21.20 в пятницу, либо после шестичасового практикума в субботу!

Синий наконечник: Ты ничего не путаешь?

Наконечник 4: Никак нет! Этот курс ведет сотрудник академического института, а их дирекция в другие дни недели своих сотрудников на биофак не отпускает!

Синий наконечник: Это как это, понимаешь? Они же филиал биофака, биофак – филиал института, по телевизору показывали, как договора подписывали. А ты говоришь, не отпускает! Что-то слабо верится…

Наконечник 4: Так точно, не отпускает! Им положено весь рабочий день быть в институте, а кто уйдет – тот в самоволке считается! Можете на следующей неделе проверить.

Синий наконечник: Ну, это, уж, пускай новый декан с этими чудесами разбирается, а нам и тут работы хватит!

Наконечник 2: Так мне выходить или не выходить?

Синий наконечник: Наконечник Лютик! Выйти из строя!


(наконечник 2 походкой «от бедра» манекенщицы на подиуме проходит


 перед строем и останавливается в финальной позе)

Наконечник 2: Ведь правда у меня лучше, командир?

Синий наконечник: Ну…(теряет дар речи от негодования)

Наконечник 2: Вот, я же говорила! (возвращается в строй той же походкой)

Синий наконечник: Ну, понимаешь… (не может прийти в себя)

Наконечник 1: А можно вопрос?

Синий наконечник: Ну…

Наконечник 1: А Вы правда эппендорфы гнёте?

Синий наконечник: Молчать! Равняйсь! Смирно! Слушать сюда! На нас, наконечников, в Беларуси возложена важнейшая миссия! Только мы выполняем боевые задачи не один раз в жизни, как во всем мире, а столько, сколько потребуется! Только мы умеем восстанавливаться после многократного кипячения и автоклавирования! Только мы не теряем форму после неоднократных контактов с пипетками любого производства! Наш девиз – «Никто, кроме нас»! А все почему?

Наконечник 1: Потому, что у министерства образования нет денег?

Синий наконечник: Отставить разговорчики в строю! Потому, что мы сильны духом и у нас закаленные годами службы командиры, потому, что мы перед каждой загрузкой в коробки проходим психотренинг, который и вам позволит, если надо, гнуть эппендорфы! Напра-во! На месте шагом марш! (начинает речёвку) Кто шагает дружно вряд?

Все наконечники вместе: Наконечников отряд!

Синий наконечник: Белый, желтый, голубой

Все наконечники вместе: Послужить готов любой!

Синий наконечник: На пипетку нас надень

Все наконечники вместе: И используй каждый день!

Синий наконечник: Будем мы держать объём

Все наконечники вместе: До того пока живём!

Синий наконечник: Хорошо, что кризис есть

Все наконечники вместе: Очень долго будем здесь!

Синий наконечник: Вымой, высуши раз пять

Все наконечники вместе: И используй нас опять!

Синий наконечник: На сортировку по боксам бегом марш!


(убегают десантной трусцой)


Левая перчатка: Ну, вот! Опять тоска зеленая! Так хоть какая движуха была! Прасковья, давай и мы покрутимся, как та штука в углу! Тут говорили, что ей скоро сорок, а она смотри, как выглядит!

Правая перчатка: А потому что жизнь – это движение, а у нее оно почти вечное! Я, когда мы гель на четвертый этаж на трансиллюминатор носили, через открытую дверь кабинета Натальи Павловны увидела там книжку Дубинин Н.П. «Вечное движение». Понимаешь, вечное!

Качалка: Вот как сейчас помню, когда эта книга появилась, ее все генетики читали и называли «Вечное выдвижение». Умел Николай Петрович о себе хорошо повспоминать, умел. Тут ничего не скажешь!

Спиртовка: А Вы, Крутелина Стационаровна, еще и книжки успевали читать?

Качалка: Читать не читала, но помню, когда у меня одна ножка отвалилась, я на третьем томе «Биохимии» Ленинджера три недели простояла, пока новую не приделали.

Кварцевая кювета: Да, книга на бумаге – хорошая вещь, один только у нее недостаток – тараканы за корешок забираются и плодятся. Есть у меня такое опасение, что Юзик наш с Настенькой решили книгу почитать, что-то их давно нет.

Пипетка: А вы не чувствуете, что запах странный какой-то появился?

Спиртовка: Это не ко мне! Пары С2Н5ОН, сами понимаете, обонятельным ощущениям не способствуют.

Донышко чашки Петри: Да, действительно, что-то есть… Только допетрить не могу, аромат какой-то слишком сложный…

Кварцевая кювета: Согласна… Тут бы хроматограф Игоря Викторовича пригодился, только он же к нему никого подпускает.

Донышко чашки Петри: Вот немножко кишечной палочкой потянуло… Может, на качалке с колбочки пробка слетела?

Качалка: Нет, у меня все нормально! Это откуда-то из-за полки тянет

Спиртовка: Донышко, скатайся, посмотри, родимое! Ты же можешь!

Донышко чашки Петри: Сейчас попробую (укатывается)

Пипетка: Ну, что там?

Донышко чашки Петри: Ой, тут что-то совсем заросшее! Сейчас я его подтолкну (возвращается, толкая перед собой Флакон с заросшим бульоном)

Кварцевая кювета: Какой интересный сосуд! Эй, нитриловые, потрогайте его, вам-то ничего не будет!

Левая перчатка: Еще чего не хватало! Спускайтесь сами и трогайте! Он же вон какой пыльный!

Пипетка: Уточняю: сам сосуд не интересен, обыкновенный флакон на 450 мл. Перчатки, попробуйте с него пробку снять.

Спиртовка: Нет, попробуйте сначала пыль очистить и надпись прочитать! Может, это чей-то эксперимент долгосрочный. Снимем пробку, все расстерилизуем.

Правая перчатка: Сейчас посмотрим… (чистит пыль) Тут написано: «Маё», причем через «а»! И дальше «Не брать! Убью!». А тут еще ниже… «Петя»

Кварцевая кювета: А-а, ну все понятно! Это, Перчатки, ваш крестный в науке след оставил! Магистрант-рецидивист!

Пипетка: Интересно, на каком году магистратуры он его сюда поставил?

Донышко чашки Петри: Я думаю, судя по слою пыли, еще когда диплом делал, до магистратуры!

Спиртовка: А давайте его разбудим и спросим! Прасковья, постучите ему по крышке!

Правая перчатка: (стучит два раза) Тук-тук!

Флакон: Кто там?

Кварцевая кювета: Перчатка, чего же Вы молчите?

Правая перчатка: Да непонятно, что отвечать!

Левая перчатка: Да что тут непонятного! Стучи еще раз!

Правая перчатка: (стучит два раза) Тук-тук!

Флакон: Кто там?

Левая перчатка: 100 грамм!

Флакон: А-а-а! Просыпаюсь, просыпаюсь!

Левая перчатка: Вот и всё! Ты что забыла, как бармен Петю в конце смены будил?

Флакон: Наливай!

Правая перчатка: Как видишь, не всё! Что я ему налью и, главное, куда? Крышку-то снимать не разрешили!

Спиртовка: Так он проснулся или нет?

Правая перчатка: Да не поймешь! Эй, как Вас там? Алё!

Флакон: Слушаю!

Правая перчатка: Вы кто?

Флакон: А Вы кто?

Правая перчатка: Я Перчатка!

Флакон: Вы не туда попали!

Донышко чашки Петри: Похоже, он еще спит и во сне по телефону разговаривает!

Пипетка: Сейчас проверим! Алё!

Флакон: Слушаю!

Пипетка: Это я тебя слушаю! Ты кому звонишь?

Флакон: Извините, не туда попал

Пипетка: Констатирую: результат теста положительный. Спит.

Спиртовка: Что он там говорил? Наливай? Так, перчатки присели!

Левая перчатка: Чегой-то вдруг?

Спиртовка: Присели, говорю! Сейчас я на него дыхну! (перчатки приседают, Спиртовка делает круговые движения основанием глубоко вдыхает и выдыхает в сторону Флакона)

Флакон: Эх, хорошо пошла! (просыпается, видит перчаток) Вы кто?

Перчатки: (вместе) Перчатки!

Флакон: А почему черные? Всегда ж белые были!

Левая перчатка: Белые теперь не модно, дядя!

Спиртовка: Лена, погоди! (флакону). Вы флакон?

Флакон: А что, по мне не видно?

Пипетка: Хотелось бы уточнить: флакон медицинский БКЗ тип 2-МТО производства ООО «Солнечногорский стекольный завод», сокращенно ООО «Солстек», Российская федерация? Импортер в Республику ООО «Снабпищепром» г. Бобруйск?

Флакон: Может, вам еще и паспорт показать? Нетути! Он в столе у матответственной лежит!

Качалка: Нетути? Этот характерный российский акцент! А ты помнишь, как мы над ними смеялись, когда их первую партию завезли?

Кварцевая кювета: Я думала, они все давно полопались…

Качалка: Да, был за ними такой грешок, не выдерживали они быстрого набора давления в автоклаве

Спиртовка: Кювета Кварцевна, вы можете подтвердить личность…

Кварцевая кювета: Не может быть! Неужели это он? Нет, он был такой чистенький, благоухающий, с прозрачным бульоном! А этот… Заросший, грязный, я даже представить боюсь, что у него внутри!

Флакон: Да, Веточка, это я, твой Фланя. Жизнь есть жизнь, судьбу не угадать: кому ты в попадешь в руки – старательной хозяйственной девочке-дипломнице или закоренелому пофигисту Петру – решаем не мы. Когда он залил в меня нестерильный бульон, а потом просто забыл отнести в автоклавную, моя жизнь покатилась под откос. Ты права: чего только во мне не бродило! Однажды мне чуть не снесло крышку при массированном газообразовании, дважды во мне прорастали споры: сначала грибов, а потом актиномицетов, но, несмотря на этот сложный внутренний мир, я не забывал о тебе никогда. Я не знал, увижу ли тебя снова, но ты всегда оставалась моей хрустальной мечтой!

Кварцевая кювета: Фланя, я тоже помнила тебя долго! Тебя не мог заменить ни мерный чешский стакан, ни гэдээровский еще цилиндр, ни новомодный пластиковый фалькон. Но жизнь есть жизнь, ты не возвращался, и у меня осталась только песня…


(исполняет песню на мелодию песни Дианы Арбениной «Ты дарила мне розы»)


Я была Афродитой

Под струёй дистиллята.

Ты большой и пузатый,

Пахнул очень культурно.

Мы с тобой повстречались,

На столе возле СэФа

Наконечник пипетки

С тобой нас ласкал.

 

На кривых фазы роста

Мы нашли экспоненту,

Феназиновых фракций

Покорили мы пик.

По ночам на качалке

Ты стучал о фиксатор,

Посылал мне сигналы

Горячей любви.

 

А потом было лето,

Мы с тобою прощались.

Автоклавы остыли

До сентябрьских дней.

Лебединую песню

Булькал нам дистиллятор.

И с тех пор её слышу

Я в каплях дождей.

 

Донышко чашки Петри: Кювета Кварцевна, мы же его нашли! Теперь его помоют, и вы снова сможете встречаться у спектрофотометра!

Качалка: Как я ошибалась, когда думала, что передача «Жди меня» – это постановочное шоу!

Левая перчатка: Нас что, по телевизору показывать будут? Чего ж вы раньше-то не сказали?


(появляются тараканы Юзик и Настенька)


Таракан Юзик: А вот и мы! Настенька зашла с вами попрощаться.

Кварцевая кювета: Очень приятно слышать! Надеюсь…

Таракан Юзик: (замечает флакон) Погодите, а что здесь у вас происходит?

Спиртовка: Юзик, негоже перебивать собеседника! Для воспитанного таракана это просто этическая катастрофа!

Таракан Юзик: Нет! Эта катастрофа – экологическая! Вы нарушили фабрические связи в экотопе! Это же основной элемент моей экологической ниши!

Спиртовка: Ого, Юзик! Такое ощущение, что ты за одну ночь прошел ускоренный курс обучения на кафедре экологии!

Пипетка: Уточняю: и методики преподавания биологии

Левая перчатка: И ему от этого поплохело? Как я его понимаю!

Донышко чашки Петри: А я вот ничего не понимаю! Причем здесь экология?

Таракан Юзик: Как это причем?! Где я теперь спать буду?!

Кварцевая кювета: Один?

Спиртовка: Кювета Кварцевна, ну нельзя же так прямо в лоб!

Кварцевая кювета: А если так? Сколько спальных мест вам теперь необходимо? Так можно?

Таракан Настенька: Юзик! В чем дело? Мы же договорились, что до окончания предвыборной компании…

Донышко чашки Петри: Теперь я еще больше ничего не понимаю!

Пипетка: Уточняю: слово «ничего» – это максимальная степень отсутствия, поэтому сказать «еще больше ничего» не грамотно

Левая перчатка: Так нас будут по телевизору показывать или нет? А в какой передаче? «Пусть говорят» без Андрея Малахова?

Спиртовка: Так! Замолчали все! Юзик, причем здесь экологическая катастрофа?

Таракан Юзик: (показывая на флакон) Вот это, по-вашему, что?

Донышко чашки Петри: Не что, а кто! Это Фланя! Он сегодня нашелся!

Таракан Юзик: Какой еще Фланя? Это мой диван-кровать! Я на нем уже полгода сплю! Видите на пробке из фольги углубление? Я его две недели под себя вытаптывал

Флакон: Так вот откуда этот шум дождя по крыше при полном отсутствии осадков! Я уже опасаться начал, но, знаете, под него так хорошо спится!

Таракан Юзик: И мне хорошо спалось, а теперь куда мне днем прикажете прятаться? Поставьте мой диван на место!

Пипетка: К сожалению, не получится: при постоянном дефиците лабораторной посуды возвращение в оборот каждого флакона жизненно необходимо.

Таракан Настенька: Для кого жизненно необходимо?! Ответ на вопрос ясен: не для тараканов! Очевидно, что нам, тараканам, следует объединиться и единым фронтом начать борьбу за свои права!

Кварцевая кювета: Это Вы нас агитируете?

Таракан Настенька: Нет, я просто пробую, как у меня получаться будет!

Спиртовка: Что если не секрет?

Таракан Настенька: Посмотрела я на депутата нашего от Щемыслицкого избирательного округа и решила: так я тоже могу! Поэтому мы с Юзиком разворачиваем предвыборную кампанию

Кварцевая кювета: Что?!! Это просто кошмар! И что за ночь сегодня такая!

Пипетка: Уточняю: 6:00, фактически уже день!

Кварцевая кювета: Это ничего практически не меняет! Я могу сказать и «Что за день сегодня такой?!»

Все: День Биолога!


(все выходят на сцену и исполняют песню «День Биолога – радостный день»)


Страница обновлена: 11.06.2019 11:27

Расписание 47 автобуса Расписание занятий Следуйте за белым кроликом...

 

Наверх Наверх Наверх 


На главную | © 2003-2019 Л. Валентович, П. Тумилович | Авторские права |